18 сентября 1931


Японская интервенция в Маньчжурию (1931) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Причины и предпосылки Второй мировой войны

Японская интервенция в Маньчжурию 1931—1932 годов (Мукденский инцидент) — оккупация северо-восточной территории Китайской республики войсками Японской империи с последующим восстановлением маньчжурской династии Цин в новообразованном государстве Маньчжоу-го.

1931 год

  • 18 сентября — Мукденский инцидент — подрыв железной дороги послужил поводом для начала войны против Китая. Чан Кайши приказал не оказывать сопротивления японским войскам.
  • 19 сентября — после 6-часового боя японские войска захватили город Мукден.
  • 22 сентября — японская Квантунская армия заняла город Гирин.
  • 1 октября — китайские части генерала Ма Чжаньшаня нанесли удар по японским войскам на реке Нэньцзян, приостановив их дальнейшее продвижение на север Маньчжурии.
  • 8 октября — японские ВВС бомбардировали Цзиньчжоу.
  • 24 октября — Совет Лиги Наций вынес на голосование резолюцию, в которой предложил Японии в трёхнедельный срок вывести войска из Маньчжурии. Япония проголосовала против, резолюция не была принята.
  • 18 ноября — японские войска заняли Цицикар.
  • 15 декабря — Квантунская армия в Маньчжурии достигла численности в 50 тыс.человек.
  • 22 декабря — части Квантунской армии при поддержке бронепоездов и авиации начали карательный поход на Фукумын и Нючжуан (нынешний Инкоу) против оперирующих там китайских партизан.
  • 25 декабря — японские войска очистили от китайских партизан район Мукден—Инкоу.
  • 30 декабря — части Квантунской армии заняли Синминтин и Дагушань на железной дороге Мукден — Цзиньчжоу.

1932 год

  • 1 января — состав Квантунской армии в Манчжурии на 1 января 1932 года: 260 000 человек, 439 танков, 1193 орудия, 500 самолётов. Им противостоят разрозненные китайские вооружённые формирования (около 300 тыс. чел). Китайцами взорван мост через реку Далин-Хэ, что задержало наступление японцев на Цзиньчжоу на трое суток.
  • 3 января — японские войска без боя заняли Цзиньчжоу.
  • 4 января — двухтысячный отряд китайских партизан разгромил японский гарнизон на станции Синминтин, разрушив железную дорогу Мукден — Цзиньчжоу.
  • 7 января — японские войска заняли Шаньхайгуань, вышли к восточному краю Великой китайской стены и овладели главными воротами, ведущими из Маньчжурии в собственно Китай.
  • 1 марта — Всеманчжурское совещание провозгласило создание независимого государства Маньчжоу-го на территории Маньчжурии и избрало бывшего императора Китая Пу И Верховным правителем Маньчжоу-го.
  • 2 октября — на заседании Генеральной Ассамблеи Лиги Наций оглашён отчёт Литтона, описывающий причины и последствия Мукденского инцидента.

1933 год

  • февраль — японская делегация покинула заседания Лиги Наций.
  • 27 марта — Япония официально вышла из Лиги Наций.
  • Шталь А.В. Малые войны 1920–1930-х годов. — М.: АСТ, 2003. — 544 с. — 5000 экз. — ISBN 5-170-16557-9.
  • Coogan, Anthony. Northeast China and the Origins of the Anti-Japanese United Front (англ.). — Modern China, Vol. 20, No. 3 (July 1994), pp. 282-314: Sage Publications (англ.)русск., 1994.
  • Matsusaka, Yoshihisa Tak. The Making of Japanese Manchuria, 1904-1932 (англ.). — Harvard University Asia Center, 2003. — ISBN 978-0-674-01206-6.
  • Guo, Rugui. 中国抗日战争正面战场作战记 (неопр.) / Huang Yuzhang. — Jiangsu People's Publishing House, 2005. — ISBN 7-214-03034-9.

ru.wikipedia.org

Мукденский инцидент — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Мукденский инцидент — подрыв железной дороги около Мукдена (сегодня Шэньян) и последовавшее за этим наступление Квантунской армии Японии на китайские позиции, что стало началом захвата Маньчжурии и предвестием Второй мировой войны на Дальнем Востоке. Иногда под Мукденским инцидентом понимают все военные действия конфликта, с 18 сентября 1931 до 18 февраля 1932 года.

После поражения в русско-японской войне 1904—1905 Российская империя передала Японии свои права на аренду бóльшей части Южно-Маньчжурской железной дороги. Части Императорской армии Японии (Квантунская армия) охраняли дорогу на территории Ляодунского полуострова до границы с Китаем южнее Мукдена, у которой находился китайский семитысячный гарнизон крепости Бэйдаин под командованием Чжан Сюэляна. Командование Квантунской армии проявляло излишнюю самостоятельность на полуострове, что несколько тревожило Токио, но тем не менее к 1930 году был подготовлен план по захвату Маньчжурии.

Группа японских офицеров (полковники Сэйсиро Итагаки и Кэндзи Доихара, подполковник Кандзи Исивара, майор Такаёси Танака) 31 марта 1931 года, поставив в известность командование, согласовали план провокации и последующей атаки на Бэйдаин и Мукден. Под видом плавательного бассейна для офицерского клуба они оборудовали бункер и установили в нём два 9,2-дюймовых орудия. Старший лейтенант Суэмори Комото, охранявший малоэксплуатируемый участок железной дороги недалеко от нейтральной полосы, заложил около одного из двух путей небольшой заряд взрывчатки. Примерно в 22:20 18 сентября произошёл взрыв, повредивший полтора метра рельсов. Через несколько минут по второму пути в Мукден благополучно прошёл пассажирский состав.

Ночью оба японских орудия начали бомбардировку Бэйдаина, после чего около 500 японских солдат отправились на штурм крепости. Плохо обученный китайский гарнизон отступил из крепости, потеряв почти 500 человек убитыми, после чего японцы захватили и Мукден. Командующий Квантунской армией генерал Сигэру Хондзё развернул армию и двинул её в глубь континента. Чжан Сюэлян, будучи главой Северо-Восточной армии, несмотря на формальное признание главенства Чан Кайши после Северного Освободительного похода, был весьма враждебно настроен по отношению к Гоминьдану. Начавшиеся военные действия всё же заставили его запросить помощи у Чан Кайши. Однако ему ответили отказом, и Чжан Сюэлян вынужден был отступать, сохраняя армию. К концу зимы Манчжурия была полностью в руках японцев.

До сих пор нет единогласной позиции об организаторах взрыва, некоторые японские историки утверждают, что за инцидентом стояла китайская сторона. Доминирует же мнение, что это была провокация, организованная офицерами Квантунской армии, в чём некоторые из них признались после войны. Согласно японской версии считается, что император и высшее командование не знали о плане, который, впрочем, их не очень огорчил. Хотя это опровергается общеизвестными порядками в Императорской Армии.

Ежегодно 18 сентября в 10:00 во многих китайских городах на несколько минут включаются сирены. В основном, это города в провинциях Хэйлунцзян, Ляонин, Цзилинь, на Хайнане[1][2].

