Давид и тамара


Давид Сослан — Википедия

В Википедии есть статьи о других людях с именем Давид (имя).

Давид-Сослан (осет. Дауыт-Сослан, груз. დავით სოსლანი, Davit Soslani), (…. — 1207) — осетинский царевич, муж и соправитель царицы Тамары, главнокомандующий войсками в период наивысшего расцвета феодальной Грузии[2].

Согласно историку царицы Тамары, автору «Истории и восхваления венценосцев», Сослан был «из числа сынов Ефрема, то есть овсов», приходясь родственником Русудан, будучи потомком дочери Давида Строителя, выданной замуж в Осетию[3][4]. Другой историк Тамар, автор «Жизнь царя царей Тамар» пишет, что Сослан был сыном осетинского царя, воспитанный Русудан[3][4]. В летописи «Лаша-Георгия» говорится, что Сослан был царем Осетии из рода Багратионов[4].

Вахушти Багратиони в своем труде 1745 года пишет, что Давид-Сослан по отцовской линии был потомком Деметре, сына Георгия I, то есть был из рода Багратионов. У Георгия I, царя Грузии (1014—1027), было два сына от разных жён — Баграт IV и Деметре (последний добивался престола, но безрезультатно). Впоследствии он перебрался в Константинополь. У Деметре остался малолетний сын Давид, которого бабушка увезла в Осетию. Там его усыновил осетинский царь из рода Царазонов, затем выдал за него замуж свою дочь. Их сын Атон стал царём Осетии. Давид-Сослан был внуком Атона.

Приписок, которые подтверждают точку зрения Вахушти, нет в ранних списках «Картлис Цховреба» XVII века, которые с точки зрения ряда исследователей были добавлены в новые версии для исправления первоначальной генеалогии[5]. Согласно же профессору востоковедения Аугусто Алеманю, Сослан был осетинским царевичем, сыном осетинского царя Джандара[2].

В 1187 году царица Тамара развелась с первым мужем Юрием (прозванного грузинами Георгий Руси), и он был изгнан из Грузии. Через год она вышла замуж за Давида Сослана — друга детства, воспитанного при грузинском дворе тёткой царицы Тамары — Русудан, сестрой Георгия III.

Находясь рядом с Тамар, Давид многое сделал для грузинского государства. Он прожил жизнь, богатую военными сражениями и борьбой с врагами Грузии. Первым военным конфликтом, в котором ему пришлось принять участие, стал мятеж Юрия, который вернулся из изгнания и нашёл поддержку в Западной Грузии. Давид участвовал в нескольких сражениях, в результате которых армии восставших были разбиты[6].

Долгое время боролся с экспансией сельджуков, которые стремились завоевать историческую территорию Грузии.

Грузинское царство в 1213 году

В 1195 году в Шамхорской битве Давид Сослан нанес жестокое поражение правителю Иранского Азербайджана атабеку Абу-Бекру[7]. Это дало временный контроль над Ширваном, хотя затем конфликт перерос в затяжную войну.

Усиление Грузии не давало покоя правителям мусульманских государств. Среди них был румский султан Рукн-ад-дин, который напал на правителя Эрзурума (вассала Грузии) и тем самым оказался в конфликте с Грузией. Султан организовал общеисламский поход на Грузию, войско под командованием Давида Сослана двинулось навстречу. Царица сама проводила войско до Вардзии, осталась там и все время молилась. В 1202 году в битве при Басиани грузины одержали блестящую победу над многочисленным врагом. Давид Сослан взял в плен брата Рукн-ад-дина, который был продан царицей за лошадиную подкову.

В 1204 году Грузия поддержала Комнинов против свергнувших их Ангелов. Грузинское войско заняло приморские города: Трапезунд, Лимнию, Самсун, Синоп, Керасунт, Котиору, Гераклею. Образовалась Трапезунтская империя, которая стала союзником Грузии.

В 1207 году Давид Сослан скончался (по некоторым источникам, был убит). В том же году царица Тамара посадила на трон соправителем своего сына Георгия Лашу.

Место захоронения неизвестно.

ru.wikipedia.org

Коронованная красавица и воин. Семейная жизнь царицы Тамары и Давида сослана восхищала современников и вдохновляет потомков

О том, что была такая царица Тамара, знают все. Редко кто в школе не читал романтическое стихотворение Лермонтова о том, как в «глубокой теснине Дарьяла, где роется Терек во мгле», в старинной башне жила царица Тамара, которая заманивала путников на ложе любви, а наутро приказывала их убить. В знаменитой книге Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев» сошедшему с ума отцу Федору, сидящему на скале возле Военной Грузинской дороги, в видении также является легендарная царица Тамара, предлагающая зайти в гости, чтобы перекинуться в картишки. Эти, казалось бы, весьма далекие от истины упоминания о Тамаре свидетельствуют не о недостатке уважения к памяти великой женщины, а скорее, об огромной популярности жившей восемь веков назад правительницы.

Рожденная превзойти великих мужчин

Конечно же реальная царица Тамара (1166—1213) никогда путников с нехорошими целями не заманивала и в картишки по-соседски не перекидывалась. Некогда было ей такими несерьезными делами заниматься.

Правнучка великого правителя Давида Строителя, она превзошла славу прадеда: с именем Тамары связывают золотой век Грузии и период ее наибольшего государственного могущества.

Кстати, права Тамары на престол были несколько сомнительными. Ее отец Георгий III силой отобрал власть у законного наследника — своего рано осиротевшего племянника Дмитрия. А когда тот при поддержке части грузинских вельмож решил вернуть себе утраченное, Георгий жестоко подавил восстание. Царевича Дмитрия то ли казнили, то ли ослепили, поддержавший его род Орбели был почти истреблен. Случилось это в 1177 году, когда Тамаре было всего одиннадцать лет или даже меньше. Ведь точная дата ее рождения неизвестна, слишком давно это было, и слишком много трагических событий видела земля Грузии за прошедшие столетия.

Большая часть свидетельств той эпохи канула в Лету, зато история жизни Тамары обросла легендами и версиями. Есть даже такая, что на самом деле царевич Дмитрий спасся от казни и жил потом под именем Шота Руставели. Будто бы он любил свою двоюродную сестру Тамару, которой и посвятил поэму «Витязь в тигровой шкуре». За восемь веков можно много придумать, смешивая слухи и факты.

А реальная жизнь царицы была весьма непростой, и вспоминать в Грузии созданный ею золотой век любят. Тем более что Грузия времен царицы Тамары была государством с территорией много большей, чем современная, во многом благодаря… счастливому браку правительницы.

Взошла на трон — замуж!

Георгий III, женатый на осетинской царевне Бурдухан, не имел сыновей — только двух дочерей, старшей из которых и была Тамара.

В честь рождения девочки отец приказал построить храм Рождества Богородицы. Ей дали прекрасное образование — согласно официальной версии занималась воспитанием царевны ее тетя Русудан. В самом юном возрасте отец сделал царевну своей соправительницей, справедливо полагая, что так будет надежнее. Недовольных жестким правлением царя и тем, что он захватил трон племянника, хватало и после подавления мятежа. Так что через год после подавления восстания, в 1178-м, Тамара взошла на трон.

Историки относят к 1180 году фреску в монастыре Вардзия, на которой рядом с Георгием — Тамара. Это ее единственное из сохранившихся прижизненных изображений.

В 1184 году Георгий умер — еще совсем нестарым человеком. Но грузинские цари в те времена редко отличались кавказским долголетием, слишком сложна и опасна была их жизнь. Это в полной мере ощутила и Тамара, когда осталась одна на троне.

Судя по всему, в первые годы правления, даже после повторного венчания на царство, ей приходилось подчиняться грузинским вельможам, явно не желавшим отдать власть в руки юной девушки. Молодой царице назначали советников, от нее удалили верных людей, в конце концов даже вынудили выйти замуж за совершенно незнакомого человека.

