Герасим иорданский и лев


Преподобный Гера́сим Иорданский

Текст утвержден Священным Синодом
Русской Православной Церкви
25 декабря 2012 года (журнал № 131)

Конда́к 1

Подо́бен: Взбра́нной Воево́де:

Избра́нника Бо́жия и чудотво́рца, Иорда́на насе́льника и храни́теля, отше́льником же о́браз и миря́ном, восхваля́ем тя, чти́тели твои́, богоно́се. Но я́ко име́яй дерзнове́ние ко Го́споду, от враг, тесня́щих ны, защити́, да зове́м ти; Ра́дуйся, преподо́бне Гера́симе, всепочита́емый пустынножи́телю.

И́кос 1

А́нгел от челове́к был еси́, преподо́бне, прите́к от земли́ к небе́сным. Ны́не же со беспло́тными ра́дующася тя зря, ужаса́юся и стра́хом зову́ ти от души́ сия́:

Ра́дуйся, Лики́и боже́ственный пло́де;

ра́дуйся, Иорда́на нетле́нная сла́во.

Ра́дуйся, доброде́тели дру́же и́стинный;

ра́дуйся, Христа́ моего́ служи́телю велича́йший.

Ра́дуйся, я́ко вся отда́л еси́ и приобре́л Христа́;

ра́дуйся, я́ко вся в тщету́ вмени́л еси́ Его́ ра́ди.

Ра́дуйся, я́ко удиви́шася ти А́нгели;

ра́дуйся, я́ко тебе́ и зве́рие почто́ша.

Ра́дуйся, преподо́бне Гера́симе, всепочита́емый пустынножи́телю.

Конда́к 2

Ви́дя ми́ра сего́ тщету́ и жите́йских треволне́ний отреши́вся, богому́дре, разу́мно пре́жним отце́м подража́л еси́, и́хже за́поведем после́дуя, восхожде́ния путь обре́л еси́, Гера́симе. Сего́ ра́ди и Влады́це твоему́, блаже́нне, любо́вию вопия́л еси́: Аллилу́ия.

И́кос 2

Ра́зум имы́й пра́вый, ре́вностию дыша́ боже́ственною, я́ко ины́й Анто́ний, свя́те Гера́симе, собра́ния мона́шеская созва́л еси́, я́ко дре́вле от Еги́пта той. Мы же, к тебе́ взира́юще, взыва́ем от се́рдца си́це:

Ра́дуйся, сто́лпе безмо́лвия;

ра́дуйся, чу́до воздержа́ния.

Ра́дуйся, в мона́шеском житии́ ве́лий;

ра́дуйся, изря́дный сего́ защи́тниче.

Ра́дуйся, Бо́гу ничто́же предпочты́й;

ра́дуйся, благоче́стно во и́мя Его́ подвиза́выйся.

Ра́дуйся, А́нгелов купножи́телю;

ра́дуйся, Сил Небе́сных слико́вниче.

Ра́дуйся, преподо́бне Гера́симе, всепочита́емый пустынножи́телю.

Конда́к 3

Си́лою свы́ше оболки́йся, блаже́нне, в пусты́ню удали́лся еси́, и я́ко ни́ву благопло́дну и до́бру сию́ показа́л еси́, му́дре, жела́ющим Ца́рство Христо́во стяжа́ти; те́мже Христу́ пое́м: Аллилу́ия.

И́кос 3

Имы́й боже́ственную ре́вность, Гера́симе, в се́рдце твое́м, и боже́ственный свет, исполня́яй е́, восхожде́ния твори́л еси́ непреста́нно, и до́брую ку́плю тала́нтом соде́яв, ра́довался еси́, мы же, чудя́щеся, вопие́м ти разу́мно сицева́я:

Ра́дуйся, высото́ богомы́слия;

ра́дуйся, смире́ния глубино́.

Ра́дуйся, безмо́лвия пла́меню неусы́пный;

ра́дуйся, воздержа́ния пра́вило ве́рнейшее.

Ра́дуйся, украше́ние мона́хов трезвя́щихся;

ра́дуйся, похвало́ подви́жников доброде́тельных.

Ра́дуйся, све́тлая преподо́бных красото́;

ра́дуйся, сла́вная святы́х добро́то.

Ра́дуйся, преподо́бне Гера́симе, всепочита́емый пустынножи́телю.

Конда́к 4

Ре́вности Госпо́дни горя́щей в души́ твое́й, Гера́симе, соедини́лся еси́ А́нгелом, и себе́ сама́го сокро́вище свяще́нное Тро́ицы показа́в, преподо́бне, возглаша́л еси́ с ни́ми боже́ственную песнь: Аллилу́ия.

И́кос 4

Слы́шаша живу́щии во стране́ Иорда́нстей сла́ву твою́, и теко́ша в пусты́ню ви́дети тя: мы же, сла́ву твою́ у престо́ла Вседержи́телева до́бре ве́дяще, моли́твенно к тебе́ в пусты́ни жития́ на́шего притека́ем, хва́ляще тя пе́нии таковы́ми:

Ра́дуйся, му́дрый стадонача́льниче;

ра́дуйся, па́стырю наш до́брый.

Ра́дуйся, мона́хов руководи́телю;

ра́дуйся, в по́двизе су́щих предста́телю.

Ра́дуйся, свети́ло Иорда́на ясне́йшее;

ра́дуйся, лампа́до пусты́ни пресве́тлая.

Ра́дуйся, и́мже просла́вися Бог;

ра́дуйся, и́мже враг посрами́ся.

Ра́дуйся, преподо́бне Гера́симе, всепочита́емый пустынножи́телю.

Конда́к 5

Богоно́сец ве́лий и сла́вный и́ноков нача́льник всех приима́ше ра́достно и я́ко свети́льник просвеща́ше поуче́ньми свои́ми, ве́дый вся, да дости́гнут Недостижи́маго и лику́юще возопию́т: Аллилу́ия.

И́кос 5

Ви́деша ли́цы пусты́нных отце́в Гера́сима честна́го на Иорда́не, и я́ко Па́вла почита́юще его́ и но́ваго Анто́ния, тща́щагося сих путе́м сле́довати, дивя́щеся вопия́ху си́це:

Ра́дуйся, звездо́, боже́ственную све́тлость явля́ющая;

ра́дуйся, огню́, тьму вра́жию отгоня́ющий.