  • Lensen, George Alexander. The Damned Inheritance: The Soviet Union and the Manchurian Crises 1924–1935 (англ.). — The Diplomatic Press, 1974.
  • Long-hsuen, Hsu; Chang Ming-kai. History of The Sino-Japanese War (1937–1945) (англ.). — 2nd. — 33, 140th Lane, Tung-hwa Street, Taipei, Taiwan: Chung Wu Publishing, 1971.
  • Jowett, Philip. Rays of the Rising Sun, Volume 1: Japan's Asian Allies 1931–45, China and Manchukuo (англ.). — Helion and Company Ltd., 2005. — ISBN 978-1-874622-21-5.
  • Matsusaka, Yoshihisa Tak. The Making of Japanese Manchuria, 1904-1932 (англ.). — Harvard University Asia Center (англ.)русск., 2003. — ISBN 978-0-674-01206-6.

ru.wikipedia.org

18 сентября 1931 г.-- в Китае произошел «Мукденский инцидент» -- Международное радио Китая

Сегодня 18 сентября. В этот день в 1931 году неподалеку от озера Лютяоху, расположенного в северных окрестностях г. Шэньян (пров. Ляонин), японская Квантунская армия спровоцировала так называемый «Мукденский инцидент», развязав агрессию в отношении Китая. После данного инцидента на протяжении последующих 14 лет китайский народ с большим трудом, буквально по крупицам, собирал силы для полномасштабного сопротивления японским захватчикам. «Мукденский инцидент» или, как его еще называют «инцидент 18-го сентября» считается началом антияпонской войны, а также началом войны китайского народа с фашизмом.

Планомерная оккупация Северо-Востока Китая стала ключевым шагом Японии по реализации плана установления господства над Азией и достижения общемировой гегемонии.

После тщательного планирования и подготовки, 18 сентября 1931 г. в 10:20 вечера, солдаты Квантунской армии подорвали небольшой участок железнодорожного полотна Южно-Маньчжурской железной дороги неподалеку от озера Лютяоху.

Озеро Лютяоху расположено в 2,5 км. к северу от города Шэньян, неподалеку от ставки Северо-Восточного гарнизона Бэйдаин. После взрыва японцы поспешили выдвинуть ложные обвинения, заявив, что взрыв был совершен китайской армией. Практически сразу же после этого неправомерного и необоснованного заявления началось японское вторжение.

Утром 19 сентября японская армия полностью захватила гарнизон китайской армии.

Несмотря на ужесточение японской агрессии и обострение китайско-японских противоречий, администрация Гоминьдана во главе с Чан Кайши продолжала следовать политике внутреннего умиротворения. Власти считали приоритетом стабилизацию внутренней обстановки. Гоминдан не намеревался давать отпор врагу и следовал курсу непротивления японцам.

19 сентября в 0:50 японские захватчики по трем направлениям атаковали город Шэньян. Спустя всего лишь 5 часов, они захватили этот город. Впоследствии, за 4 месяца 18 дней вся территория Северо-Востока Китая была полностью оккупирована японскими фашистами.

russian.cri.cn

Маньчжурский инцидент - это... Что такое Маньчжурский инцидент?

Маньчжурский инцидент
Японская интервенция в Маньчжурию

Японские войска входят в Мукден
Дата

18 — 19 сентября 1931

Место

около Мукдена

Итог

победа Японии, захват Мукдена

Стороны
Командующие
Силы сторон
Потери

Маньчжурский инцидент, Мукденский инцидент, Инцидент 18 сентября — подрыв железной дороги около Мукдена (сегодня Шэньян) и последовавшее за этим наступление Квантунской армии Японии на китайские позиции, что стало началом захвата Маньчжурии и предвестием Второй мировой войны на Дальнем Востоке. Иногда под Маньчжурским инцидентом понимают все военные действия конфликта, с 18-го сентября 1931-го до 18-го февраля 1932-го года.

История

После поражения в русско-японской войне 1904—05 Российская империя передала Японии свои права на аренду бóльшей части Южно-Маньчжурской железной дороги. Части Императорской армии Японии (Квантунская армия) охраняли дорогу на территории Ляодунского полуострова до границы с Китаем южнее Мукдена, у которой находился китайский семитысячный гарнизон крепости Бэйдаин под командованием Чжан Сюэляна. Командование Квантунской армии проявляло излишнюю самостоятельность на полуострове, что несколько тревожило Токио, но, тем не менее, к 1930 году был подготовлен план по захвату Маньчжурии.

Группа японских офицеров (полковники Сэйсиро Итагаки и Кэндзи Доихара, подполковник Кандзи Исивара, майор Такаёси Танака) 31-го марта 1931 года, поставив в известность командование, согласовали план провокации и последующей атаки на Бэйдаин и Мукден. Под видом плавательного бассейна для офицерского клуба они оборудовали бункер и установили в нём два 9,2-дюймовых орудия. Старший лейтенант Суэмори Комото, охранявший малоэксплуатируемый участок железной дороги недалеко от нейтральной полосы, заложил около одного из двух путей небольшой заряд взрывчатки. Примерно в 22:20 18 сентября произошёл взрыв, повредивший полтора метра рельсов. Через несколько минут по второму пути в Мукден благополучно прошёл пассажирский состав.

Ночью оба японских орудия начали бомбардировку Бэйдаина, после чего около 500 японских солдат отправились на штурм крепости. Плохо обученный китайский гарнизон отступил из крепости, потеряв почти 500 человек убитыми, после чего японцы захватили и Мукден. Командующий Квантунской армией генерал Сигэру Хондзё развернул армию и двинул её вглубь континента. Чжан Сюэлян, будучи главой Северо-Восточной армии, несмотря на формальное признание главенства Чан Кайши после Северного Освободительного похода, был весьма враждебно настроен по отношению к Гоминьдану. Начавшиеся военные действия всё же заставили его запросить помощи у Чан Кайши. Однако ему ответили отказом, и Чжан Сюэлян вынужден был отступать, сохраняя армию. К концу зимы Манчжурия была полностью в руках японцев.

Заказчики

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 2 мая 2012.

До сих пор нет единогласной позиции об организаторах взрыва, некоторые японские историки утверждают, что за инцидентом стояла китайская сторона. Доминирует же мнение, что это была провокация, организованная офицерами Квантунской армии, в чём некоторые из них признались после войны. Согласно японской версии считается, что император и высшее командование не знали о плане, который, впрочем, их не очень огорчил. Хотя это опровергается общеизвестными порядками в Императорской Армии. Однако все прямые документальные свидетельства были уничтожены в сентябре 1945 в ходе большого токийского пожара, который был прикрытием для уничтожения всех документов, могущих скомпрометировать императорскую семью.

Ссылки

Литература

  • The Damned Inheritance. The Soviet Union and the Manchurian Crises 1924—1935 by George Alexander Lensen. — The Diplomatic Press, 1974

dic.academic.ru

Агрессия Японии в Маньчжурию 18 сентября 1931 года. Поддержка СССР сражавшейся в Маньчжурии китайской армии

Борьба Гоминьдана (буржуазная партия) с коммунистической партией Китая отвлекла внимание китайских дипломатов и китайских контрразведчиков от надвигавшейся внешней опасности. Слухи о готовившейся японской военной операции в Маньчжурии стали распространяться в японском правительстве с начала лета 1931 года. В сентябре Квантунская армия чаще стала совершать маневры и переписываться посредством телеграфа и курьеров с японским правительством. Вдоль всей ЮМЖД (Южно-Маньчжурская железная дорога) создалась тревожная обстановка.

18 сентября к северу от Мукдена на одной из веток ЮМЖД прогремел «взрыв». Японское военное командование свалило все вину за «взрыв» на простых китайских пехотинцев, трупы которых на следующий день японские военные переодели в саперную форму. Вызывал подозрения сам факт повреждения железнодорожных путей. Никто, кроме японских солдат, место «взрыва» не осмотрел.

К моменту возникновения инцидента японские войска в Маньчжурии насчитывали 10400 человек, после инцидента в Маньчжурию прибыла японская военная бригада из Кореи численностью в 3500 человек. Японские войска отличались хорошими офицерами и дисциплинированностью. Несмотря на мирные заявления японского посла в СССР К. Хирота, 18 сентября 1931 года японские войска без объявления войны напали на Маньчжурию (Северо-восточный Китай).