Тамара сопротивлялась, как могла, но вынуждена была уступить — грузинские феодалы решили, что изгнанный из русских земель сын владимирского князя Андрея Боголюбского Юрий будет подходящим женихом. Во-первых, он был христианином, во-вторых, не имел в Грузии родственников и сторонников, значит, станет подчиняться тем, кто его возвысил. Напрасно Тамара просила подождать с браком, чтобы присмотреться к будущему мужу. Свадьба состоялась уже в 1185 году.

Когда муж равнодушен к жене

Юрий явно не желал мириться с ролью принца-консорта. Проведя два успешных военных похода, он показал себя умелым полководцем и приобрел симпатии некоторых вельмож, виртуозно используя разногласия в грузинской верхушке. Русский князь постепенно становился влиятельным, и его претензии на реальную власть становились все очевиднее.

Да и мужем он оказался, мягко говоря, не идеальным. В личной жизни Юрий проявил себя как человек грубый, неуживчивый (видно, не зря его с Руси выставили) и вовсе не считал себя счастливейшим из смертных, обладая прекраснейшей женщиной Грузии. Красота Тамары, которую воспевали поэты, оставляла мужа равнодушным.

Другая юная женщина в такой ситуации могла бы пасть духом — трон практически отобрали, за него теперь дерутся разные группировки влиятельных и жестоких мужиков, собственный муж с тобой не считается и не любит, в стране беспорядки… Но умница-красавица Тамара, обладавшая к тому же редким обаянием, умела и ждать, и действовать.

Она постепенно собирала своих сторонников, оттесняла и ссорила противников, завоевывала симпатии подданных — и к 1187 году оказалась настоящей правительницей своей страны. Юрий был отправлен в Константинополь, в утешение ему дали приличное состояние. Причиной для развода назвали пьяные бесчинства Юрия и его гомосексуальные наклонности. Был ли князь подвержен этому греху или такой повод показался удобным, неизвестно. Но детей в этом браке не было, что наводит на размышления.

Царице удалось навести порядок в стране — где-то жесткими мерами, где-то щедрыми дарами, но в Грузии воцарился мир. Юная прекрасная царица сумела, как сейчас модно говорить, сплотить нацию. И наконец, она обрела любовь.

Они нашли друг друга и любовь

В этой истории опять загадка — как они нашли друг друга? Осетинский царевич Давид Сослан вроде бы воспитывался вместе с Тамарой с детства у той же тетушки Русудан.

То есть был другом детства царицы и даже родственником династии Багратионов. Другие же историки утверждают, что Тамара и Давид были еле знакомы. И просто после развода с Юрием нужно было срочно искать нового мужа: трону требовались наследники.

Но нет никакой разницы, как именно прошло первое знакомство, главное, что Тамара и Давид искренне полюбили друг друга. Не случись этого, возможно, не было бы и никакого золотого века.

Они поженились в 1188 году в Дидубийской церкви Рождества Богородицы, той самой, которую отец Тамары построил в честь ее рождения.

История не сохранила для нас портрет Давида Сослана. Его описывали как человека образованного, красавца богатырского телосложения, отважного воина и мудрого полководца, любящего мужа и отца. Если даже в этих описаниях есть преувеличение, то небольшое.

Вряд ли Тамара смогла бы полюбить человека, не обладавшего несомненными достоинствами. Тем более что военные победы Давида принесли ему заслуженную славу. Это он в 1191 году разбил войско вернувшегося из Константинополя Юрия, желавшего вернуть себе трон и жену. Когда некоторые историки пишут о том, что мятежников усмирила сама Тамара, верится с трудом. Как раз в 1191 году она родила сына Георгия, будущего грузинского царя Георгия IV. Затем Давид Сослан разбил правителя Азербайджана Абу Бекра, потом — румского султана Рукн-ад-Дина.

Ему много пришлось воевать, а она молилась за него и строила монастыри и храмы. В это время в Грузии вообще много строили — крепости, дворцы, дороги и мосты. Недаром Тамара была правнучкой Давида Строителя.

Расширение государства приносило новые доходы, которые вкладывались в то, чтобы Грузия стала процветающей страной. Удачно проведенная военная реформа привела к тому, что страна могла выставить шестидесятитысячное, хорошо подготовленное войско.

Административная реформа позволила улучшить управление страной и уменьшить злоупотребления власть имущих.

Народ любил свою царицу и уже при жизни слагал о ней легенды.

Идеальная пара правителей

Их семейная жизнь восхищала современников: сохраняя величие правителей, Тамара и Давид при этом трогательно были привязаны друг к другу и к своим детям — царевичу Георгию и царевне Русудан.

В одной легенде говорится, что, когда один большой вельможа пришел с докладом к Давиду, тот катал на спине сына, изображая лошадку. Увидев удивленный взгляд, Давид спросил: «У Вас ведь тоже есть дети?» И, получив утвердительный ответ, сказал: «Тогда продолжаем». Так он выслушал пришедшего, не прерывая игры с сыном.

Двор царицы поражал даже не роскошью, а тем, что в нем царили поэты и философы. Любимым занятием Тамары и Давида были беседы с образованными людьми и поэтические турниры. Есть исследования, в которых утверждается, что сам Давид Сослан писал и издавал книги, что он послал в Грецию сорок молодых людей для обучения. Тамара платила стипендии шестидесяти студентам, учившимся в Афонской школе. В грузинских школах того времени, которых при Тамаре открылось немало, преподавали древние языки, стихосложение, историю, философию, арифметику, астрологию, богословие и ораторское искусство.

В легендах чувства живут вечно

Великолепная история этого счастливого брака омрачена только одним — он оказался недолгим. В 1207 году Давид умер, возможно, был убит. Есть версия, что его устранила грузинская знать, опасаясь усиления влияния талантливого полководца. Во всяком случае сразу после его смерти Тамара сделала шестнадцатилетнего сына своим соправителем, явно воспользовавшись опытом своего отца.

После этого она прожила совсем мало, по некоторым источникам, даже умерла в тот же год. Ее смерть и погребение окружены тайной. Официально Тамара скончалась в 1213 году от болезни в замке Агарани, кстати, какой именно замок тогда так назывался, установить не удалось.

Где могила Тамары, тоже неизвестно. Ее тело было перенесено в Мцсхету, потом в Гелати, в фамильный склеп Багратионов. Но археологические раскопки не нашли следов ее захоронения.

Есть документы Ватикана, что, согласно завещанию царицы, ее прах перевезли в Крестовый монастырь в Иерусалиме. Существует легенда, что там окончил свою жизнь и принявший монашество великий поэт Шота Руставели, всю жизнь любивший царицу. Есть и мнение, что Тамару тайно похоронили рядом с мужем, в родовой часовне в Осетии, но это, скорее всего, тоже легенда.

Причисленная грузинской церковью к лику святых царица Тамара до сих пор живет в легендах. Считается, что она вовсе не умерла, а где-то спит в золотом покое и проснется, когда народу потребуется ее помощь.

14 мая Грузия отмечает день поминовения Тамары — этот день называется Тамароба. Открытый в 1892 году астероид назвали именем Святой Тамары, в Грузии стоят посвященные царице памятники, в 2010 году открылся аэропорт ее имени. О любви Тамары и Давида написано много.

А недавно на сцены вышла опера «Тамара и Давид Сослан». И вряд ли на этом закончится их история…

Текст: Алиса Бецкая

happysvadba.ru

Читать онлайн Тамара и Давид

Без аннотации.

Исторический роман "Тамара и Давид" отображает значительную эпоху истории Грузии - рубеж XII–XIII столетий, когда древняя Грузия (Иверия) достигла наибольшего расцвета своей государственной, хозяйственной, и культурной жизни. А. И. Воинова правдиво показала социально-политический строй, взаимоотношения отдельных княжеств, оппозицию феодальной верхушки, которая не могла примириться с усилением царской власти и объединением Грузии. Она всячески стремилась через патриарха Микеля добиться неограниченной власти. Роман передает атмосферу этой борьбы, развернувшейся между царицей и владетельными князьями.

Роман имеет большое эстетическое и воспитательное значение; читается с захватывающим интересом.

Содержание:

  • ВОИНОВА А. И. 1

  • ЧАСТЬ ПЕРВАЯ 1

  • ЧАСТЬ ВТОРАЯ 29

  • ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ 50

  • ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ 70

  • Примечания 92

Александра Воинова
Тамара и Давид
Исторический роман

ВОИНОВА А. И.