Ра́дуйся, я́ко попра́л еси́ напа́сти диа́вольския;

ра́дуйся, я́ко смири́л еси́ де́монскую горды́ню.

Ра́дуйся, из глубины́ страсте́й воззва́ние;

ра́дуйся, омраче́нных зло́бою исправле́ние.

Ра́дуйся, ста́да твоего́ защи́тителю и изба́вителю;

ра́дуйся, учени́к твои́х наста́вниче и учи́телю.

Ра́дуйся, преподо́бне Гера́симе, всепочита́емый пустынножи́телю.

Конда́к 6

Прибе́жище боже́ственное пусты́ню Иорда́нскую ве́дый, та́мо поспеши́л еси́, жестоты́ ея́ и зно́я ника́коже убоя́вся, всему́дре, но ра́дуяся от се́рдца вопия́л еси́ Спа́су, поя́: Аллилу́ия.

И́кос 6

Возсия́ твоея́ оби́тели сла́ва, ю́же на Иорда́не созда́л и распространи́л еси́, треблаже́нне, подвиза́ния ра́ди в чи́стем житии́: мно́жества же неисче́тная мона́хов в сей прия́л еси́, и́же, ви́дяще по́двиги твоя́, взыва́ху тебе́ такова́я:

Ра́дуйся, я́ко земна́я премени́л еси́ в небе́сная;

ра́дуйся, я́ко от ю́ности после́довал еси́ Христу́.

Ра́дуйся, за́поведей Христо́вых пропове́дниче;

ра́дуйся, отмета́ющих их секи́ро прео́страя.

Ра́дуйся, преда́ний пусты́ни сохране́ние;

ра́дуйся, всех сопроти́вных упраздне́ние.

Ра́дуйся, и́мже и́ноцы хва́лятся;

ра́дуйся, и́мже мирсти́и возвыша́ются.

Ра́дуйся, преподо́бне Гера́симе, всепочита́емый пустынножи́телю.

Конда́к 7

Хотя́ ко исто́чнику воды́ живы́я прини́кнути, вы́ну поуча́лся еси́ в зако́не Госпо́дни, и сего́ ра́ди непоколеби́мь я́ко ка́мень показа́лся еси́, и яви́лся кре́пок во искуше́ниих, и позна́лся от отце́в соверше́н, и́же ви́дяще льва, во́ду нося́ща, чудя́хуся, вопию́ще: Аллилу́ия.

И́кос 7

Но́вый показа́л еси́ град пусты́ню Иорда́нскую, Гера́симе, всечестны́й о́тче, и́бо сию́ я́ко ину́ю Фиваи́ду и Нитри́ю мона́хов испо́лнил еси́, вопию́щих ти ны́не во Ца́рствии та́ко:

Ра́дуйся, Евфи́мию единонра́вне;

ра́дуйся, Анто́нию единоре́вностне.

Ра́дуйся, Ону́фрию равноче́стне;

ра́дуйся, Пахо́мию раностоя́тельне.

Ра́дуйся, я́ко Агафо́ну подража́л еси́ честно́му;

ра́дуйся, я́ко Паи́сию поревнова́л еси́ сла́вному.

Ра́дуйся, имы́й Арсе́ниево горе́ние;

ра́дуйся, подвиза́выйся в Па́мвовом несмея́нии.

Ра́дуйся, преподо́бне Гера́симе, всепочита́емый пустынножи́телю.

Конда́к 8

Насажде́нное при исхо́дищих вод дре́во ду́ха яви́лся еси́, богому́дре, и сего́ ра́ди и́ноцы, плоды́ неувяда́емыя на тебе́ ви́дяще, дивля́хуся, пою́ще: Аллилу́ия.

И́кос 8

Весь быв в вы́шних, пречу́дный, ни́жних же отдаля́яся, отхожда́ше Гера́сим боже́ственный, укра́шен доброде́тельми, от всех же люби́мь и восхваля́емь си́це:

Ра́дуйся, пусты́ни ди́вный цве́те;

ра́дуйся, в безво́дней исто́чниче чу́дный.

Ра́дуйся, освяще́ние спаси́тельное;

ра́дуйся, кади́ло богоприя́тное.

Ра́дуйся, ве́лий в подвиза́нии;

ра́дуйся, бо́лий в мудрова́нии.

Ра́дуйся, и́мже преле́стник посрами́ся;

ра́дуйся, и́мже сатана́ низве́ржеся.

Ра́дуйся, преподо́бне Гера́симе, всепочита́емый пустынножи́телю.

Конда́к 9

Вся́кое естество́ челове́ческое удиви́ся, богому́дре, всесоверше́нно стра́нному и чуде́сному: льва бо послушли́ва зря́ху вси и во́ду нося́ща, и всех подвиза́юща пе́ти: Аллилу́ия.

И́кос 9

Подвиза́ющимся изба́витель в пусты́ни показа́лся еси́, Гера́симе, и чуде́с испо́лнь, се́рдце бо твое́ храм Бо́жий бе чист и присносве́тел, преподо́бне. Сего́ у́бо ра́ди дивя́щеся, ве́рно вопие́м ти:

Ра́дуйся, ли́ки и́ноческия обра́довавый;

ра́дуйся, на лу́чшее тех наста́вивый.

Ра́дуйся, мона́хов боже́ственное похвале́ние;

ра́дуйся, ве́рных непрестаю́щее весе́лие.

Ра́дуйся, я́ко победи́л еси́ диа́вольская шата́ния;

ра́дуйся, я́ко порази́л еси́ того́ ко́зни.

Ра́дуйся, чту́щих тя при́сная защи́то;

ра́дуйся, помина́ющим тя по́моще изве́стная.

Ра́дуйся, преподо́бне Гера́симе, всепочита́емый пустынножи́телю.

Конда́к 10

Созда́теля на́шего и Спаси́теля, со преподо́бными на Небесе́х пребыва́я, моли́, о́тче, да ми́лостивно пре́зрит грехи́ на́ша: нас бо ра́ди показа́ся по нам челове́к, да изба́вит ны бу́дущия гее́нны. Тем благода́рно взыва́ем Ему́: Аллилу́ия.