Разгром японскими войсками почти стотысячной армии маньчжурского правителя Чжан Сюэляна и их быстрое движение по направлению к советской границе не могли не вызвать ответной реакции в Москве. Поздно вечером 19 сентября замнаркома иностранных дел Л.М. Карахан вызвал к себе японского посла, требуя от него информации в связи с событиями в Маньчжурии. Японские войска к этому времени заняли Мукден, крупный центр Южной Маньчжурии. Замнаркома указал послу, что событиям в Маньчжурии Москва придает «самое серьезное значение». К. Хирота обещал запросить инструкции у своего правительства и проинформировать Л.М. Карахана по событиям в Маньчжурии. Проходило время, а сведений с японской стороны не было.

28 октября 1931 года японский посол в Москве сделал официальное заявление, в котором говорилось, что «нежелательной» была бы посылка советских войск на КВЖД (Китайская Восточная железная дорога), так как это обострит положение на железной дороге, что вынудит Японию принять «необходимые меры защиты». Японская сторона обвинила СССР в том, что он помогает снабжением и оружием китайским войскам. Л.М. Карахан в заявлении, сделанном на следующий день, опровергнул эти утверждения, заявив, что СССР в Китае придерживается политики невмешательства. Замнаркома подчеркнул, что Советский Союз уважает международные договоры, заключенные с китайской стороной.

Но Советский Союз нередко оказывал помощь отдельным частям китайской армии, сражавшимся против японских захватчиков. Подобные шаги Москвы объяснялись возможной перспективой распространения военных действий на советский Дальний Восток. Таким образом, нарушалась политика невмешательства, но не в ущерб интересам Китая и СССР. Японские власти не раз требовали от советского правительства выдачи китайских солдат. Но Москва, идя на дипломатический конфликт с Токио, отказывалась выполнять эти требования. Например, китайской армии во главе с генералами Су Бинвэнем, Ли Дэ и др., теснимой японцами, было дано разрешение перейти советско-китайскую границу в районе ст. Отпор. Более 9000 китайских солдат оказались на советской территории.

Чан Кайши однажды признался, что в Китае было распространено мнение, будто китайцы могут «противостоять Японии только в союзе с Советской Россией».

Китайское правительство обратилось за помощью в Лигу Наций, но это ни к чему не привело. Япония не аннексировала Маньчжурию напрямую, а 1 марта 1932 года образовала там марионеточное государство Маньчжоу-Го. Японское правительство признало новое «государство» и взяло на себя обязательства по обеспечению его обороны.

В Японии некоторые политики полагали, что Советский Союз готовится выступить на стороне Китая, как только сконцентрирует сильную военную группировку на Дальнем Востоке. В действительности, это не отвечало национальным интересам СССР. Советское правительство сначала неверно (хорошо рассуждать об этом нам, живущим в начале XXI века) расценило события в Маньчжурии как результат предварительного сговора Японии с другими державами. А ведь это вполне могло быть.

Литература

  1. Внешняя политика СССР. Том III. 1925 – 1934 гг. Сборник документов. М., 1945.
  2. Галенович Ю.М. Цзян Чжунчжен, или неизвестный Чан Кайши. М., 2002.
  3. История войны на Тихом океане. Том 1. М., 1957.
  4. История Китая. М., 1998.
  5. Капица М.С. Советско-китайские отношения 1931 – 1945 гг. М., 1954.
  6. Кризис и война. Международные отношения в центре и на периферии мировой системы в 30 – 40-х годах. М., 1998.
  7. Милексетов А.В. Бюрократический капитал в Китае. М., 1972.
  8. Негласные войны. История специальных служб 1919 – 1945. Том 2. Одесса, 2007.
  9. Соколов В.В. На боевых постах дипломатического фронта. Жизнь и деятельность Л.М. Карахана. М., 1983.
  10. Jacob Kovalio. Japan’s Perception of Stalinist Foreign Policy in the Early 1930s. // Journal of Contemporary History. 1984. Vol 19, №2.
Источник: История советско-китайских отношений

Автор : Ополев Виталий Григорьевич

tank.uw.ru

В этот день в 1931 году в Китае произошел Мукденский инцидент: nosikot — LiveJournal

В этот день в 1931 произошел "Мукденский инцидент" - после провокационного подрыва ж/д путей ЮМЖД японская тяжелая артиллерийская батарея (оборудована заранее, под видом строительства бассейна для офицеров - очень хороший, я считаю, повод - пропаганда ЗОЖ - здорового образа жизни и мыслей, со всех точек зрения!) начала обстрел Мукдена, к-рый был занят Квантунской армией на следующий день.

Т.е., фактически, японцы четверть века оставались, фактически, на тех же позициях, на к-рых их застало окончание русско-японской войны (Мукденское сражение). Непозволительная роскошь, для "молодого хищника"!

В течение нескольких месяцев японцы заняли всю Маньчжурию и 1 марта 1932 года провогласили независимое гос-во Маньчжоу-Го (бывш. китайский император маньчжурской династии Цин - Пу И - стал регентом, в 1945 его захватят наши десантники, а в 1950 Сталин передаст его Мао).


Советский офицер и император Поднебесной... вот бы удивился последний, если бы узнал, что русские отдают Китаю земли под Хабаровском!

Самое интересное, что официально это все НЕ СЧИТАЕТСЯ японо-китайской войной -


(она началась, де-юре, в 1937) - инициативу проявило командование Квантунской армии (в Токио, впрочем, не особенно осуждали такое самоуправство), Гоминьдан вел себя нейтрально, да и вообще, с начала строительства нашими КВЖД в Китае Маньчжурию считали "отрезанным ломтем" - театр абсурда!
Утвердившись в Маньчжурии японцы завели прямые связи с властями отдельных частей Китая, подготавливая его раздел и оккупацию (очень познавательный период, особенно в современной ситуации!), так что после официального начала войны Пекин был занят ими на 2-й день...
Кстати, СССР продал Японии КВЖД в 1935 г., за символическую сумму - а ведь всего за несколько лет до этого пришлось выбивать оттуда китайцев.

Была идея оставить Маньчжурию независимой от Китая и после 1945 г., но, решив сыграть с Мао, Сталин на это не пошел. А ведь сам называл его партию "мандариновыми коммунистами", знал, что прочный союз с этими китайскими национал-социалистами невозможен! Теперь вот американцы ломают себе башку, как им развалить Китай, а наши пассивно, отстраненно, но опасливо, смотрят на китайскую миграцию на ДВ и в Сибирь и вздрагивают при каждых крупных учениях НОАК на севере (Запад пытается втравить РФ в обострение и конфликт с Китаем, но, пока, "русскую карту", на этом направлении, ему разыграть не удается)...

Ну а сейчас Китай, в обратку, посылает свои корабли к спорным с Японией островам - шарик крутится!

nosikot.livejournal.com

18 сентября 1931 г. - Маньчжурский инцидент, послуживший прологом к японской оккупации Маньчжурии

Маньчжурский инцидент, Мукденский инцидент, Инцидент 18 сентября — подрыв железной дороги около Мукдена и последовавшее за этим наступление Квантунской армии Японии на китайские позиции, что стало началом захвата Маньчжурии и предвестием Второй мировой войны на Дальнем Востоке.

После поражения в русско-японской войне 1904—1905 Российская империя передала Японии свои права на аренду большей части Южно-Маньчжурской железной дороги. Части Императорской армии Японии охраняли дорогу на территории Ляодунского полуострова до границы с Китаем южнее Мукдена, у которой находился китайский семитысячный гарнизон крепости Бэйдаин под командованием Чжан Сюэляна. Командование Квантунской армии проявляло излишнюю самостоятельность на полуострове, что несколько тревожило Токио, но, тем не менее, к 1930 году был подготовлен план по захвату Маньчжурии.