Александра Ивановна Воинова родилась в 1885 г. в селе Воскресенском Тульской губернии, в дворянской семье. В раннем детстве потеряла родителей. Неполное образование получила в народной школе, после чего в 1908 г. окончила Тульскую женскую гимназию и поступила на фельдшерские курсы. Увлекшись литературой, она оставила фельдшерские курсы и поступила на историко-филологический факультет Высших женских курсов.

После окончания историко-филологического факультета перешла на философское отделение этих курсов. Здесь у А. Воиновой и зарождается желание попробовать свои силы на литературном поприще.

В 1913 г. Воинова А. пишет свою первую книгу "Записки курсистки". В ней правдиво описана жизнь тогдашнего студенчества, его революционный дух, участие в революции 1905 г.

В 1913 г. книга была конфискована и изъята из обращения, автора осудили на 3 года. В связи с 300-летием дома Романовых Воинову помиловали. В 1915 г. она выходит замуж и переезжает в Тамбовскую губернию в Борисоглебск, где занимается изучением положения крестьянства. Воинова подготовила повесть, посвященную жизни крестьянства. В этой книге описана тяжелая, беспросветная жизнь русского крестьянства в годы реакции. Рукопись была конфискована полицией и затеряна в Тамбовском губернском архиве.

После победы Октябрьской социалистической революции Воинова переезжает в Москву и активно включается в литературную деятельность. Она начала писать рассказы для "Молодой гвардии", для газет и "Театрального издательства". В период с 1920 по 1928 гг. работала над пьесами: "Совбарышня Нина", "Акулина Петровна", "Золотое дно", "Получка" и другие, которые ставились в театрах и рабочих клубах Москвы, Ленинграда, Тамбова, Тулы и других городов.

В 1930 г. в Москве издательство "Земля и фабрика" выпустило первый большой роман Воиновой "Самоцветы". Вслед за этим романом написан роман "Восток и запад", вышедший в 1935 г. А. И. Воинова с 1934 г. является членом Союза писателей СССР. В 1932 г. Воинова тяжело заболела и три года лечилась в Цхалтубо. "В этот период, - пишет Воинова, - меня крайне заинтересовала личность Тамары и ее взаимная любовь с Давидом-Сослани" (из автобиографии А. Воиновой). После чудотворного цхалтубского лечения Воинова ездила по историческим местам Грузии, связанным с жизнью и деятельностью Тамары и Давида.

В 1938 г. Воинова вернулась в Москву и начала работать в музеях и библиотеке им. В. И. Ленина; изучила средние века Запада и Ближнего Востока. Воинова собрала огромный материал по истории Грузии, Армении, сельджукских султанов и Арабского Востока. Она пользовалась, помимо грузинских источников, арабскими, византийскими и историей крестовых походов. Неоценимую помощь в работе над романом писательнице оказал ее муж Д. С. Дандуров, глубокий знаток древней истории Востока.

В 1941 г. Воинова переезжает в Тбилиси и продолжает работу над романом "Тамара и Давид". В 1942 г. издательством "Заря Востока" было опубликовано несколько глав из романа.

Исторический роман "Тамара и Давид" отображает значительную эпоху истории Грузии - рубеж XII–XIII столетий, когда древняя Грузия (Иверия) достигла наибольшего расцвета своей государственной, хозяйственной, и культурной жизни. А. И. Воинова правдиво показала социально-политический строй, взаимоотношения отдельных княжеств, оппозицию феодальной верхушки, которая не могла примириться с усилением царской власти и объединением Грузии. Она всячески стремилась через патриарха Микеля добиться неограниченной власти. Роман передает атмосферу этой борьбы, развернувшейся между царицей и владетельными князьями.

Роман имеет большое эстетическое и воспитательное значение; читается с захватывающим интересом.

В 1962 г. Госиздат Юго-Осетии выпустил роман "Тамара и Давид". В 1964 году издательство переиздало книгу. Ввиду большого спроса читателей Москвы, Ленинграда, Томска, Омска, Киева, Орджоникидзе и других городов Советского Союза "Тамара и Давид" выходит третьим дополненным изданием.

Рехвиашвили В. В.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ГЛАВА I

Со сторожевой башни, что стоит на сером гранитном утесе у изгиба реки Ардон в Кассарском ущелье, в двух километрах от летней резиденции царя овсов , глашатай возвестил: - Едут!

Обычно сторожевые башни служили для военных целей: от башни к башне они передавали по ущельям вести о вторжении вражеских войск и их передвижении. Но на этот раз глашатай с башни сообщил радостную весть: царевич Сослан возвращался от кипчакского хана, где он гостил.

Свыше двух лет Сослан не был в летней резиденции овсского царя. За это время он исколесил земли от Сурожского до Хвалинского моря, от Туал до Карногайских степей.

К полудню всадники достигли Нузальского замка. Впереди на вороных конях скачут царевич Сослан и его неразлучный друг - грузинский азнаур Гагели. Царевича сопровождали воеводы и старшины.

Навстречу Сослану из южных ворот Нузальского замка вышли придворные во главе со старейшим рода Царазоновых, седобородым Бола. Никто бы не поверил, что ему за сто лет.

Не доехав до ворот, царевич Сослан и Гагели увидели Бола и спрыгнули с коней, за ними спешилась вся свита. Сослан направился к Бола, остановившись на расстоянии десяти шагов, отвесил ему поклон. Как только начал говорить Бола, Сослан поднял голову и сосредоточенно стал слушать.

- О боги! О покровитель всадников Уастырджи, - произнес Бола, - вам обязаны благополучным возвращением нашего царевича. Да благословите его в будущем. Добро пожаловать!

Царевич узнал среди придворных своего боевого друга - азнаура Элизбара Палавандишвили, прославленного в битвах против спарсов и сельджуков. Сослан перевел свой взгляд на Гагели и тот быстро зашагал к Элизбару. Два картлийских богатыря слились в объятии.

Сослану и Гагели было ясно, что Элизбар мог появиться в резиденции овсского царя только как посланец царицы Тамары.

Открытое, благородное лицо Элизбара не могло скрыть от Гагели, что он прибыл с радостной вестью для Сослана.

- Какую весть нам привез витязь Иверии ? - полушепотом опросил Гагели Элизбара.

- Хорошие вести, дорогой друг, - ответил Елизбар, понизив голос. - Светлоликая царица Тамара, дочь блистательного царя царей Георгия, скучает по дорогим друзьям. Я приехал по велению моей царицы и доблестного картлийского дворянства.

- Неясно говоришь, друг мой, - перебил его Гагели.

- О, не торопи, храбрейший из храбрых. Царица решила, что настало время действовать.

Гагели повел Элизбара к царевичу Сослану.

На почтительном расстоянии от Сослана Элизбар остановился и отдал ему земной поклон, потом, подняв голову и расправив могучие плечи, обратился к царевичу:

- Лучезарная Тамара, царица Иверии, посылает тебе, храбрейшему на Кавказе, потомку великого Дургуля, поклон.

- Слава мудрой царице, приветствую тебя, доблестный витязь, - ответил Сослан и сделал шаг в сторону Элизбара.

Элизбар подошел к Сослану, но не успел опустить голову в поклоне, как царевич прижал его к своей богатырской груди.

dom-knig.com

Давид и Тамара.Сказка их жизни

 

 

Эта история любви – настоящая сказка. Любовь с детства, мучительная разлука, злой навет и вынужденный брак, долгое и опасное путешествие на верную смерть – все смешалось в сюжете и закончилось хеппи-эндом. Прекрасный рыцарь вернулся с добычей и они жили долго и счастливо, правда, не умерли в один день. И эту сказку уже написали: она называется «Витязь в  тигровой шкуре».