И́кос 10

Стена́ мона́шествующим на Иорда́не показа́лся еси́ и всем к тебе́ притека́ющим, сего́ ра́ди моли́ся о нас, вельми́ чту́щих тя и любо́вию воспева́ющих си́це:

Ра́дуйся, святы́х благоукраше́ние;

ра́дуйся, ли́ка преподо́бных соприча́стниче.

Ра́дуйся, Иларио́на подо́бниче;

ра́дуйся, Харито́на ревни́телю.

Ра́дуйся, Симео́на юро́диваго сла́во;

ра́дуйся, Иоа́нна по́стника си́ло.

Ра́дуйся, боже́ственнаго Кириа́ка управи́телю;

ра́дуйся, свята́го Ни́кона ликова́ние.

Ра́дуйся, преподо́бне Гера́симе, всепочита́емый пустынножи́телю.

Конда́к 11

Пе́нию всегда́ прилежа́й и бде́нию непреста́нну, А́нгелом уподо́бился еси́, блаже́нне: Евфи́мию бо усо́пшу, ду́шу его́ на Небеса́ восходя́щую зрел еси́, Го́споду же усе́рдне со А́нгелы пел еси́: Аллилу́ия.

И́кос 11

Свет сый в пусты́ни, просвеща́л еси́ ученики́ твоя́ во стране́ Иорда́нстей: вжига́яй бо огнь невеще́ственный, наставля́л еси́ к ра́зуму боже́ственному вся, му́дре просвеща́я их, и́же благода́рно вопия́ху ти сия́:

Ра́дуйся, мона́хов слу́хи возвеселя́яй;

ра́дуйся, сих мно́жества к Бо́гу приведы́й.

Ра́дуйся, новонача́льных в кинови́ю приима́вый;

ра́дуйся, усоверши́вшихся в пусты́ню отсыла́вый.

Ра́дуйся, подви́жников свяще́нная сла́досте;

ра́дуйся, и́ноков небе́сная ра́досте.

Ра́дуйся, и́мже похваля́ются благогове́йнии;

ра́дуйся, и́мже охраня́ются целому́дрии.

Ра́дуйся, преподо́бне Гера́симе, всепочита́емый пустынножи́телю.

Конда́к 12

Ра́дуяся, преподо́бне, подвиза́лся еси́ во мно́зем безмо́лвии со отцы́ богоно́сными, удаля́яся в пусты́ню вре́мене ра́ди поста́ и вку́пе со все́ми поя́: Аллилу́ия.

И́кос 12

Пое́ши ны́не со А́нгелы на Небеси́, я́ко не́когда на земли́ с челове́ки, трисвяту́ю песнь Бо́гу, Его́же, сла́вне Гера́симе, всегда́ моли́ о нас, чту́щих тя и сла́вящих пе́сньми сицевы́ми:

Ра́дуйся, хода́таю на́шего спасе́ния;

ра́дуйся, це́ркве сла́во и благоуха́ние.

Ра́дуйся, правосла́вных стено́ и огражде́ние;

ра́дуйся, христиа́ном вели́кий наста́вниче.

Ра́дуйся, любве́ сугу́быя сокро́вище;

ра́дуйся, те́плый наш предста́телю.

Ра́дуйся, соблюда́яй ны в час сме́ртный;

ра́дуйся, непосты́дный о нас моли́твенниче.

Ра́дуйся, преподо́бне Гера́симе, всепочита́емый пустынножи́телю.

Конда́к 13

О, всечестны́й о́тче Гера́симе, мона́хов све́тлосте, Христа́ моего́ служи́телю! Приими́ моле́ние сие́ ма́лое и твои́ми к Бо́гу моли́твами от вся́кия изба́ви напа́сти всех вопию́щих Тому́: Аллилу́ия.

Сей конда́к глаго́лется три́жды.

И па́ки чте́тся 1-й и́кос и 1-й конда́к.

Моли́тва

О, свяще́нная главо́, преподо́бне о́тче, преблаже́нне а́вво Гера́симе! Не забу́ди убо́гих твои́х до конца́, но помина́й нас всегда́ во святы́х твои́х и благоприя́тных моли́твах к Бо́гу. Помяни́ ста́до твое́, е́же сам упа́сл еси́, и не забу́ди посеща́ти чад твои́х. Моли́ за ны, о́тче свяще́нный, за де́ти твоя́ духо́вныя, я́ко име́яй дерзнове́ние к Небе́сному Царю́: не премолчи́ за ны ко Го́споду, и не пре́зри нас, ве́рою и любо́вию чту́щих тя. Помина́й нас недосто́йных у престо́ла Вседержи́телева, и не преста́й моля́ся о нас ко Христу́ Бо́гу: и́бо дана́ тебе́ бысть благода́ть за ны моли́тися. Не мним бо тя су́ща ме́ртва: а́ще бо те́лом и преста́вился еси́ от нас, но и по сме́рти жив сый пребыва́еши. Не отступа́й от нас ду́хом, сохраня́я нас от стрел вра́жиих и вся́кия пре́лести бесо́вския и ко́зней диа́вольских, па́стырю наш до́брый. А́ще бо и мо́щи твоя́ сокрове́ны бы́ша на земли́, но свята́я твоя́ душа́ со А́нгельскими во́инствы, со Безпло́тными ли́ки, с Небе́сными Си́лами, у Престо́ла Вседержи́телева предстоя́щи, досто́йно весели́тся. Ве́дуще у́бо тя вои́стину и по сме́рти жи́ва су́ща, тебе́ припа́даем и тебе́ мо́лимся: моли́ся о нас всеси́льному Бо́гу, о по́льзе душ на́ших, и испроси́ нам вре́мя на покая́ние, да невозбра́нно пре́йдем от земли́ на Не́бо, от мыта́рств же го́рьких, бесо́в возду́шных князе́й и от ве́чныя муки да изба́вимся, и Небе́снаго Ца́рствия насле́дницы да бу́дем со все́ми пра́ведными, от ве́ка угоди́вшими Го́споду на́шему Иису́су Христу́, Ему́же подоба́ет вся́кая сла́ва, честь и поклоне́ние, со безнача́льным Его́ Отце́м, и с Пресвяты́м и Благи́м и Животворя́щим Его́ Ду́хом, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

azbyka.ru

Герасим Иорданский — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с именем Герасим.