Группа японских офицеров 31-го марта 1931 года, поставив в известность командование, согласовали план провокации и последующей атаки на Бэйдаин и Мукден. Под видом плавательного бассейна для офицерского клуба они оборудовали бункер и установили в нём два 9,2-дюймовых орудия. Старший лейтенант Суэмори Комото, охранявший малоэксплуатируемый участок железной дороги недалеко от нейтральной полосы, заложил около одного из двух путей небольшой заряд взрывчатки. Примерно в 22:20 18 сентября произошёл взрыв, повредивший полтора метра рельсов. Через несколько минут по второму пути в Мукден благополучно прошёл пассажирский состав.

Ночью оба японских орудия начали бомбардировку Бэйдаина, после чего около 500 японских солдат отправились на штурм крепости. Плохо обученный китайский гарнизон отступил из крепости, потеряв почти 500 человек убитыми, после чего японцы захватили и Мукден. Командующий Квантунской армией генерал Сигэру Хондзё развернул армию и двинул её вглубь континента. Чжан Сюэлян, будучи главой Северо-Восточной армии, несмотря на формальное признание главенства Чан Кайши после Северного Освободительного похода, был весьма враждебно настроен по отношению к Гоминьдану. Начавшиеся военные действия всё же заставили его запросить помощи у Чан Кайши. Однако ему ответили отказом, и Чжан Сюэлян вынужден был отступать, сохраняя армию. К концу зимы Манчжурия была полностью в руках японцев.

denvistorii.ru

Японская интервенция в Маньчжурию (1931) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Мукденский инцидент
Основной конфликт: Вторая японо-китайская война

Японские войска входят в Шэньян. 1931 год
Дата 18 сентября 1931 — 18 февраля 1932
Место Маньчжурия
Итог Оккупации территории Маньчжурии Японией; Создание государства Манчжоу-го
Противники
Командующие
Силы сторон

Около 160 000 человек (сентябрь 1931),
До 300 000 человек (январь 1932)

50 000 человек (Куантомская армия),
10 000 человек (Корейский корпус, сентябрь 1931),
260 000 человек,
439 танков,
1193 орудия,
500 самолётов (Куантомская армия),
30 000 человек (Корейский корпус, январь 1932)

Потери
 Аудио, фото, видео на Викискладе

Захват Маньчжурии, Японская интервенция в Маньчжурию 1931—1932 гг. — захват северо-восточной территории Китая японскими войсками с последующим восстановлением маньчжурской династии Цин в новообразованном государстве Маньчжоу-го.

Ход событий

  • 1931, 18 сентября — Маньчжурский инцидент — подрыв железной дороги послужил поводом для начала войны против Китая. Чан Кайши приказал не оказывать сопротивления японским войскам.
  • 1931, 19 сентября — После 6-часового боя японские войска захватили Мукден.
  • 1931, 22 сентября — Японская Квантунская армия занимает Гирин.
  • 1931, 1 октября — Китайские части генерала Ма Чжэньшана нанесли удар по японским войскам на реке Нуньцзян, приостановив их дальнейшее продвижение на север Маньчжурии.
  • 1931, 8 октября — Японские ВВС бомбардировали Цзиньчжоу.
  • 1931, 24 октября — Совет Лиги Наций вынес на голосование резолюцию, в которой предложил Японии в трехнедельный срок вывести войска из Маньчжурии. Япония проголосовала против, резолюция не была принята.
  • 1931, 18 ноября — Японские войска заняли Цицикар.
  • 1931, 15 декабря — Японская Квантунская армия в Маньчжурии достигла численности в 50 тыс.человек.
  • 1931, 22 декабря — Части Квантунской Армии при поддержке бронепоездов и авиации начали карательный поход на Фукумын и Нючжуан (нынешний Инкоу) против оперирующих там китайских партизан.
  • 1931, 25 декабря — Японские войска очистили от китайских партизан район Мукден — Инкоу.
  • 1931, 30 декабря — Части Квантунской Армии заняли Синминтин и Дагушань на железной дороге Мукден — Цзиньчжоу.
  • 1932, 1 января — Состав японской Квантунской Армии в Манчжурии на 1 января 1932 года: 260 000 человек, 439 танков, 1193 орудия, 500 самолетов. Им противостоят разрозненные антияпонские вооруженные формирования китайцев (около 300 тыс. чел). Китайцами взорван мост через реку Далин-Хэ, что задержало наступление японцев на Цзиньчжоу на трое суток.
  • 1932, 3 января — Японские войска без боя заняли Цзиньчжоу.
  • 1932, 4 января — Двухтысячный отряд китайских партизан разгромил японский гарнизон на станции Синминтин, разрушив железную дорогу Мукден — Цзиньчжоу.
  • 1932, 7 января — Японские войска заняли Шаньхайгуань, вышли к восточному краю Великой китайской стены и овладели главными воротами, ведущими из Маньчжурии в собственно Китай.
  • 1932, 1 марта — Всеманчжурское совещание провозгласило создание независимого государства Маньчжоу-го на территории Маньчжурии и избрало бывшего императора Китая Пу И Верховным правителем Маньчжоу-го.
  • 1932, 2 октября — на заседании Генеральной Ассамблеи Лиги Наций оглашён Отчёт Литтона, описывающий причины и последствия Маньчжурского инцидента
  • 1933, февраль — японская делегация покидает заседания Лиги Наций
  • 1933, 27 марта — Япония официально выходит из Лиги Наций

См. также

Литература

wikipedia.green

Японская интервенция в Маньчжурию (1931)

Захват Маньчжурии, Японская интервенция в Маньчжурию 1931—1932 гг. — захват северо-восточной территории Китая японскими войсками с последующим восстановлением маньчжурской династии Цин в новообразованном государстве Маньчжоу-го

Ход событий

  • 1931, 18 сентября — Маньчжурский инцидент — подрыв железной дороги послужил поводом для начала войны против Китая. Чан Кайши приказал не оказывать сопротивления японским войскам.
  • 1931, 19 сентября — После 6-часового боя японские войска захватили Мукден.
  • 1931, 22 сентября — Японская Квантунская армия занимает Гирин.
  • 1931, 1 октября — Китайские части генерала Ма Чжэньшана нанесли удар по японским войскам на реке Нуньцзян, приостановив их дальнейшее продвижение на север Маньчжурии.
  • 1931, 8 октября — Японские ВВС бомбардировали Цзиньчжоу.
  • 1931, 24 октября — Совет Лиги Наций вынес на голосование резолюцию, в которой предложил Японии в трехнедельный срок вывести войска из Маньчжурии. Япония проголосовала против, резолюция не была принята.
  • 1931, 18 ноября — Японские войска заняли Цицикар.
  • 1931, 15 декабря — Японская Квантунская армия в Маньчжурии достигла численности в 50 тыс.человек.
  • 1931, 22 декабря — Части Квантунской Армии при поддержке бронепоездов и авиации начали карательный поход на Фукумын и Нючжуан (нынешний Инкоу) против оперирующих там китайских партизан.
  • 1931, 25 декабря — Японские войска очистили от китайских партизан район Мукден — Инкоу.
  • 1931, 30 декабря — Части Квантунской Армии заняли Синминтин и Дагушань на железной дороге Мукден — Цзиньчжоу.
  • 1932, 1 января- Состав японской Квантунской Армии в Манчжурии на 1 января 1932 года: 260 000 человек, 439 танков, 1193 орудия, 500 самолетов. Им противостоят разрозненные антияпонские вооруженные формирования китайцев (около 300 тыс.чел). Китайцами взорван мост через р. Далин-Хэ, что задержало наступление японцев на Цзиньчжоу на трое суток.
  • 1932, 3 января — Японские войска без боя заняли Цзиньчжоу.
  • 1932, 4 января — Двухтысячный отряд китайских партизан разгромил японский гарнизон на станции Синминтин, разрушив железную дорогу Мукден — Цзиньчжоу.
  • 1932, 7 января — Японские войска заняли Шаньхайгуань, вышли к восточному краю Великой китайской стены и овладели главными воротами, ведущими из Маньчжурии в собственно Китай.
  • 1932, 1 марта — Всеманчжурское совещание провозгласило создание независимого государства Маньчжоу-го на территории Маньчжурии и избрало бывшего императора Китая Пу И Верховным правителем Маньчжоу-го.
  • 1932, 2 октября — на заседании Генеральной Ассамблеи Лиги Наций оглашён Отчёт Литтона, описывающий причины и последствия Маньчжурского инцидента
  • 1933, февраль — японская делегация покидает заседания Лиги Наций
  • 1933, 27 марта — Япония официально выходит из Лиги Наций

См. также

Литература

dic.academic.ru

Японская интервенция в Маньчжурию (1931) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Захват Маньчжурии, Японская интервенция в Маньчжурию 1931—1932 гг. — захват северо-восточной территории Китая японскими войсками с последующим восстановлением маньчжурской династии Цин в новообразованном государстве Маньчжоу-го.