Жизнь, однако, вышила по этой канве совсем другие узоры. И в отличие от красочного ковра,  гладко сплетенного пером Руставели, в ткани судьбы полно прорех. Что упустили из виду или не сочли важным картлийские летописцы, что погибло под копытами  монгольских коней, что истлело в памяти, не подкрепленное письменным осетинским словом. В реке времени потонули подробности, но сила  любви колоссов истории превозмогла и эти всепоглощающие воды. Ибо это любовь и это колоссы. Прекрасная и великая царица Тамара и ее муж и соправитель, осетинский царевич Давид-Сослан.   Автору «Витязя» было несравнимо легче: его не отделяла от героев непроницаемая стена столетий. Казначей Тамары воспевал свою царицу с таким нескрываемым чувством, что это подвигло кое-кого из исследователей заподозрить в поэме автобиографию, а за псевдонимом Руставели разглядеть самого Давида-Сослана, будто бы изладившего неслыханное прежде в Грузии имя Шота из первых слогов своего и возлюбленной имени.   Не будем обсуждать фантастику, ибо и реальность феерична. История Тамары и Давида-Сослана просвечивает в каждой строке, начиная с заглавия, которое в оригинале звучит, как «Витязь в барсовой шкуре». Барс даже не намекает – просто криком кричит об осетинских корнях витязя, ведь он явился на аланский герб еще в раннем средневековье. Тем, кому символики недостаточно, Руставели сказал открытым текстом в эпилоге:   Мне ли петь дела Давида, возглашая славу слав? Я служил ему стихами, эту повесть отыскав. В ней прославлены владыки многочисленных держав, Их чудесные деянья и величественный нрав.

«Шота Руставели преподносит поэму «Витязь в барсовой шкуре» царице Тамаре». Венгерский художник Михай Зичи, 1880 г.

Автор перенес действие в дальние и полувымышленные страны, но ни современников, ни потомков не обманул. В Нестан-Дареджан и Тариэле узнали венценосных супругов. И хотя история со злоключениями возлюбленных изменена до неузнаваемости, огромная любовь, препоны и их преодоление жизненны до последней буквы.

Друг детских игр, постоянный спутник в прогулках,  рука к руке, сплетенные прохладные  пальцы… За этой наливающейся силой хрупкая яркоглазая Тамара чувствовала себя как за крепостными камнями. Это было всегда и будет всегда, думала царевна, не ведая тогда, каким долгим путем пойдет осетинский царевич Сослан к трону, на который ее возвели двенадцати девчоночьих лет. Возвели не от простой жизни, а вследствие перипетий трудной иберийской истории и кровавых людских интриг.   У Георгия III и его осетинской супруги Бурдухан не родились сыновья. Чудесная и умная дочь осетинского царя Худана была отменной рукодельницей, восхищала всех мудростью и красотой, но рано скончалась и не успела подарить мужу наследника. Предвосхищая смуту, отец решил короновать дочь еще при своей жизни. Да и сам Георгий чувствовал себя на троне неспокойно, а коронованная племянница осетинских царей обеспечивала его верными союзниками. «Исчадие льва одинаково, будь то самец или самка», –  согласились подданные Георгия и затаились до его кончины.   Узлы этой истории завязались еще при царе Деметре I, сыне Давида Строителя. Деметре настолько благоволил младшему сыну Георгию, что старший, Давид, почел за лучшее свергнуть отца, чтобы не лишиться престола. Его мятеж закончился удачей, Деметре постригли в монахи, но усидеть на троне Давиду не удалось: взял да и скончался при подозрительных обстоятельствах. Его наследник Демна не вошел еще в совершеннолетний возраст, так что на трон  снова вернулся расстриженный монах Деметре I. Однако и ему не суждено было долгой старости: в следующем году царь внезапно отдал богу душу, и грузинские хроники красноречиво молчат о том, как это произошло.  А Демна опять не успел повзрослеть, и наступил черед Георгия, который будто бы даже обещал вернуть трон наследнику, но как-то не собрался. А может, и не обещал, а просто жестоко расправился с восставшими сторонниками Демны, а сам Демна то ли был казнен, то ли пропал при невыясненных обстоятельствах.

РОДСТВЕННЫЕ УЗЫ И ЦАРСКОЕ ВОСПИТАНИЕ

В ту средневековую пору на Кавказе считалось правильным отдать сына на воспитание в дружественную или родственную семью. Дочь Давида Строителя, то есть прадеда Тамары, Русудан выдали в свое время замуж за осетинского царя, вот вам и родство и дружество! Эту Русудан, правда, все время путают с другой Русудан, ее племянницей, дочкой того самого Деметре I и сестрой Георгия III, которая была женой поочередно двух султанов, но еще до рождения Тамары овдовела и вернулась в Грузию. Именно эта дважды выданная в дальние края и пережившая обоих мужей Русудан пригрела и воспитывала родственника мужа своей тетки, отпрыска владетельной фамилии Царазоновых. Анонимный, впрочем, как почти все летописцы, автор – современник событий написал об этом в сочинении «История и восхваление венценосцев» просто и прямо:  

Во дворце царицы Русуданы был витязь из сынов Ефрема, то есть оссов, мужей могущественных и сильных в боях. Так как он доводился Русудане родственником по линии ее тетки, дочери отца ее Давида, выданной замуж в Осетию, она, Русудана, привезла его на воспитание в собственном своем дворце».   Впрочем, нельзя исключить и того, что Сослан приходился дальней родней матери Тамары – несравненной Бурдухан, как о том пишет армянский историк, современник Тамары. Нет никакого противоречия и в родстве сразу по двум ветвям, но доказательств не существует – лишь косвенные свидетельства и логические построения. Одно можно утверждать уверенно: связи между Грузией и Осетией в те времена были прочные, народы крепко уважали и ценили друг друга, властители роднились и поддерживали друг друга в мирное время и на поле брани.   Пятью веками позже грузинские историки попытались вывести родословную Давида-Сослана из рода Багратионов и по отцовской линии, но это все же маловероятно. Во всяком случает грузинский историк Зураб Чичинадзе в книге, изданной еще до революции, простодушно признается, что «достоверно нам ничего не известно».   Не густо сведений и о детстве и юности Сослана. Утверждают, что двойное имя он получил еще в детстве: Сослан – осетинское имя, крещен же царевич был Давидом. Будто бы знал царевич несколько языков – и это представляется верным: правители и их дети были в те поры людьми образованными, а в плавильном кавказском котле варились сразу и греческий с персидским, и латынь с арабским. И мало кто сомневается в мужественной красоте Давида-Сослана: все тот же летописец указывает, что «юноша этот,  – по отцу и матери царского происхождения,  – был сложен хорошо, плечист, на вид красив, ростом умеренный». Прекрасная, одним словом, пара юной царевне, которая и сама великолепна собой. Поверим  влюбленному поэту:   Косы царственной – агаты, ярче лалов жар ланит. Упивается нектаром тот, кто солнце лицезрит… Мне приказано царицу славословить новым словом, Описать ресницы, очи на лице агатобровом, Перлы уст ее румяных под рубиновым покровом,  – Даже камень разбивают мягким молотом свинцовым!   Современники и потомки изощрялись в описаниях и сравнениях: солнце улыбающееся, тростник стройный, лицо лучезарное. Немногие сохранившиеся прижизненные изображения не оставляют возможности судить: живопись тех времен дает весьма приблизительное представление об истинном облике Тамары, да и многочисленные подновления исказили первоначальный замысел художника. Но  значительности, царственности, силы взгляда не скрывают и эти фрески. А вот коварной и злой, как демон, Тамара не была: ее нечаянно оклеветал Лермонтов, перепутав с другим историческим персонажем.    