Гера́сим Иорда́нский (греч. Γεράσιμος ὁ ἐν ᾿Ιορδάνῃ; Авва Герасим; ум. 475) — христианский монах и святой V века. Память святому Герасиму совершается в Православной церкви 4 марта (по юлианскому календарю), а в Католической церкви 5 марта.

Родился в Ликии (южная часть Малой Азии) в богатой семье, в миру носил имя Григорий. Оставил семейное богатство и мирские дела и стал монахом. Святой подвизался в пустыне Египта и позднее около 450 года пришёл на берег реки Иордан в Палестине, где основал монастырь и стал его настоятелем[1]. Как пишет Кирилл Скифопольский в житии Евфимия Великого, Герасим одно время был сторонником ереси Евтихия и Диоскора, но вскоре раскаялся в своих заблуждениях. Святой умер около 475 года.

Широко известна история о приручении Аввой Герасимом дикого льва, которого святой вылечил от ран: «Льву дано было имя „Иордан“. После этого он часто приходил к старцу, принимал от него пищу и не отлучался из обители более пяти лет»[2]. Лев, согласно житию, умер на его могиле и был погребён рядом со святым Герасимом. Этот сюжет жития святого стал основой многочисленных изображений Герасима, у ног которого лежит лев.

Сведения о жизни преподобного Герасима известны из житий Евфимия Великого и Кириака Отшельника, а также «Луга духовного» Иоанна Мосха (описана история о льве).

Фреска церкви Святого Николая Орфаноса

Изображения Герасима Иорданского до XII века неизвестны. Самое раннее из известных изображений — фреска в соборе Рождества Пресвятой Богородицы новгородского Антониева монастыря (1125 год). С начала XIV века начинают изображать житийный цикл преподобного Герасима. Самый ранний находится в церкви Святого Николая Орфаноса в Салониках и относится к 1309—1319 годам.

Житийный сюжет, рассказывающий о преподобном Герасиме и льве стал не только иконописной традицией, но помещался и в лицевых Минеях. Относительно его написания иконописный подлинник XVIII века указывает: «…лев под ногами его вохрян, [Г. И.] рукою благословляет, а в левой свиток, а в свитце глаголет: Именем Господним зверь повиновение имеет, а Инде пишет: сие повиновение имели ко Адаму зверие».

  • Гладкова О. В. К вопросу о символическом подтексте Повести об авве Герасиме и льве из Синайского патерика // Гладкова О. В. О славяно-русской агиографии. Очерки. М., 2008. С. 7-50.
  • Гладкова О. В. К вопросу об источниках и идейном замысле легенды Н. С. Лескова "Лев старца Герасима" // Гладкова О. В. О славяно-русской агиографии. Очерки. М., 2008. С. 190-203.

ru.wikipedia.org

Преподобный Герасим Иорданский и лев. Рассказ детям.

Преподобный Герасим Иорданский и лев. Рассказ детям.

Здравствуйте, дорогие дети и родители! Мы рады приветствовать Вас на православном семейном  сайта «Семья и Вера»!

Как мы с Вами знаем из Библии, Адаму и Еве все животные подчинялись и были ласковы.

Вы можете спросить: и даже львы были ласковы?

Да, и даже львы вели себя как домашние ласковые кошечки!

Те люди, которые живут праведной и богоугодной жизнью, становятся похожими на первых безгрешных райских людей, какими раньше были Адам и Ева.

Преподобный Герасим Иорданский так угодил Господу своей праведной жизнью, что один лев стал служить ему и сделался настоящим другом и помощником святому!

Давайте об этом прочтем интересный рассказ:

Преподобный Герасим Иорданский жил в пустыне Иорданской в далеком 5 веке. Он много молился, трудился и постился, как и все святые пустынники. Но речь у нас с вами, дорогие ребята, пойдет не о его замечательных подвигах, а о необыкновенной дружбе святого Герасима с самым сильным зверем в мире – со львом!

Однажды преподобный молился в пустыне. Вдруг он услышал страшный рёв и увидел льва. Лев, хромая, шел к преподобному Герасиму и, подойдя, протянул ему больную, гноящуюся лапу. Святой увидел, что в лапу вонзилась большая колючка. Лев смотрел на старца страдающими глазами.

— Что, друг, очень больно? — спросил старец. — Потерпи, сейчас я тебе помогу.

Он вынул из лапы занозу, очистил рану и перевязал куском ткани. Ласково погладив зверя по косматой гриве, старец отпустил его. Но лев не ушёл. С тех пор он стал всюду ходить за преподобным, как ученик за учителем, и во всем его слушался.

В монастырь, где жил преподобный Герасим, воду привозили из реки Иордан на осле. Старец поручил льву охранять осла, когда тот пасётся на берегу. Лев усердно выполнял это послушание. Но однажды он заснул в тени под пальмой. А в это время мимо проходил караван верблюдов. Хозяин каравана увидел, что осла никто не сторожит, и, подумав, что осел заблудился, увёл его.

Когда лев возвратился в обитель без осла, Герасим сказал ему:

— Ты съел осла? Если так, тебе придется делать всю его работу! Лев виновато опустил голову.

С того времени лев стал усердно исполнять свое новое послушание — носить в монастырь воду.

Через некоторое время тот же самый караван возвращался обратно. С высокого берега лев увидел своего осла и радостно бросился к нему. Купец, испугавшись льва, убежал, оставив свой караван. А лев взял губами уздечку — так он делал и прежде — и привёл осла в обитель.

Лев подвел осла к старцу. Герасим погладил льва и, улыбнувшись, сказал:

— Я напрасно бранил тебя. Ты честный зверь, и я даю тебе имя — Иордан.

Еще долго жил в монастыре лев Иордан. Когда преподобный Герасим совсем состарился и умер, лев затосковал, перестал есть. Потом он лёг на могилу старца, зарычал так, что задрожал воздух, и умер.

Вот какую дружбу и преданность хранил в своем львином сердце это дивный зверь!

С тех давних пор преподобного Герасима Иорданского на иконах часто изображают со львом Иорданом.

Читайте также другие интересные рассказы:

“Очень важный поступок”. Рассказ

“РАВНОДУШИЕ”. Кухонная сказка

Как увидеть Бога?