Ход событий

  • 1931, 18 сентября — Маньчжурский инцидент — подрыв железной дороги послужил поводом для начала войны против Китая. Чан Кайши приказал не оказывать сопротивления японским войскам.
  • 1931, 19 сентября — После 6-часового боя японские войска захватили Мукден.
  • 1931, 22 сентября — Японская Квантунская армия занимает Гирин.
  • 1931, 1 октября — Китайские части генерала Ма Чжэньшана нанесли удар по японским войскам на реке Нуньцзян, приостановив их дальнейшее продвижение на север Маньчжурии.
  • 1931, 8 октября — Японские ВВС бомбардировали Цзиньчжоу.
  • 1931, 24 октября — Совет Лиги Наций вынес на голосование резолюцию, в которой предложил Японии в трехнедельный срок вывести войска из Маньчжурии. Япония проголосовала против, резолюция не была принята.
  • 1931, 18 ноября — Японские войска заняли Цицикар.
  • 1931, 15 декабря — Японская Квантунская армия в Маньчжурии достигла численности в 50 тыс.человек.
  • 1931, 22 декабря — Части Квантунской Армии при поддержке бронепоездов и авиации начали карательный поход на Фукумын и Нючжуан (нынешний Инкоу) против оперирующих там китайских партизан.
  • 1931, 25 декабря — Японские войска очистили от китайских партизан район Мукден — Инкоу.
  • 1931, 30 декабря — Части Квантунской Армии заняли Синминтин и Дагушань на железной дороге Мукден — Цзиньчжоу.
  • 1932, 1 января — Состав японской Квантунской Армии в Манчжурии на 1 января 1932 года: 260 000 человек, 439 танков, 1193 орудия, 500 самолетов. Им противостоят разрозненные антияпонские вооруженные формирования китайцев (около 300 тыс. чел). Китайцами взорван мост через реку Далин-Хэ, что задержало наступление японцев на Цзиньчжоу на трое суток.
  • 1932, 3 января — Японские войска без боя заняли Цзиньчжоу.
  • 1932, 4 января — Двухтысячный отряд китайских партизан разгромил японский гарнизон на станции Синминтин, разрушив железную дорогу Мукден — Цзиньчжоу.
  • 1932, 7 января — Японские войска заняли Шаньхайгуань, вышли к восточному краю Великой китайской стены и овладели главными воротами, ведущими из Маньчжурии в собственно Китай.
  • 1932, 1 марта — Всеманчжурское совещание провозгласило создание независимого государства Маньчжоу-го на территории Маньчжурии и избрало бывшего императора Китая Пу И Верховным правителем Маньчжоу-го.
  • 1932, 2 октября — на заседании Генеральной Ассамблеи Лиги Наций оглашён Отчёт Литтона, описывающий причины и последствия Маньчжурского инцидента
  • 1933, февраль — японская делегация покидает заседания Лиги Наций
  • 1933, 27 марта — Япония официально выходит из Лиги Наций

См. также

Литература

wikipedia.bio

Маньчжурский инцидент. Пёрл-Харбор: Ошибка или провокация?

Маньчжурский инцидент

Если Америка исповедовала заповеди «изоляционизма» и никак не хотела ввязываться в военные конфликты, то на Японских островах ситуация была диаметрально противоположной. Менталитет воина-самурая, выпестованный за сотни лет, являлся прекрасной почвой для милитаристской пропаганды. Правящие круги Японии и в особенности военные ни на минуту не оставляли мысли о военной экспансии. В 1927 г. появился документ, известный как «Меморандум Танаки»[113]. «Меморандум» представлял собой развернутую программу военной экспансии Японской империи. Конечная цель документа — мировое господство. Премьер готовил его для императора Хирохито, чтобы познакомить молодого монарха с наиболее «правильным» видением стратегии. Черным по белому там было написано, что для обеспечения мирового господства необходимо сначала захватить Китай и далее: «Если мы в будущем хотим захватить в свои руки контроль над Китаем, мы должны будем сокрушить США... Но для того, чтобы завоевать Китай, мы должны будем сначала завоевать Маньчжурию и Монголию...» и т.д.[114]. Несмотря на то что этот документ носил гриф «совершенно секретно», через короткое время он уже лежал на столе у Сталина[115]. Далее он появился в прессе, китайский журнал «Чайна уикли» не смог пройти мимо такой сенсации. Бешеная скорость распространения сверхсекретного документа дала возможность ряду современных российских и японских историков предположить, что этот документ являлся фальшивкой[116], подготовленной ультранационалистическими кругами Японии. Действительно, в «меморандуме» были собраны воедино идеи, ранее декларировавшиеся различными шовинистическими организациями. Однако в контексте настоящей книги, собственно, не важно, был ли документ фальшивкой или он действительно вышел из-под пера премьер-министра. Важным является другое, то, что как японский кабинет, так и военные прекрасно понимали, кто их главный враг. Обладание Китаем в то время казалось единственным и непременным условием существования Империи. Следовательно, конфликт с США был не гипотетической возможностью, а лишь вопросом времени и, вероятно, ближайшего.

Писал ли Танака «меморандум» или нет, но дальнейшие действия его правительства четко укладывались в намеченную там стратегию. 7 июля 1927 г. японский кабинет принял «программу политики в отношении Китая». Предполагалось перейти к более активному курсу и при необходимости применить силу. В следующем, 1928 г. конференция японских дипломатов полностью одобрила возможность применения силы для «защиты» японцев и японских интересов в Китае[117].

Однако Танаке так и не удалось сделать какие-либо заметные шаги в данном направлении. Тем не менее его правительство успело отказаться от подписания международного протокола о запрещении химического и бактериологического оружия. Это действительно выглядело как подготовка к войне в Китае. Как еще контролировать многомиллионную страну, если не применять оружия массового поражения? Кроме того, в 1929 г. ему удалось настоять на отказе от ратификации ранее подписанной Женевской конвенции о военнопленных. Члены тайного императорского совета нашли положения конвенции слишком мягкими. Да и зачем ее подписывать, если отважные воины императора ни за что не попадут в плен, а забота о чужих солдатах явно не дело японских военных. Однако чересчур ретивый премьер попал в немилость к императору и был уволен в отставку. Новое правительство Хамагути (1929—1931) предпочло вернуться к более умеренной политике. Ее проводником стал вновь назначенный на должность министра иностранных дел К. Сидехара. И как раз вовремя.