На троне нет времени для детских игрищ. Подросток Тамара приступила к изучению дел, которые ей предстояло вершить в ближайшем будущем: окружающая действительность не обещала царям долголетия даже на Кавказе. Тем более на Кавказе: обычные в те времена распри у престола и между престолами умножались в этом случае горским темпераментом. История не подвела: через шесть лет совместного правления, Георгий III отошел к праотцам. Его похоронили в Гелатском монастыре, там же короновали Тамару – еще раз, как единоличную правительницу Грузии. Присутствовавшие на церемонии не поняли тогда, что началась новая эра – потомки потом назовут ее золотым грузинским веком.   Руки Тамары жаждала едва не половина отпрысков владетелей окрестных стран, но сердце ее было давно и прочно оккупировано аланским царевичем. Юные возлюбленные готовы были соединиться, но судьба решила повременить с хеппи-эндом. Вроде бы Сослана обвинили в гибели царевича Демны или как-то иначе решили убрать с глаз долой. И правда, зачем возле царицы верный человек? А как тогда влиять на нее и решения, как тогда водить Тамару, будто куклу? До времени затаившиеся не доверяли женскому уму и желали властвовать над ним.   Красивая легенда рассказывает, что и повод для изгнания придумали изящный. Иди Сослан-царевич за три моря и принеси нам крест святой, христианскую святыню. Завладели святынею злые нехристи-вороги, надругаются они над святыней, разобьют в щепки. Не вынесет этого кроткая религиозная душа царицы Иверии! Поди туда в Палестину, аланский царевич, принеси крест святой и будет тебе счастье. А тем временем…   Тем временем, алчущие тайной власти решили выдать Тамару замуж. Негоже, мол, молодой царице быть без мужской защиты, да и престолонаследием надо озаботиться, то есть чадо пора родить. Надобен христианин и без всяких связей при грузинском дворе, без родни, без сторонников – только так можно избежать новых распрей. И лучше, если претендент будет хорошего рода: чтобы союзников мог призвать, коли ворог в святую Иверию вторгнется.

Торжественное прибытие князя Юрия в Тбилиси. Худ. С.Б. Савлаев

Поиски жениха не затянулись. Все в том же труде «История и восхваление венценосцев» утверждают, что на государственном совете встал влиятельный и знатный Абул-Асан и заявил: «Я знаю царевича, сына великого князя русского Андрея; он остался малолетним после отца и, преследуемый дядей своим Савалатом, удалился в чужую страну, теперь находится в городе кипчакского царя Севенджа». Савалатом здесь назван Всеволод Большое Гнездо, но в целом грузинский боярин изложил ситуацию верно: после убийства Андрея Боголюбского его брат Всеволод боролся за власть во Владимиро-Суздальском княжестве и победил. Младший сынок убиенного князя Андрея был вынужден бежать к половцам, которых еще называли кипчаками. И отчего именно к половцам, как раз известно: бабушкой Юрия была дочь половецкого хана Аепы.   Кандидатура взыскательный совет удовлетворила. Уверяют, что особенно радовалась тетя Русудан: ее сестра в свое время была супругой двоюродного дяди будущего жениха. Кое-кто из историков полагает, что замужем за Изяславом Мстиславичем была сама Русудан – еще до того, как отправилась в гарем к сельджукам, но даты возражают против этого предположения. Как бы то ни было, за Юрием отрядили купца Заробабели и принялись готовиться к свадьбе. По случайному совпадению Юрий прибыл в Грузию в том же 1185 году когда на половцев двинулся походом князь Игорь Святославович – тот самый из «Слова о полку Игореве».

ЧУЖЕРОДНЫЙ ЧЕЛОВЕК И ТЕРПЕЛИВАЯ НАКОВАЛЬНЯ

Разлука тем не менее не затуманила любимого облика и не стала палачом любви. Расстояние не разделило сердца, и одна только мысль о союзе с иным человеком сводила юную царицу с ума. Неизвестный историк XVI века уверяет, что отчаявшаяся невеста пыталась воззвать к разуму придворных: «Как можно сделать такой необдуманный шаг? Мы не знаем ни о поведении этого чужеродного человека, ни о его делах, ни о его воинской доблести, ни о его природе и ни о нравах. Дайте мне переждать, пока не увидите достоинства или недостатки его».

Руки Тамары жаждали многие отпрыски владетелей окрестных стран, но сердце ее было оккупировано аланским царевичем Твитнуть эту цитату

Переждать юной Тамаре не дали. 19-летнюю царицу попрекнули бездетностью и попеняли на отсутствие предводителя войск. Царица дрогнула и покорилась: страна требовала жертвы, а властителю должно покоряться разуму, но не сердцу. Только подушка да темная ночь знали, что стоило это решение.   В самом конце 1185 года Тамара и Юрий венчались. На свадебном пиру невеста не лучилась довольством, улыбка не озаряла прекрасного лица. Ничто не предвещало счастливой жизни, и все мрачные предчувствия сбылись: дети в этом браке на свет не явились и через два с небольшим года несостоявшегося царя отправили с богом и большими сокровищами в Константинополь.   Отчего так вышло? Летописец сравнивает прекрасную Тамару с долготерпеливой наковальней и не жалеет черной краски: «У русского стали обнаруживаться скифские нравы: при омерзительном пьянстве стал он совершать много неприличных дел». Не столь целомудренные историки прямо обвиняют Юрия в мужеложстве и зоофилии. «И я не в силах выпрямить тень кривого дерева и, не имея за собою вины, отряхаю и пыль, которая пристала ко мне через тебя», – заявила Тамара и изгнала супруга с брачного ложа и из страны.   Есть, правда, и комплиментарная для русского князя версия, согласно которой он не желал быть злодеем-разлучником и распускал слухи о своем непристойном поведении сам – дабы у Тамары появился повод для развода. Можно бы поверить в эту версию, да мешает история: неутешный, но отважный Юрий, еще в бытность мужем царицы совершивший два успешных похода, не смирился с изгнанием из рая, а собрал вокруг себя часть мятежных грузинских вельмож и пошел возвращать власть. К счастью, не возвратил: войска Тамары возглавлял ее муж, храбрый Давид-Сослан.

…ВОССЕЛИ ДВА СВЕТИЛА

Да, он вернулся со щитом, хотя легенда уверяет, что с крестом. Удалось, считает предание, Давиду-Сослану уговорить султана Саладина расстаться с частью креста, захваченной в битве с крестоносцами. Утверждают еще, что это была та самая часть креста, которую некогда отвезла на Святую землю вдова Давида Строителя. Как бы то ни было, крест в этой истории, несомненно, есть: судьбы осетинского царевича и грузинской царицы, наконец, скрестились. Они обвенчались в том самом храме Богоматери в Дидубе, который Григорий III некогда возвел в честь рождения дочери. На этот раз летописец исходит медом: «…воссели на счастливые троны два светила, два освещающих землю солнца. Возрадовался от мала до велика весь народ».   И потекла прекрасная жизнь золотого века: походы под руководством отважного Давида Сослана случались победоносные, постройки и мосты росли крепкие и пригожие, дороги стелились гладкие, дети рождались красивые – от любви всегда все ладится. Грузинское государство вдвое выросло и окрепло, храмам и крепостям утратили счет, царицу и царя славили в стихах и прозе, при дворе читали поэмы и вели философские споры. В 1191 году Тамара обрадовала мужа наследником Георгием, которого звали Лаша, то есть «светлый», в 1194 году родилась дочь, нареченная Русудан.

«Все романы обычно на свадьбах кончают недаром, потому что не знают, что делать с героем потом…». Поэт Константин Симонов прав: как рассказать о жизни, исполненной ежедневного счастья, пусть и не слишком долгой? Они жили счастливо, но умереть в один день Тамаре и Давиду-Сослану не довелось. В 1207 году одно из солнц закатилось: Давид-Сослан умер при подозрительных обстоятельствах: возможно, что был убит. И обстоятельства смерти и само место упокоения соправителя царицы и ее главнокомандующего до сих пор захоронены под толщей веков.   Неутешная Тамара немедленно возвела в соправители шестнадцатилетнего сына. Шесть лет спустя и второе солнце ушло за горизонт: ослабленная горем вечной разлуки Тамара не смогла сопротивляться страшной болезни. Из церкви, по преданию, вынесли несколько гробов – никто не должен был знать, где похоронена великая царица. Так и не знают – до сих пор, а место погребения ищут от Грузии до Иерусалима.   Еще через несколько лет над Иверией собрались черные тучи. В схватке с монголами был смертельно ранен Лаша, слабая и неготовая к роли царицы Русудан после двадцати лет опустошительных войн подписала с монголами вассальный мир. Самостоятельная и единая Грузия надолго исчезла с географических карт. Но память о любви Тамары и Давида-Сослана выжила и пересилила годы и расстояния. Ибо это любовь и это великие люди.  