 

<< на Детскую рубрику                 На главную страницу >>

semyaivera.ru

Житие преподобного отца нашего Герасима, жившего на Иордане

Память 4 марта

Великий постник преподобный Герасим был родом из Ликии1714. Еще с молодости он воспитал себя в страхе Божием и, приняв монашеский сан, удалился в пустыню вглубь египетской страны Фиваиды. Проведя там некоторое время в подвигах благочестия, он снова возвратился в свое отечество в Ликию. Затем он пришел в Палестину, в конце царствования Феодосия Младшего1715, и поселился в Иорданской пустыне, где, как светлая звезда, блистал своею добродетельною жизнью. Там при реке Иордане он устроил обитель. Во время его пребывания в Палестине, в царствование Маркиана и Пульхерии, был в Халкидоне четвертый вселенский собор святых отцов против нечестивого Диоскора, патриарха Александрийского, и архимандрита Евтихия, учивших, что во Христе только одно естество – Божеское; святые отцы осудили их. После появились некоторые еретики, хулившие собор и утверждавшие, будто на нем отвергнуты догматы истинной веры и восстановлено учение Нестория1716. Таков был один инок Феодосий, зараженный нечестием Евтихия. Пришедши в Иерусалим, он смутил всю Палестину, прельстив не только простых людей, но даже многих святых и царицу Евдокию, вдову царя Феодосия Младшего, жившую в то время в Иерусалиме. С помощью последней и многих, им совращенных палестинских иноков, он согнал блаженного Ювеналия, патриарха Иерусалимского, с престола и сам занял его. Оставшиеся верными правоверию много терпели от лжепатриарха Феодосия и уходили в самую глубь пустыни. Первый удалился преподобный Евфимий Великий; за ним последовали и другие святые отцы. В это время, по попущению Божьему, совращён был и преподобный Герасим, но скоро раскаялся, как пишет Кирилл Иерусалимский1717 в житии. Был тогда, говорит он, в Иорданской пустыни один отшельник, недавно пришедший из Ликии, по имени Герасим. Он прошел все уставы иноческого жития и доблестно боролся с нечистым духом; но, побеждая и прогоняя невидимых бесов, он был прельщен видимыми бесами – еретиками и впал в ересь Евтихия. В это время слава добродетельной жизни Евфимия распространилась повсюду. К нему и пошел преподобный Герасим в пустыню, называемую Рува, и поселился там надолго. Насытившись сладостью поучений и вразумлений святого, он отвергнул лжеучение еретиков, обратился к правой вере и горько каялся в своем заблуждении. Так рассказывает Кирилл. Наконец, святейший Ювеналий снова занял патриарший престол: благочестивый царь Маркиан послал схватить лжепатриарха Феодосия, чтобы отдать его под суд за его дела. Но Феодосий, узнав об этом, бежал на Синайскую гору и скрылся, неизвестно куда. Таким образом в Иерусалиме и во всей Палестине вновь воссияла правая вера, и многие, совращенные в ересь, снова обратились к благочестию. Также и царица Евдокия, познав свое заблуждение, воссоединилась к православной церкви.

Обитель преподобного Герасима отстояла от святого града Иерусалима на расстоянии 35 стадий, а от реки Иордана на одну стадию. Сюда он принимал вновь поступающих, а прошедшим искус давал отшельнические келлии в пустыне. Всего у него было не менее 70 пустынножителей, для которых преподобный Герасим установил следующий устав. Пять дней в неделе каждый проводил в своей уединенной келлии в молчании, за какой-либо работой, вкушал немного сухого хлеба, принесенного из монастыря, воды и кореньев. В эти пять дней не позволялось есть ничего варёного и даже не допускалось разводить огонь, чтобы и мысли не было о варении пищи. На субботу и воскресенье все приходили в монастырь, собирались в церковь на божественную литургию и причащались пречистых и животворящих Христовых Таин, потом на трапезе вкушали варёной пищи и немного вина во славу Божию и представляли настоятелю работу, исполненную в продолжении пяти дней. В воскресенье после полудня снова каждый удалялся в свою уединенную келлию в пустыню, взяв с собою немного хлеба, кореньев, сосуд с водой и финиковые ветви для плетения корзин. Нестяжание и нищета была у них таковы, что никто из них ничего не имел кроме одной ветхой одежды, рогожи для спанья и малого сосуда с водой. Настоятель даже запретил им, выходя из келлии, затворять дверь, чтобы всякий мог войти и невозбранно взять, что хотел, из этих убогих вещей. И вот они жили по апостольскому правилу «единое сердце и едина душа», и никто не называл ничего своим, но всё было общее. Рассказывают, что некоторые из пустынников просили у преподобного Герасима позволения зажечь иногда ночью свечу для чтения, или развести огонь, чтобы в случае нужды согреть воду. Но святой Герасим говорил им на это:

– Если хотите иметь огонь в пустыне, то приходите жить в монастырь с вновь поступающими: я, пока жив, никогда не попущу, чтобы у пустынножителей был огонь!

Жители города Иерихона, услышав о таком строгом подвижничестве под руководством святого Герасима, приняли за правило каждую субботу и воскресенье приходить в обитель преподобного и приносить в изобилии пищи, вина и всего потребного для монастыря.

Преподобный Герасим так строго соблюдал посты, что в святую и великую четыредесятницу совершенно ничего не вкушал до самого Светлого дня и подкреплял свои телесные и душевные силы только причащением Божественных Таин. У этого благочестивого наставника подвизался и блаженной Кириак, как о том написано в житии его: «Дружелюбно приняв пришедшего к нему Кириака и провидя в нем Божественную славу, преподобный Евфимий сам облек его в схиму и послал на Иордан к святому Герасиму. Святой Герасим, видя юность Кириака, приказал ему жить в монастыре и нести послушания. Готовый исполнить всякую работу, Кириак целый день проводил среди монастырских трудов, а всю ночь стоял на молитве, иногда только предаваясь сну на короткое время. Он наложил на себя пост и только через два дня вкушал хлеба и воды. Видя такое воздержание Кириака, несмотря на юные годы его, преподобный Герасим изумлялся и полюбил его. Святой Герасим имел обычай на Четыредесятницу уходить в отдаленнейшую часть пустыни, называемую Рува, где некогда жил преподобный Евфимий; любя блаженного Кириака за его великое воздержание, он брал его с собою, и там Кириак каждую неделю причащался Святых Таин из рук святого Герасима, пребывал в безмолвии до Вербного воскресенья и возвращался в обитель, получив великую пользу душевную.