Мировой экономический кризис 1929 г. поразил Японию так же, как и другие капиталистические страны. Экономическая депрессия положила начало политическому кризису, японская экономика не справлялась с грузом военных расходов. К лету 1931 г. между премьер министром Р. Вакацуки, преемником Хамагути, и высшим генералитетом пробежала «черная кошка». Спасая экономику, правительство урезало военные расходы, что вылилось в конфликт с военными. Они и слышать не хотели об уменьшении смет, наоборот, требуя их увеличения.

В конце концов военные просто стали игнорировать гражданский кабинет. В штабной тиши родился план агрессии против Китая. Ситуация была подходящая. В Маньчжурии постоянно происходили мелкие стычки и инциденты. Японская пресса освещала их под нужным углом зрения, и, естественно, общественное мнение горело желанием наказать нерадивых китайцев. В стране постоянно раздавались голоса за открытое военное вмешательство. Удачный повод подвернулся в июле 1931 г. На границе Маньчжурии и Кореи, в то время японской территории, произошла стычка между китайскими и корейскими крестьянами, в которой погибло 127 китайцев. В ответ на это гоминьдан ввел бойкот японских товаров. В Токио пришли к заключению, что Чан Кайши сговорился с Чжан Сюэляном, главой мукденского правительства, и произошло это не без помощи США[118].

Япония в условиях экономического кризиса и непомерных расходов на военщину не могла себе позволить потерять китайские рынки. А «инспирированный» США бойкот был ударом ниже пояса. Теперь уже придворные и император вынуждены были смотреть сквозь пальцы на действия военных. Сложнейшая экономическая и геополитическая ситуация заставляла смириться с силовыми действиями. Вооруженный захват китайских рынков казался выходом.

В подобных условиях военные решились на провокацию. Ночью 18 сентября 1931 г. небольшая группа штабных офицеров Квантунской армии привела в действие заряд, заложенный в полотно Южно-Маньчжурской железной дороги, находившейся под контролем Японии в местечке Луцзяокоу, к северу от Мукдена. В диверсии были тут же обвинены солдаты Чжан Сюэляна и вооруженные китайские бандиты. Создав повод, Квантунская армия перешла к решительным действиям. Перейдя границу с Маньчжурией, японские войска в течение суток установили полный контроль над важнейшими стратегическими пунктами ЮМЖД.

Двор и гражданский кабинет в известность поставлены не были. Утром император и премьер с удивлением узнали об «инциденте» из газет! Шок был полным. Только 21 сентября Вакацуки и кабинет, слегка придя в себя, приняли решение предотвратить разрастание конфликта. В качестве первой меры было решено не посылать подкреплений Квантунской армии. Тем не менее наступление продолжалось. 20—22 сентября были заняты несколько важных городов — Куанчэнцзы, Фушунь, Ляоян, Чаньчунь и Гирин.

Политическое руководство опасалось многого. Во-первых, китайские войска значительно превосходили Квантунскую армию по численности, что грозило катастрофой. Во-вторых, подобный конфликт однозначно сулил серьезные дипломатические осложнения как в Лиге Наций, так и в отношениях с США. В-третьих, в конфликт могли вмешаться третьи державы, например СССР, к борьбе с которыми у Японии просто не было сил. Но военные уже закусили удила. Увещания гражданских на генералов не действовали. Масла в огонь подливало общественное мнение — японцы были полностью на стороне военных. Не прошла даром многогодичная пропаганда войны с Китаем. Вакацуки вынужден был с этим считаться. Он оказался в патовой ситуации. Окончательно убедившись, что с армией он не справится, 11 декабря премьер подал в отставку. Хирохито принял решение доверить формирование кабинета шовинистической партии Сэйюкай, тем самым поддержав военных, новым главой кабинета стал Ц. Инукаи.

Естественно, вторжение японских армий на китайскую территорию резко обострило международные отношения. Уже 18 сентября 1931 г. китайская сторона обратилась за помощью к Лиге Наций, утверждая, что японское нападение было ничем не спровоцировано и явилось «полной неожиданностью». Обвиненные же японцами в провокации солдаты «находились... в казармах»[119]. Лига отреагировала немедленно, 18 сентября появилась резолюция: «Военная операция японских войск этой ночью... не может быть признана как действия, совершенные в рамках законной самообороны»[120]. Однако никаких более жестких действий не последовало. В Женеве просто не представляли себе, что делать с великой державой.

21 сентября правительство Китайской республики, «члена Лиги Наций», потребовало более активных действий со стороны организации. Протесты китайской стороны были понятны — японские регулярные войска захватывали города, общественные здания, банки, линии коммуникаций и т.д. 18 сентября Совет Лиги Наций обратился к правительству США с целью выяснить его позицию. 19 сентября Госдеп заявил, что действия Японии не нарушают пакта Бриана—Келлога[121]. Однако данное заявление было не более, чем демагогией. Соединенные Штаты не спешили обременять себя четко определенной позицией в отношении конфликта.

В Белом доме имели достаточно информации, чтобы предположить, что «инцидент» неслучаен. 22 сентября 1931 г. Госдеп получил более детальную информацию от представителя США в Китае Джонсона. Он информировал Государственного секретаря Стимсона, что в соответствии с «имеющейся у него информацией» нет никаких доказательств, что события в Китае «являются следствием инцидента». Он, наоборот, утверждал, что это детально спланированный акт агрессии, не соответствующий пакту Бриана—Келлога[122]. Несмотря на официальные заявления, разворачивавшиеся события серьезно тревожили Вашингтон. Под угрозой были американские интересы в регионе. Более чем серьезная ставка.

22 сентября всякие сомнения в характере конфликта были отброшены. Однако Стимсон не желал пороть горячку и брать на себя и свою страну какие-либо обязательства. Все более настойчивые требования Лиги Наций детализировать позицию США вынуждали действовать. Однако и на этот раз госсекретарь решил отделаться расплывчатой отговоркой: «Американское правительство, действуя через своих дипломатических представителей, попытается усилить то, что делает Лига Наций, и даст понять, что сохраняет свои интересы в данном вопросе...», как и в вопросе сохранения Договора девяти держав и пакта Бриана—Келлога[123]. То есть американцы отдавали инициативу Женеве, фактически отказываясь брать на себя любые обязательства.

23 сентября на официальную встречу в Государственный департамент был приглашен японский посол Дебучи. Стимсон всеми способами стремился прояснить для себя позицию японской стороны. Услышанное им оказалось сюрпризом, серьезно изменившим отношение США к конфликту. Посол дал понять, что «инцидент» явился исключительно делом рук военных и что правительство Вакацуки прилагает все возможные усилия для его локализации и устранения. Кроме того, Государственному секретарю было передано заявление министра иностранных дел Имперского правительства Сидехары. МИД заявлял, что Япония не имеет территориальных притязаний в регионе. Таким образом, Дебучи этой беседой давал понять, что Вашингтону ровным счетом нечего опасаться.

После выяснения позиции японского кабинета в Овальном кабинете появилась надежда на самоликвидацию проблемы. Чтобы стимулировать процесс, США решили временно поддержать правительство Вакацуки извне. Из Вашингтона резко одернули Лигу Наций, на заседаниях которой звучали все более и более воинственные призывы. Нота гласила: «любое давление только ослабит гражданский кабинет» Японии[124], на активные же действия в Азиатско-Тихоокеанском регионе без поддержки США в Женеве решиться никто не мог. Японский кабинет получил передышку на международной арене.

В то же время американская дипломатия предприняла попытку продемонстрировать свое отношение к конфликту противоборствующим сторонам, выразив надежду, что «китайское и японские правительства заставят свои вооруженные силы избежать дальнейшего противостояния...»[125]. Стимсон рекомендовал прессе при освещении событий в Маньчжурии не прибегать «ни к чему такому, что открыто бы напоминало угрозу или открытую критику со стороны

Америки»[126]. В то же время нанкинское и мукденское правительства «получили совет как от Британии, так и от Америки не сопротивляться, так как дело о Маньчжурии будет передано Лиге Наций, и Китай получит справедливое решение в Женеве»[127]. 30 сентября Совет Лиги Наций опубликовал резолюцию, в которой выражалась уверенность, что Япония выведет свои войска из Маньчжурии как можно скорее и не будет выдвигать никаких территориальных требований[128].