Ольга СЛАВИНА

© Федеральный познавательный журнал «Горец»

www.nykhas.ru

Тамара и Давид читать онлайн, Александра Воинова

ВОИНОВА А. И.

Александра Ивановна Воинова родилась в 1885 г. в селе Воскресенском Тульской губернии, в дворянской семье. В раннем детстве потеряла родителей. Неполное образование получила в народной школе, после чего в 1908 г. окончила Тульскую женскую гимназию и поступила на фельдшерские курсы. Увлекшись литературой, она оставила фельдшерские курсы и поступила на историко-филологический факультет Высших женских курсов.

После окончания историко-филологического факультета перешла на философское отделение этих курсов. Здесь у А. Воиновой и зарождается желание попробовать свои силы на литературном поприще.

В 1913 г. Воинова А. пишет свою первую книгу «Записки курсистки». В ней правдиво описана жизнь тогдашнего студенчества, его революционный дух, участие в революции 1905 г.

В 1913 г. книга была конфискована и изъята из обращения, автора осудили на 3 года. В связи с 300-летием дома Романовых Воинову помиловали. В 1915 г. она выходит замуж и переезжает в Тамбовскую губернию в Борисоглебск, где занимается изучением положения крестьянства. Воинова подготовила повесть, посвященную жизни крестьянства. В этой книге описана тяжелая, беспросветная жизнь русского крестьянства в годы реакции. Рукопись была конфискована полицией и затеряна в Тамбовском губернском архиве.

После победы Октябрьской социалистической революции Воинова переезжает в Москву и активно включается в литературную деятельность. Она начала писать рассказы для «Молодой гвардии», для газет и «Театрального издательства». В период с 1920 по 1928 гг. работала над пьесами: «Совбарышня Нина», «Акулина Петровна», «Золотое дно», «Получка» и другие, которые ставились в театрах и рабочих клубах Москвы, Ленинграда, Тамбова, Тулы и других городов.

В 1930 г. в Москве издательство «Земля и фабрика» выпустило первый большой роман Воиновой «Самоцветы». Вслед за этим романом написан роман «Восток и запад», вышедший в 1935 г. А. И. Воинова с 1934 г. является членом Союза писателей СССР. В 1932 г. Воинова тяжело заболела и три года лечилась в Цхалтубо. «В этот период, — пишет Воинова, — меня крайне заинтересовала личность Тамары и ее взаимная любовь с Давидом-Сослани» (из автобиографии А. Воиновой). После чудотворного цхалтубского лечения Воинова ездила по историческим местам Грузии, связанным с жизнью и деятельностью Тамары и Давида.

В 1938 г. Воинова вернулась в Москву и начала работать в музеях и библиотеке им. В. И. Ленина; изучила средние века Запада и Ближнего Востока. Воинова собрала огромный материал по истории Грузии, Армении, сельджукских султанов и Арабского Востока. Она пользовалась, помимо грузинских источников, арабскими, византийскими и историей крестовых походов. Неоценимую помощь в работе над романом писательнице оказал ее муж Д. С. Дандуров, глубокий знаток древней истории Востока.

В 1941 г. Воинова переезжает в Тбилиси и продолжает работу над романом «Тамара и Давид». В 1942 г. издательством «Заря Востока» было опубликовано несколько глав из романа.

Исторический роман «Тамара и Давид» отображает значительную эпоху истории Грузии — рубеж XII–XIII столетий, когда древняя Грузия (Иверия) достигла наибольшего расцвета своей государственной, хозяйственной, и культурной жизни. А. И. Воинова правдиво показала социально-политический строй, взаимоотношения отдельных княжеств, оппозицию феодальной верхушки, которая не могла примириться с усилением царской власти и объединением Грузии. Она всячески стремилась через патриарха Микеля добиться неограниченной власти. Роман передает атмосферу этой борьбы, развернувшейся между царицей и владетельными князьями.

Роман имеет большое эстетическое и воспитательное значение; читается с захватывающим интересом.

В 1962 г. Госиздат Юго-Осетии выпустил роман «Тамара и Давид». В 1964 году издательство переиздало книгу. Ввиду большого спроса читателей Москвы, Ленинграда, Томска, Омска, Киева, Орджоникидзе и других городов Советского Союза «Тамара и Давид» выходит третьим дополненным изданием.

Рехвиашвили В. В.

ГЛАВА I

Со сторожевой башни, что стоит на сером гранитном утесе у изгиба реки Ардон в Кассарском ущелье, в двух километрах от летней резиденции царя овсов[1], глашатай возвестил: — Едут!

Обычно сторожевые башни служили для военных целей: от башни к башне они передавали по ущельям вести о вторжении вражеских войск и их передвижении. Но на этот раз глашатай с башни сообщил радостную весть: царевич Сослан возвращался от кипчакского хана, где он гостил.

Свыше двух лет Сослан не был в летней резиденции овсского царя. За это время он исколесил земли от Сурожского до Хвалинского моря, от Туал до Карногайских степей.

К полудню всадники достигли Нузальского замка. Впереди на вороных конях скачут царевич Сослан и его неразлучный друг — грузинский азнаур Гагели. Царевича сопровождали воеводы и старшины.

Навстречу Сослану из южных ворот Нузальского замка вышли придворные во главе со старейшим рода Царазоновых, седобородым Бола. Никто бы не поверил, что ему за сто лет.

Не доехав до ворот, царевич Сослан и Гагели увидели Бола и спрыгнули с коней, за ними спешилась вся свита. Сослан направился к Бола, остановившись на расстоянии десяти шагов, отвесил ему поклон. Как только начал говорить Бола, Сослан поднял голову и сосредоточенно стал слушать.

— О боги! О покровитель всадников Уастырджи, — произнес Бола, — вам обязаны благополучным возвращением нашего царевича. Да благословите его в будущем. Добро пожаловать!

Царевич узнал среди придворных своего боевого друга — азнаура Элизбара Палавандишвили, прославленного в битвах против спарсов и сельджуков. Сослан перевел свой взгляд на Гагели и тот быстро зашагал к Элизбару. Два картлийских богатыря слились в объятии.

Сослану и Гагели было ясно, что Элизбар мог появиться в резиденции овсского царя только как посланец царицы Тамары.

Открытое, благородное лицо Элизбара не могло скрыть от Гагели, что он прибыл с радостной вестью для Сослана.

— Какую весть нам привез витязь Иверии[2]? — полушепотом опросил Гагели Элизбара.

— Хорошие вести, дорогой друг, — ответил Елизбар, понизив голос. — Светлоликая царица Тамара, дочь блистательного царя царей Георгия, скучает по дорогим друзьям. Я приехал по велению моей царицы и доблестного картлийского дворянства.

— Неясно говоришь, друг мой, — перебил его Гагели.

— О, не торопи, храбрейший из храбрых. Царица решила, что настало время действовать.

Гагели повел Элизбара к царевичу Сослану.

На почтительном расстоянии от Сослана Элизбар остановился и отдал ему земной поклон, потом, подняв голову и расправив могучие плечи, обратился к царевичу:

— Лучезарная Тамара, царица Иверии, посылает тебе, храбрейшему на Кавказе, потомку великого Дургуля, поклон.

— Слава мудрой царице, приветствую тебя, доблестный витязь, — ответил Сослан и сделал шаг в сторону Элизбара.

Элизбар подошел к Сослану, но не успел опустить голову в поклоне, как царевич прижал его к своей богатырской груди.

Высоко возвышается боевая башня над замком овсского царя в Нузале, она гордо смотрит на гранитные и базальтовые отроги Нузальского ущелья. Горы, налезая друг на друга, замерли в величавой тишине. На седьмом этаже башни сидели Сослан, Гагели и Элизбар. Сослан молчал, он был сосредоточен. Гагели и Элизбар убеждали его, что надо ехать в Картли. Они замолчали и ждали, что скажет царевич Сослан. Он подошел к окну, выходившему во внутренний двор замка, и продолжал задумчиво смотреть. Сквозь ночную мглу еле были видны базальтовые колонны замка. Здесь Сослан провел детские годы. Он вспомнил последний взгляд своего отца перед уходом на помощь царю Георгию III в борьбе против сельджуков. Гагели подошел к Сослану и сказал спокойно:

— Царица хочет иметь рядом в трудную минуту тебя, своего друга. Только ты, царевич, глубоко понимаешь желания и чаяния Тамары. Ведь ты говорил всегда, что Иверия стала твоей второй родиной. Только ты, — повысив голос, продолжал Гагели, — поможешь избавить престол от самокорыстной опеки именитых вельмож. — Царевич продолжал молчать.