Через некоторое время преставился преподобный отец наш Евфимий, и об его кончине преподобный Герасим узнал, находясь в своей келлии: он видел, как Ангелы Божии радостно возносили на небо душу преподобного Евфимия. Взяв с собою Кириака, он пошел в обитель Евфимия и нашел его уже умершим. Предав погребению честное его тело, он возвратился вместе с любимым учеником своим Кириаком в свою келлию.

Великому угоднику Божию Герасиму даже бессловесной зверь служил, как разумный человек, как пишут в «Лимонаре»1718 блаженные отцы Евират и Софроний Софист: «пришли мы в обитель отца Герасима, отстоящую на расстоянии одного поприща от Иордана, и жившие там иноки рассказывали нам об отце Герасиме. Однажды шел он по Иорданской пустыне и встретил льва, показывавшего ему свою ногу, опухшую и наполненную гноем от вонзившегося шипа. Лев кротко глядел на старца и не умея выразить свою просьбу словами, умолял об исцелении своим смиренным видом. Старец, видя льва в такой беде, сел, взял ногу зверя и вытащил из нее шип. Когда вытек гной, он хорошо очистил рану и обвязал платком. Исцелённой лев с тех пор не покидал старца, а ходил за ним, как ученик, так что святой Герасим дивился уму и кротости зверя. Старец питал его, давая ему хлеб или иную пищу. У иноков был осёл, на котором они привозили для братии воду из святого Иордана. Старец поручил льву сопровождать осла и охранять его, когда тот пасется на берегах Иордана. Случилось однажды, что лев отошел от пасшегося осла на значительное расстояние и уснул на солнце. В это время шёл мимо с верблюдами один человек из Аравии и, увидев, что осёл пасется один, взял его и увел с собою. Проснувшись, лев стал искать осла и, не нашедши его, с унылым и печальным видом пошел в обитель к отцу Герасиму. Старец подумал, что лев заел осла, и спросил:

– Где осёл?

Лев стоял молча, опустив глаза вниз, как человек. Старец тогда сказал:

– Ты его заел! Но благословен Господь, ты не уйдешь отсюда, а будешь делать для обители всё то, что делал осёл».

По повелению старца с тех пор на льва стали навьючивать, как прежде на осла, бочонок, мерою в четыре меха1719, и посылать на Иордан за водой для монастыря.

Однажды пришел к старцу помолиться один воин и, увидев льва, носящего воду, сжалился над ним. Чтобы купить нового осла, а льва освободить от работы, он дал инокам три золотые монеты. Осёл для монастырской службы был куплен, а лев освобожден от работы.

Через некоторое время купец из Аравии, уведший осла, пошел в Иерусалим с верблюдами продать пшеницу; с ним был и осёл. Около Иордана с караваном случайно встретился лев; узнав осла, он зарычал и бросился к нему. Купец и его спутники в ужасе убежали, а лев, схватив узду зубами, как делал прежде, повел осла с тремя привязанными один за другим верблюдами, обремененными пшеницей. Выражая рёвом свою радость, что нашел потерянного осла, лев привел его к старцу. Преподобный старец тихо улыбнулся и сказал братии:

– Напрасно мы бранили льва, думая, что он заел нашего осла.

Льву дано было имя «Иордан». После этого он часто приходил к старцу, принимал от него пищу и не отлучался из обители более пяти лет. Когда преподобный отец Герасим отошел ко Господу1720 и был погребен братиею, по устроению Божьему, лев тогда не оказался в обители, а пришел через некоторое время и стал искать своего старца. Отец Савватий и один из учеников отца Герасима, увидев льва, сказали ему:

– Иордан! Старец наш оставил нас сиротами: отошел ко Господу!

Они стали давать ему пищу, но лев пищи не принял, а озирался во все стороны, ища преподобного отца Герасима, и скорбно рычал. Отец Савватий и другие старцы гладили его по спине и повторяли:

– Отошел старец ко Господу, оставил нас!

Ho этими словами они не могли удержать льва от вопля и скорбного рычания, и чем больше они старались утешить его словами, тем печальнее он рычал, и голосом, и лицом, и глазами выражая скорбь, что не видит старца. Тогда отец Савватий сказал:

– Если не веришь нам, то иди с нами; мы покажем тебе место, где покоится старец.

И пошли с ним в гробницу, где был погребен преподобный Герасим. Гробница находилась около самой церкви. Став над гробницей, отец Савватий сказал льву:

– Вот здесь погребён наш старец.

И, преклонив колена, стал плакать. Услышав это и увидев, что Савватий плачет, лев ударялся головой о землю и страшно ревел. Сильно рыкнув, он умер над гробницей старца. He мог ничего выразить лев словами, но всё-таки, волею Божией, прославил старца и при его жизни, и после смерти, показав нам, как послушны были звери Адаму до его грехопадения и изгнания из рая.

Так повествуют Иоанн и Софроний. Из этого рассказа видно, как преподобный Герасим был угоден Богу, работая во славу Его от юности до старости. Ко Господу он и отошел в жизни вечной, где со святыми славит Отца и Сына и Святого Духа во веки. Аминь.

Кондак, глас 4:

Возгоревся рачением горним, жестость пустыни Иордановы, паче всех мира сладких предпочел еси. Отонудуже повинуся тебе зверь даже до смерти отче, послушне и жалостне на гробе твоем скончася, прославльшу тя тако Богу: к Немуже моляся, и о нас отче Герасиме поминай.

azbyka.ru

Святой Герасим Иорданский и лев — СТИХИ И ПРОЗА — православная социальная сеть «Елицы»


Как-то жил у Иордана
Замечательный Святой,
Вдруг однажды утром рано
Он услышал страшный вой.

Вся пустыня оглашалась
Ревом молодого льва,
Лапа гноем наливалась,
Зверь терпел уже едва

От воткнувшейся колючки
Боль, пронзавшую его.
Жарко, на небе ни тучки,
И в округе никого…

Вот к Святому лев подходит
И склоняется пред ним,
И Герасим зло изводит,
Чистит рану, невредим.

От одежды отрывает,
Не жалея, лоскуток,
Лапу леве укрывает
Тканью, вяжет узелок,

У страдальца гладит гриву,
Как его не пожалеть?!
Лев, довольный и счастливый,
Все готов теперь терпеть!