5 октября китайское правительство затребовало вывода японских войск. Однако 9 октября оно получило отказ, сопровождавшийся предложением о начале прямых переговоров. Продолжая политику поощрения гражданского кабинета Японии, 10 октября Государственный департамент устно выразил надежду на мирное урегулирование вопроса правительствами в соответствии с резолюцией Лиги от 30 сентября[129].

Выжидательная позиция, занятая Вашингтоном, наоборот, лишь окрылила японских военных, гражданский же кабинет испытывал огромное давление с разных сторон и фактически не влиял на ситуацию. Терпение Вашингтона подходило к концу. Пытаясь подхлестнуть Токио, 11 октября госсекретарь Стимсон направил правительству Японии протест ввиду многочисленных нарушений резолюции от 30.09. Однако реакция японских властей оказалась прямо противоположной той, которую ждали в Америке. Япония ответила антиамериканским демаршем, протестуя против приглашения американских представителей на заседания Совета Лиги Наций, посвященные маньчжурскому вопросу. Юридически японцы были правы — «только члены Лиги могут участвовать в заседаниях Совета»[130]. Однако Совет Лиги принял как раз противное решение, поддержка США придавала значительно больший вес резолюциям Совета.

20 октября США совместно с Британией, Францией, Италией, Германией и Испанией внесли в Лигу Наций предложение рассмотреть японское вторжение в Маньчжурию в свете пакта Бриана—Келлога. В Вашингтоне наконец осознали, что гражданское правительство не сможет одержать верх над военными. В то же время в дипломатических кругах Японии созрел новый план урегулирования «инцидента». Министр иностранных дел Сидехара предложил установить в Южной Маньчжурии марионеточный режим во главе с генералом Си Ся. После чего необходимо было признать данное государство и провести с ним переговоры о прекращении конфликта. Путь казался крайне выгодным — договориться с Чан Кайши было нереально, а подобная операция, если бы ее проглотило мировое сообщество, легитимизировала бы японские территориальные захваты.

В конце ноября японское правительство, отчаянно маневрируя, предложило Лиге Наций направить комиссию по расследованию непосредственно в Маньчжурию, чтобы на месте ознакомиться с «реалиями» ситуации[131]. США одобрили предложение Японии, прежде всего стремясь через комиссию обеспечить свои интересы в регионе. Однако первое же предложение нейтральных наблюдателей установить демилитаризованную зону натолкнулось на японский отказ. Попытка урегулировать вопрос посредством комиссии из нейтральных наблюдателей провалилась. Параллельно японские войска продолжали усиливать нажим на китайские армии, 21 декабря начались «широкомасштабные антибандитские операции».

Ситуация отчаянно накалялась, из Вашингтона, Лондона и Парижа летели все более жесткие заявления и ноты. Однако в Токио их оставили без внимания. 3 января 1932 г. японские войска захватили Цзыньчжоу, важнейший стратегический пункт на пути из Северо-Восточного Китая во Внутренний Китай, и фактически полностью оккупировали Маньчжурию.

Администрация США явно не успевала за темпами японского наступления. Госдеп оказался в тупике. Нескольких легких кораблей Азиатского флота да эсминцев, находившихся в китайских водах, явно было маловато для «дипломатии канонерок». Требовалось занять хоть какую-то вменяемую позицию. И Госдеп ее занял. Такие действия Японии вызвали серьезное беспокойство в правящих кругах Америки. 7 января 1931 г. государственный секретарь Стим-сон через посла в Японии Форбса передал ноту имперскому правительству: «Правительство США... не может признать законной любую ситуацию де-факто между правительствами Японии и Китая, которые затрагивают интересы Соединенных Штатов или их граждан в Китае и ущемляют права США, предусмотренные предыдущими договорами...»[132] Действительно, очень удобно просто не признать сложившуюся обстановку сил. «Доктрина непризнания» или «доктрина Стимсона» — такое название получиа новая позиция США в отношении «маньчжурского инцидента». Впоследствии в своих мемуарах Стимсон настаивал на том, что «доктрина» была попыткой Соединенных Штатов создать систему коллективной безопасности и международный фронт в защиту Китая[133]. Сказано громко, но защитить Китай могло только военное вмешательство, что означало большую войну на Тихом океане — на это идти никто не хотел.

В действительности суть заявлений Государственного департамента сводилась к тому, что США не предпримут никаких активных действий, однако не намерены отказываться от своих притязаний на Китай и его рынки. 8 января Госдеп опубликовал разъяснения в отношении заявления своего главы, которые сводились к следующему: США не намерены ввязываться в какие-либо инциденты между Японией и Китаем, если только эти инциденты не наносят ущерба правам США или их гражданам. В Вашингтоне всеми силами пытались дать понять Японии, чтобы та не трогала политику «открытых дверей». В остальном Китай в ее распоряжении.

Причин для складывания такой аморфной позиции США было несколько, во-первых, губительные последствия кризиса, поразившего американскую экономику, требовали концентрации внимания на внутренних делах и временного отказа от активного внешнеполитического курса, к этому стоит добавить и прогрессирующие внутри страны изоляционистские настроения. Во-вторых, японская агрессия в Китае служила своеобразным локомотивом американской экономики, экспорт в Японию возрос в десятки раз[134]. В то же время увеличился и экспорт американских вооружений нанкинскому правительству. «Нью-Йорк тайме» комментировала: «Война... создает чрезвычайный рынок сбыта для предпринимателей, задыхающихся от кризиса перепроизводства...»[135] Кроме того, использование японской опасности позволяло наращивать военно-морское строительство в самих США и получать на это ассигнования от конгресса, что также благотворно влияло на экономику. Таким образом, японская агрессия в ограниченном масштабе, в рамках Маньчжурии была просто выгодна США. Становится ясной и позиция США в отношении экономических санкций против Японии. Если на публике Соединенные Штаты были явно «за», то в конечном итоге «последовательно внушали Лиге Наций, что мы против экономических санкций» — признавался помощник госсекретаря Кастл[136]. Был против санкций и президент Гувер: «Я в течение всего времени сопротивлялся применению всякого рода санкций, считая возможным лишь апеллировать к общественному мнению»[137]. В действительности, баланс потерь и выгод США от японской агрессии явно перевешивал в сторону последних.

Тем временем Япония продолжала свои захваты. В начале января в одной из шанхайских газет была опубликована статья, оскорбившая японского императора. Патриотически настроенные солдаты и моряки восприняли выходку журналиста как личную обиду. 18 января завязалась драка между японцами и толпой горожан. Воспользовавшись этим инцидентом, в котором погибло пять японцев, как поводом, 28 января моряки эскадры адмирала Коити сошли на берег и вступили в столкновения с частями 19-й полевой армии Китая. Боевые действия начались близь Шанхая.

США, обеспокоенные тем, что Япония, возможно, пытается захватить этот крупный экономический центр, потребовали от Японии «серьезно обдумать применение силы вблизи Международных поселений...»[138]. Тем не менее к 5 мая 1932 г. японским войскам удалось вытеснить китайские части из города и его окрестностей.

Усиление японской активности вынуждали США принимать все более жесткую позицию. 23 февраля 1932 г. государственный секретарь Стимсон направил на имя председателя сенатской комиссии по иностранным делам У.Е. Бора открытое письмо, которое было тут же опубликовано. В нем говорилось, что в том случае, если Япония будет и впредь нарушать политику «открытых дверей» в Китае, Соединенные Штаты приступят к модернизации своего Тихоокеанского флота. Первая серьезная угроза за время инцидента. Однако явно недостаточная. В Токио к ней серьезно не отнеслись, в кабинете Инукаи прекрасно понимали, что в условиях кризиса ни Вашингтон, ни Лондон не смогут оказать серьезного противодействия японским интересам в Маньчжурии.