— Сослан! — с упреком сказал Гагели, — ты думаешь только о себе. Интересы Иверии и престола подчиняешь самолюбию и гордости. Пойми, единение Тамары и Сослана нужно не только вам, оно необходимо нашим двум народам в борьбе против спарсов и сельджуков. Византия ослабла, она слабее объединенных врагов христианства.

Сослан оторвался от окна и взволнованно произнес:

— Вот этого я от тебя не ожидал, — и, повернувшись обратно к окну, медленно с грустью продолжал, — я думаю всегда о нашей земле и о Тамаре, об опасности, грозящей нашим народам, о силе объединения, которая бы оградила христианство от мусульманства. Но вместе с тем, дорогие друзья, единение картвельцев, овсов, армян и других народов против общего врага зависит от внутреннего единства Иверии. Самая большая опасность — это междоусобица в стране. Против меня — князья, церковь, между мною и Тамарой лежит гнусная клевета, связанная с таинственным исчезновением царевича Демны. Я хочу единства картвельского государства и возвеличения Тамары, но не хочу стать причиной раздора на родной земле.

— Сослан! — начал молчавший до этого Элизбар. — Ты лучше меня знаешь характер Тамары. Царица может пойти на все, ее никто не остановит в достижении заветной цели.

— Тамара должна думать прежде всего об единстве страны, — перебил его Сослан. — В Картлии и вне ее есть достойные, которые просят руки Тамары. Церковь и князья уже сделали выбор.

— А клятва, священная клятва и слово рыцаря?! — вместе воскликнули Гагели и Элизбар, будто сговорились.

Сослан не стал возражать, подошел к окну, потом повернулся к Гагели и Элизбару и улыбнулся. Для них было ясно, что Сослан принял положительное решение.

На второй день состоялся Совет старейших, возглавляемый Бола.

— О, господи, сотворитель наш, — говорил Бола, — ниспошли нам разум и отвагу.

К нам прибыл посланец царицы Тамары. Она желает, чтобы наш доблестный царевич вернулся в Картли. Картли грозит опасность, спарсы и сельджуки хотят посрамить нашу племянницу, дочь Георгия Третьего. Что вы скажете, почтеннейшие, — обратился он к Совету.

Поднялся Туган и сказал:

— Сослан прежде всего должен думать о возвеличении своих предков: Дургуля и Царазона.

Другой почтенный старец сказал:

— Враг пробирается к нам с востока, нашей стране угрожает опасность. Кто может дать отпор врагу? В эти грозные дни нужен союз с северным соседом, с русскими. Не надо нам портить отношения с русскими.

Наконец Бола обратился к молодежи, чтобы они тоже сказали свое слово.

Молодой джигит Арават обратился к Бола с просьбой высказаться от имени молодежи Тасолтану.

— Говори, — произнес Бола, обратившись к Тасолтану.

Тасолтан, сделав три шага, поклонился старейшим и начал:

— Почтенные старейшие! Вы нас воспитали на адатах наших предков. Вы нам говорили, что народ, который не отстаивает свою честь и славу, не достоин жизни. Враги Тамары и Сослана оскорбили нас, оклеветали царевича, они выступили против единения наших народов. Надо собрать войска и двинуться на помощь Тамаре.

Слово ...

knigogid.ru

Тамара (царица) — Википедия

Тамара Великая
დიდი თამარი
Царица Грузии
1184 — 1209/1213
Царица Царей и Цариц, Абхазов, Картвелов, Ранов, Алан (Овсов), Кахов и Армян, Властительница Ширванша и Шахинша, Всего Востока и Запада, Слава Миру сему и Вере, принесенной Мессией
Предшественник Георгий III
Преемник Георгий IV Лаша

Рождение 1166(1166)
Смерть 1213(1213)
Тбилиси
Место погребения Гелатский монастырь
Род Багратионы
Имя при рождении груз. თამარ მეფე
Отец Георгий III
Мать Бурдухан Аланская
Супруг 1) Юрий Андреевич Боголюбский
2) Давид-Сослан
Дети от 2-го брака сын Георгий IV Лаша, дочь Русудан
Вероисповедание Православие, грузинская церковь
Автограф
Монограмма
 Медиафайлы на Викискладе
Грузинское царство в 1213 году

Тама́ра (груз. დიდი თამარი; 1166 год — 1213 год) — царица (мепе) Грузии[1][прим. 1], с именем которой связан один из знаменательных периодов в истории Грузии[1] — «золотой век грузинской истории»[2].

Происходила из династии Багратионов, была дочерью Георгия III и царицы Бурдухан, дочери аланского царя Худана[3][неавторитетный источник?].

Царица Тамара продолжала деятельность царя Давида IV Строителя и способствовала широкому распространению христианства по всей Грузии, строительству храмов и монастырей[2].

В православии причислена к лику святых, в русских житиях иногда именуется Тамарой Великой[2].

Восшествие на престол[править | править код]

Тамара была коронована в Уплисцихе в качестве соправительницы своего отца в 1178 году. Это произошло сразу после мятежа принца Демны и клана Орбелиани, когда у царя не было наследника, и обстановка в стране была нестабильной. После смерти царя Тамара была повторно коронована в Гелатском монастыре (1184). Царица немедленно созвала собор для устранения неурядиц в церковной жизни и установления административного порядка. Отрешены были от кафедры недостойные архиереи, смещены злоупотреблявшие своей властью правители, церкви освобождены от повинностей, участь крестьян облегчена, водворён внутренний мир.

Первый брак[править | править код]

В 1185 году Патриарх, епископы и придворные единодушно решили найти мужа юной Тамаре, для поиска которого на Русь (ввиду общности православной веры) был отправлен купец Зоровавель, который познакомился с Георгием, сыном Андрея Боголюбского[4] (он же — Юрий[5]), «юношей доблестным, совершенным по телосложению и приятным для созерцания»[4].

Все одобрили выбор жениха, но Тамара, не по возрасту рассудительная, заявила: «Как можно сделать такой необдуманный шаг? Дайте мне переждать, пока не увидите достоинства или недостатки его». Но придворные настояли на своем, вынудили у неё согласие и устроили свадьбу.

Антон Поспелов[4]

Через некоторое время опасения Тамары оправдались: согласно грузинским источникам, Георгий проявил себя пьяницей и совершал «много неприличных дел». Тамара на протяжении двух с половиной лет терпела пороки мужа и обращалась к нему через «достойных монахов, затем сама лицом к лицу принялась обличать его», однако Георгий лишь сильнее рассвирепел и стал совершать еще более пагубные поступки, и тогда Тамара, «проливая слезы, отправила его в изгнание, снабдив несметным богатством и драгоценностями». Изгнанный Георгий в 1187 году поселился в Константинополе[4].

После расторжения брака бывший супруг Тамары стал её врагом и с большим греческим войском двинулся из Константинополя в Грузию для возвращения потерянного престола. Сторонники Юрия заняли Кутаиси, и он был коронован во дворце Гегути, его сторонники совершали набеги до самого города Гори, но все же мятеж был подавлен. Юрий был повторно изгнан, его сторонники наказаны (клан Джакели лишен владений). Это произошло в 1191 году. Так как, будучи мужем Тамары и командуя войсками, Юрий освободил от мусульман Двин и многие другие армянские земли, то армянские источники, в отличие от грузинских, отзываются о нём очень благосклонно.[6][7]

Второй брак[править | править код]

Почти сразу после первого изгнания Юрия Тамара вступает в новый брак — с другом детства, аланским царевичем Давидом Сосланом.