За Святым идет покорно:
Хочет лев ему служить,
Со смирением упорно
Начинает кротко жить.

Монастырская обитель
Льва берет под свой покров,
Каждый ее инок-житель
Зверю угодить готов!

Но сидеть нельзя без дела
Просто так в монастыре,
Льву дают монахи смело
Порученье. Во дворе

Ослик есть, носящий воду,
Вот его и охранять
Дали льву, и на природу
Стал его он выгонять

И пасти неподалеку
От монастыря того.
Наблюдал лев в оба ока
За питомцем, но его

Как-то раз так разморило,
Что заснул охранник вдруг,
Сна неведомая сила
Навалилась, серый друг,

Ослик, без защиты львиной
Стал добычею купца:
Караван торговый длинный
Шел, без краю и конца,

По пустыне раскаленной,
Плохо что лежит – то хвать!
Лев проснулся удивленный:
«Где же ослик ?», – не видать…

Он искал его в округе,
Лишь колючек нахватал,
Нету весточки о друге,
Ослик начисто пропал…

День склоняется к закату,
В монастырь пора идти,
Удрученно лев косматый
Возвращается. Пути

Нет иного. Грусть съедает –
Не поделать ничего,
А Герасим нападает,
Упрекая в том его,

Будто ослика лев скушал,
Проявив свой хищный нрав,
Зверь Святого тихо слушал,
Хоть Герасим был неправ.

Братья леве в наказанье,
Чтобы грех свой искупить,
Выдумали послушанье:
Воду в монастырь носить.

Лев смирился и исправно
Приказанья выполнял,
На спине водицу плавно
Он в обитель доставлял.

Так он нес спокойно бремя,
Не жалея сил своих,
Пролетело быстро время,
И из миражей седых

Выплывает величаво
Караван торговый вновь
В блеске и сиянье славы.
Вдруг во льве вскипает кровь:

Видит он среди идущих
Ослика, что другом был!
Боже! Боже Всемогущий
Льву пропажу возвратил!

Хищник под уздцы хватает
Непутевого осла
И в обитель возвращает.
Чудны, Господи, дела

Все Твои! Герасим взглядом
Узревает двух друзей,
Что идут бок-о-бок рядом,
И всей братии своей

На животных указует,
И монахи рады им!
Справедливость торжествует,
Богу Слава! И засим

Рай имеет воплощенье
Снова вместе все живут,
Братия у льва прощенье
Попросили в счастье тут.

Монастырский лев смиренный
В сердце их давно простил
И рекой проникновенной
Слезы в умиленьи лил.

А Герасим в восхищеньи
Дорогого льва обнял
И погладил без смущенья.
Братьям хищник преподал

Всем пример для подражанья-
Надо как уметь любить
И прощать без колебанья,
С Богом в сердце своем жить!

Иорданом льва прозвали
Братия в монастыре.
Годы быстро пробежали,
Час настал лихой поре,

И Герасим душу Богу
В час назначенный отдал,
В Небо синее дорогу
Ему Ангел указал.

И Господь принял в объятья
Духоносного отца,
Наградив его печатью
Лучезарного венца.

Ну а лев страдал безмерно,
На могилу старца лег,
Без Герасима, наверно,
Хищник жить уже не мог!

И последний вздох прощанья
Испустил смиренный зверь…
Прервалось его дыханье,
И с Герасимом теперь

Рядом лев, смеживши веки,
Братиею погребен.
И теперь уже навеки
Быть на большинстве икон

Льву с Герасимом. Святые!
Вот такие чудеса
Преподносят золотые
Волей Свыше Небеса!

17-21 марта 2017 года

elitsy.ru

Преподобный Герасим Иорданский и его святая обитель, житие, икона и молитва

«Спаси, Господи!». Спасибо, что посетили наш сайт, перед тем как начать изучать информацию, просим подписаться на наше православное сообщество в Инстаграм  Господи, Спаси и Сохрани † -  https://www.instagram.com/spasi.gospodi/ .  В сообществе больше 60 000 подписчиков.

Нас, единомышленников, много и мы быстро растем, выкладываем молитвы, высказывания святых, молитвенные просьбы, своевременно выкладывам полезную информацию о праздниках и православных событиях... Подписывайтесь. Ангела Хранителя Вам!

В истории православия хранится множество образов святых, которые своими помыслами и деяниями заслужили любовь истинных христиан, а их лики и до сегодняшнего дня являются символом праведности и благочестия для каждого, обратившегося к ним. Такими примером есть святой Герасим Иорданский, о жизни которого Вы узнаете в этой статье.

Житие святого

Родился преподобный Герасим в Ликии, с юных лет слыл очень благочестивым юношей. Принял сан монаха и ушёл в пустыню, позже поселился у Иордана, гдео сновал свой монастырь.

Некоторое время думы Герасима были окутан ересью о том, что в есть Иисусе только Божественное естество. Но преподобный Евфимий помог ему во время всё осознать и обратиться к вере.

В своем храме для себя и своих сподвижников преподобный установил строгие правила:

  • уединение пять дней в неделю;
  • много времени для занятия рукоделием;
  • постоянные молитвы;
  • отказ от варёной пищи и разведения огня;
  • использование в качестве пищи сухого хлеба, корней растений и воды;
  • причащение по выходным.

Каждый из иноков имел очень мало материальных благ: ветхую одежду и рогожу для сна. Дверь в их келью никогда не запирались, дабы всякий путник мог войти и отдохнуть.

Святитель являл собой высочайший образец подвижничества. А в час смерти святого Евфимия узрел, как душу покойного Ангел возносят на Небеса. После увиденного тотчас предал земле тело своего наставника.

Сам же Герасим ушёл в мир иной тихо. До самой кончины в его трудах ему помогал лев, который после смерти святого умер на его могиле и был похоронен рядом с ним. Поэтому льва изображают у ног преподобного на всех иконах.

День памяти Герасима Иорданского – 17 марта.

Святой Герасим Иорданский и лев

В житие, Герасим Иорданский и лев– одна из самых интересных историй в христианстве. Она не только поражает своей невероятностью, но и является очень поучительной.

Именно благодаря своей кротости и смирению Герасим получил огромною Божию благодать, да такую, что даже самый страшный зверь служил ему как разумное существо.