Тем временем 17 февраля в Маньчжурии был создан Северо-Восточный административный комитет, через который Япония намеревалась проводить свою политику. Уже на следующий день Комитет провозгласил «декларацию независимости» с целью «сформулировать... новую политику... установить мир... и гармоничные отношения с иностранными державами...»[139].29 февраля бывший император Китая Г. Пуи был объявлен временным президентом Маньчжурии.

4 марта Ассамблея Лиги Наций издала резолюцию с требованием немедленного прекращения боевых действий и вывода японских войск. В случае невыполнения требований Японии грозили санкциями, вплоть до военных. Однако Великобритания и Франция свои подписи под документом не поставили, опасаясь того, что любые военные и экономические санкции будут совершены за их счет и что США не поддержат резолюцию[140]. В свою очередь, Вашингтон не сильно стремился вводить какие-либо санкции по указанным выше причинам, подкрепленным взаимным недоверием великих держав. В Вашингтоне были уверенны, что нападение на Маньчжурию было совершено с «ведома» или даже «согласия» Англии и Франции, однако Япония «пошла дальше...»[141]. Исходя из такой позиции Госдеп заявил, что экономические санкции неэффективны без «совместной американо-английской военно-морской акции». США, таким образом, намекали на свою готовность к военным действиям, выставляя себя поборниками мира в глазах общественного мнения. В Белом доме были совершенно уверены, что ни Англия, ни Франция не согласятся на подобную «акцию». При всем желании три державы вряд ли могли отправить в Тихий океан силы, сравнимые с японскими, а значит, силовое вмешательство было не возможным. В Вашингтоне оказались правы, три державы предпочли «согласительную процедуру», а Ассамблея приняла решение поддержать «доктрину непризнания» Стимсона[142].

Весной 1932 г. значительные изменения произошли в Японии. Премьер-министр Инукаи был убит. Вполне нормальное явление в тогдашней Японии. Новое правительство возглавил адмирал М. Саито, однако политика в отношении Маньчжурии совершенно не изменилась. 9 марта 1932 г. было объявлено о создании нового государства на территории Маньчжурии — Манчжоу-го, под регентством Пу И. 15 сентября Япония официально признала новую страну[143]. Вскоре численность соединений Квантунской армии, на которую возлагались обязанности по «обороне важнейших опорных пунктов Маньчжурии...», достигла четырех дивизий. США были не в состоянии предпринять активных действий для предотвращения дальнейшей японской экспансии и ограничились громкими заявлениями. В августе Стимсон во время выступления в Конгрессе довольно жестко отозвался о действиях Японии, что правящие круги последней восприняли как обвинение. В стране продолжала усиливаться военная истерия. Пропаганда против других стран. В то же время посол США в Японии Д.К. Грю успокаивал Стимсона тем, что «это признак слабости... Существующая экономическая и финансовая ситуация серьезна, а может стать отчаянной...» Грю был уверен, что «думающие люди» в Имперском правительстве возьмут верх над «горячими головами военных»[144]. Американское правительство занималось самоуспокоением. А что еще делать, когда делать нечего?

В Вашингтоне уже четко осознали, что японская агрессия наносила не только «удар по коммерческим интересам Соединенных Штатов», но и угрожала «авторитету великих мирных договоров»[145]. Действия Японии явно дестабилизировали геополитическую ситуацию, нарушали баланс сил. Тем не менее Стимсон продолжал настаивать лишь на продолжении политики «открытых дверей», т.к. «американские протесты против японского признания Манчжоу-го были бы в настоящее время безумием»[146]. Действительно, пораженные «Великой депрессией» изоляционистски настроенные Соединенные Штаты не могли предпринять адекватных шагов, направленных на усмирение агрессора. В этой ситуации сохранение коммерческих интересов требовало пойти на уступки Японии. Благосклонность Токио была единственной гарантией американских вложений на захваченных территориях.

Советские историки часто отстаивали мысль о том, что позиция США в отношении «маньчжурского инцидента» и японской агрессии была по большей части продиктована стремлением реакционных кругов Вашингтона уничтожить «национально-освободительное движение в Китае» и предотвратить большевизацию последнего. Действительно, Белый дом занимал довольно прохладную позицию в отношении СССР, во многом это было продиктовано тем, что Советский Союз постоянно вмешивался во внутренние дела других стран, в том числе и США, используя Коминтерн. Поэтому усиление влияния СССР в Китае через китайскую компартию выглядело для Вашингтона не лучше японской военной агрессии

В январе 1933 г. Стимсон провел ряд консультаций с японским послом Дебучи. Последний заверил американского дипломата, что Япония выведет часть войск с китайской территории и не имеет «притязаний южнее Великой стены». Стимсон, демонстрируя недоверие, жестко парировал: «год назад Япония не имела территориальных притязаний в Маньчжурии». Дебучи заявил, что с тех пор ситуация коренным образом изменилась. Японский посол оправдывался тем, что оставить Маньчжурию — равносильно политическому (а в Японии того времени и физическому) суициду для любого кабинета[147].

24 февраля Ассамблея Лиги Наций признала Японию агрессором в Маньчжурии и рекомендовала государствам, входящим в организацию, не признавать Манчжоу-го. И тем самым сыграла на руку Токио. «К сожалению, — заявил член японской делегации, — Ассамблея через отказ предоставить своим членам факты и не критичное восприятие доклада комиссии по расследованию только злоупотребляет академичными и неадекватными принципами». Следующего демарша от Японии никто не ожидал — делегация Страны восходящего солнца покинула Ассамблею. 27 марта 1933 г. Имперское правительство Японии заявило о выходе из Лиги Наций. Имперский кабинет более не нуждался в этой организации. В ходе всего «маньчжурского инцидента» Лига не запятнала себя ничем, кроме демагогии и громких заявлений, слабость организации и взаимное недоверие ее членов были налицо. Сильная Япония могла не бояться аморфного мирового сообщества и его политического рупора. Слова — не артиллерийские снаряды.

Выход Японии из Лиги Наций ознаменовался расширением масштабов интервенции в Китае. В мае было объявлено об аннексии провинции Жехэ и присоединении ее к Манчжоу-го. 31 мая 1933 г. единственный реальный противник японской армии в Китае Чан Кайши пошел на перемирие с противником. Гоминьдан отчаянно нуждался в передышке. Воюя на два фронта: против японцев и коммунистической партии Китая, армии гоминьдана изрядно истощились. Требовалось хоть как-то стабилизировать положение и получить передышку для укрепления своей политической власти и военного потенциала, а также получить свободу рук для борьбы с войсками КПК. В городке Тангу Чан Кайши подписал унизительное перемирие с Японией. Демилитаризованная зона устанавливалась по линии севернее Пекина и Таньцзиня.

Фактически это означало конец «маньчжурского инцидента». Однако его последствия оказались куда более опасными. Разрушение азиатского баланса сил Японией усиливало ее противостояние с США, готовило почву для конфликта, для столкновения двух сильнейших держав тихоокеанского бассейна. Во время маньчжурского кризиса был упущен шанс использовать коллективные силы, что обескуражило их сторонников и поощрило агрессоров. Вплоть до Второй мировой войны таких шансов будет еще два—итальянская агрессия в Эфиопии и Гражданская война в Испании. Однако ни один из них не будет использован. Возможно, одной из причин подобного развития ситуации являются именно психологические последствия «маньчжурского инцидента», который наглядно показал, что каждый сам за себя.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru


Смотрите также