Укрепление грузинского государства[править | править код]

После этого Тамара открывает наступательную политику. Она завоёвывает Тавриз, Эрзерум, одерживает блестящую победу над султаном ардебильским. Шамхорская битва (1195) приносит ей громкую славу, отголоски которой слышатся в русском сказании об иверской царице Динаре. Победоносное её шествие завершается поражением (1203) Нукардина, султана алеппского.[1]

Тамара была признана королём ("царицей") от Понта до Гургана (Каспия) и от Спер (линия от Трапезунда к Карсу) до Дербента, Хазаретии и "Скифии"[1].

Девизом своего правления она провозгласила милость и правду: «Я отец сирых и судья вдов», — говорила Тамара.

Культурная жизнь[править | править код]

При её дворе собирается плеяда славных писателей, которые развили и усовершенствовали грузинский язык. Её правление ознаменовано поэтической деятельностью Шавтели и Чахруха, посвятивших «богоподобной царице» восторженные оды.

При ней создаётся светская романическая словесность в прозе, представителями которой являются Хонили, автор «Амиран Дареджаниани», и Саргис Тмогвели, переводчик персидской повести о Висе и Рамине. Наконец, в её царствование Шота Руставели написал поэму «Витязь в тигровой шкуре». Легендарная история, приписывающая Тамаре все замечательные храмы и крепости Грузии, недалека от истины: множество памятников искусства создано именно ею. Среди них — роскошный дворец Вардзиа, высеченный в скалах неподалеку от Ахалцихе, вмещающий в себя до 360 покоев. Христианство и гражданственность среди кавказских горцев распространялись благодаря энергии и заботам Тамары. Её имя с одинаковым благоговением передаётся в поэтических сказаниях различных народностей Кавказа.

Последние годы жизни. Кончина[править | править код]

Год смерти Тамары точно неизвестен, таковым считается 1209, 1210 или 1213-й. Смерть наступила от болезни, которая началась в резиденции Начармагеви. Тамара переехала в замок Агарани (предположительно современная Коджорская крепость) около Тбилиси, где и умерла. Её тело было перенесено в Мцхету, затем в Гелати, где и захоронено. Однако точное место захоронения не установлено и археологические исследования не дали результатов. Существует несколько альтернативных версий о месте её захоронения вплоть до предположения, что её похоронили в Палестине[8].

Царица Тамара в литературе и фольклоре[править | править код]

Летописные источники[править | править код]

Житие[править | править код]

Грузинская православная церковь причислила Тамару к лику святых (см. ниже), по этой причине было написано житие царицы Тамары.

Образ в грузинской поэзии[править | править код]

«Шота Руставели преподносит свою поэму царице Тамаре». Художник - Михай Зичи, 1880 г.

Шота Руставели так писал о Тамаре:

«…Лев, служа Тамар-царице, держит меч её и щит.
Мне ж, певцу, каким деяньем послужить ей надлежит?
Косы царственной — агаты, ярче лалов жар ланит.
Упивается нектаром тот, кто солнце лицезрит.

Воспоем Тамар-царицу, почитаемую свято!
Дивно сложенные гимны посвящал я ей когда-то.
Мне пером была тростинка, тушью — озеро агата.
Кто внимал моим твореньям, был сражен клинком булата…»

Вся знаменитая поэма «Витязь в тигровой шкуре» была посвящена поэтом своей царице:

«…Мастерство, язык и сердце мне нужны, чтоб петь о ней.
Дай мне силы, вдохновенье! Разум сам послужит ей…»

Вообще, поэты-современники царицы восхваляли её ум, красоту и прочие достоинства (кротость, трудолюбие, послушание, религиозность), не скупясь на эпитеты. «Всё царствование Тамары окружено поэтическим ореолом»[1].

Народные предания[править | править код]

В «Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона» было зафиксировано народное поверье, согласно которому Тамара не умерла, а «спит в золотой колыбели; когда дойдет до неё голос людской скорби, она проснется и вновь воцарится», поверье поддерживалось отсутствием точных указаний на местонахождение её могилы. Там же отмечалось, что грузинские горцы воспринимают Тамару как святую целительницу всех недугов[1].

Современная художественная проза[править | править код]

Жизнь царицы Тамары и её борьба с владетельными князьями описаны в историческом романе Александры Воиновой «Тамара и Давид», в котором отражена значительная эпоха истории Грузии — рубеж XII—XIII столетий, когда древняя Грузия (Иверия) достигла наивысшего расцвета своей государственной, хозяйственной и культурной жизни.

Поздний миф о любовниках[править | править код]

В России ходит миф о том, что у Тамары будто бы были любовники, которых она убивала и бросала тела в Терек, однако это именно миф, причём весьма поздний. Впервые сюжеты грузинской истории и грузинские легенды стали известны в России из мемуаров Жана Шардена, который никаких любовников Тамары не упоминает. Нет этой темы и у Пушкина. Она появляется у Лермонтова в стихотворении «Тамара» 1841 года[8], где упоминается — без каких-либо уточнений — некая «царь Тамара», когда-то будто бы жившая в башне на берегу Терека, в Дарьяльском ущелье[9].

Имеется объяснение, согласно которому Лермонтов отразил грузинскую легенду о коварной княжне Дарье, которой якобы принадлежал Дарьяльский замок, имя же мифической княжны отразило название ущелья: Дарьял — Дарья. Легенду, сюжетно совпадающую со стихотворением, привёл в своей книге «Voyage dans la Russie meridional…» французский путешественник Ж.-Ф. Гамба[10][прим. 2].

Имеется также предположение, что этот сюжет — переиначенная история, связанная с Тамарой Имеретинской, женой картлийского царя Луарсаба I, известной своим плохим характером[8]. Она жила в XVII веке и соединяла в себе редкую красоту и вероломство[10].

Впоследствии этот миф растиражировал Маяковский, который упоминает этот сюжет в поэмах «Владикавказ-Тифлис» и «Тамара и Демон»[8].

Родословная Тамары Великой

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Георгий II, царь Грузии.

 

 

 

 

 

 

 

Давид IV Строитель, царь Грузии

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Елена

 

 

 

 

 

 

 

Деметре I, царь Грузии

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Кюрике II, царь Лори

 

 

 

 

 

 

 

Русудан Армянская

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Георгий III, царь Грузии

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Тамара

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Тамара Великая

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дорголел Великий, царь Алании.

 

 

 

 

 

 

 

Росмик, царь Алании.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Худдан, царь Алании.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бурдухан Аланская

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В православии царь Тамара причислена к лику святых, в русских житиях именуется Тамарой Великой. Церковная память царицы Тамары отмечается 1 (14) мая, а также в Неделю жён-мироносиц (переходящее празднование, в 2015 году приходится на 26 апреля)[2].

  1. 1 2 3 4 5 6 Тамара // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. 1 2 3 4 Тамара Великая, благоверная царица Грузии // www.saints.ru, жития русских святых.
  3. ↑ Kavkazmonitor - Осетины и Грузия
  4. 1 2 3 4 Антон Поспелов СВЯТАЯ ЦАРИЦА ТАМАРА ВЕЛИКАЯ. Жизнеописание по грузинским летописям // Православие.Ru.
  5. Именной указатель Архивная копия от 6 апреля 2016 на Wayback Machine, стр. 533 // Повесть временных лет / Сост., прим. и ук. А. Г. Кузьмина,В. В. Фомина / Отв. ред. О.А.Платонов.
  6. ↑ «История и восхваление венценосцев»
  7. ↑ И. А. Атаджанян. Русско-армянские связи X-XVIII веков (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения 16 октября 2016. Архивировано 18 октября 2016 года.
  8. 1 2 3 4 Царица Тамара // «Грузия для всех», интернет-сайт.
  9. Лермонтов М.Ю. Тамара
  10. 1 2 Примечания // М.Ю. Лермонтов. Полное собрание стихотворений, т. 2, 1989 г.
  11. ↑ Аэропорт имени Царицы Тамары
  12. ↑ MESTIA GUIDE
  13. ↑ Памятник царице Тамаре, Akhaltsikhe, Georgia

ru.wikipedia.org


Смотрите также