Так существует история о том, что однажды на своём пути преподобный встретил льва, который страдал от занозы в лапе, выл и стонал от боли. Старец, не побоявшись хищного зверя, вынул занозу, очистил и перевязал рану. А лев, что впоследствии был назван Иорданом, стал благоразумно ходить за ним повсюду, как ученик. Этот факт был очень удивителен не только окружающим, но и самому святителю. Льву дали жильё при монастыре и нарекли символом храма. И с тех пор на всех иконах монастыря преподобный изображается со львом.

В чём помогает Герасим Иорданский

Святой, прославившийся своей сподвижнической деятельностью, стал примером смирения и преданности Господу, вере, людям. И, стоя пред ликом с его изображением, верующие люди просят:

  • дать силы (физические и моральные) для выполнения какого-либо дела и исполнения своей миссии на земле;
  • научить кротости и благоразумию;
  • помочь найти себя в этом мире.

Искренняя молитва к святителю способна полностью изменить жизнь человека, но лишь при одном условии – великой вере и большом желании.

О священная главо, преподобне отче, преблаженне авво Герасиме! Не забуди убогих твоих до конца, но поминай нас всегда во святых твоих и благоприятных молитвах к Богу. Помяни стадо твое, еже сам упасл еси, и не забуди посещати чад твоих. Моли за ны, отче священный, за дети твоя духовныя, яко имеяй дерзновение к Небесному Царю: не премолчи за ны ко Господу, и не презри нас, верою и любовию чтущих тя. Поминай нас, недостойных, у Престола Вседержителева, и не престай моляся о нас ко Христу Богу: ибо дана тебе бысть благодать за ны молитися. Не мним бо тя суща мертва: аще бо телом и преставился еси от нас, но и по смерти жив сый пребываеши. Не отступай от нас духом, сохраняя нас от стрел вражиих и всякия прелести бесовския и козней диавольских, пастырю наш добрый. Аще бо и мощи твоя сокровены быша на земли, но святая твоя душа со ангельскими воинствы, со безплотными лики, с Небесными Силами, у Престола Вседержителева предстоящи, достойно веселится. Ведуще убо тя воистину и по смерти жива суща, тебе припадаем и тебе молимся: молися о нас Всесильному Богу, о пользе душ наших, и испроси нам время на покаяние, да невозбранно прейдем от земли на небо, от мытарств же горьких,

В тебе, отче, известно спасеся еже по образу приим бо крест последовал еси Христу, и дея учил еси презирати убо плоть, приходит бо: прилежати же о души, вещи безсмертней: тем же и со Ангелы срадуется, преподобне Герасиме, дух твой.

Возгоревся рачением горним,/ жестость пустыни Иордановы паче всех мира сладких предпочел еси;/ отонудуже повинуся тебе зверь даже до смерти, отче,/ послушне и жалостне на гробе твоем скончася,/ прославльшу тя тако Богу,/ к Немуже моляся, и о нас,// отче Герасиме, поминай.

О священная главо, преподобне отче, преблаженне авво Герасиме! Не забуди убогих твоих до конца, но поминай нас всегда во святых твоих и благоприятных молитвах к Богу. Помяни стадо твое, еже сам упасл еси, и не забуди посещати чад твоих. Моли за ны, отче священный, за дети твоя духовныя, яко имеяй дерзновение к Небесному Царю: не премолчи за ны ко Господу, и не презри нас, верою и любовию чтущих тя. Поминай нас недостойных у престола Вседержителева, и не престай моляся о нас ко Христу Богу: ибо дана тебе бысть благодать за ны молитися. Не мним бо тя суща мертва: аще бо телом и преставился еси от нас, но и по смерти жив сый пребываеши. Не отступай от нас духом, сохраняя нас от стрел вражиих и всякия прелести бесовския и козней диавольских, пастырю наш добрый. Аще бо и мощи твоя сокровены быша на земли, но святая твоя душа со ангельскими воинствы, со безплотными лики, с небесными силами, у престола Вседержителева предстоящи, достойно веселится. Ведуще убо тя воистину и по смерти жива суща, тебе припадаем и тебе молимся: молися о нас всесильному Богу, о пользе душ наших, и испроси нам время на покаяние, да невозбранно прейдем от земли на небо, от мытарств же горьких, бесов воздушных князей и от вечныя муки да избавимся, и Небеснаго Царствия наследницы да будем со всеми праведными, от века угодившими Господу нашему Иисусу Христу, Емуже подобает всякая слава, честь и поклонение, со безначальным Его Отцем, и с Пресвятым и Благим и Животворящим Его Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

И сегодня одним из наиболее важных мест для православных людей остаётся монастырь Герасима Иорданского (Израиль), что был возведён в 455 году самим преподобным близ реки Иордан.Идеальное расположение обители недалеко от настоящего места Крещения Господня делает это место желанным для многих паломников.

Преподобный Герасим – это пример истинного смирения в христианстве, достичь которого по силам лишь действительно сильному духом человеку. А Герасим Иорданский и Божья Матерь – символ избавления от всех душевных смут и начала праведной жизни.

Храни Вас Господь!

Вам будет интересно посмотреть еще и видео о святом Герасиме:

ikona-i-molitva.info

Преподобный Герасим Иорданский – НИКОЛО-СОЛЬБИНСКИЙ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ

Своей подвижнической жизнью, кротостью и смирением святой Герасим стяжал такую благодать Божию, что даже бессловесной зверь служил ему, как разумный человек. Сохранилась история о том, что однажды святой встретил льва, страдавшего от попавшей в лапу занозы. Старец вынул занозу, очистил рану от гноя, перевязал ее, а лев, названный Иорданом, не убежал, а остался с пустынником и с тех пор ходил за ним повсюду, как ученик, так что преподобный удивлялся его благоразумию.

Святой преподобный Герасим Иорданский родился в начале V века, в зажиточной семье в области Ликия южной части Малой Азии. Еще в юности принял он монашеский сан и удалился вглубь египетской Фиваидской пустыни. Проведя там некоторое время, он отправился в Палестину  и отшельником поселился в Иорданской пустыне.

Одно время святой был соблазнен ересью Евтихия и Диоскора и разделял их взгляды, признававших в Иисусе Христе только Божественное естество. Однако преподобный Евфимий Великий помог ему вернуться к правой вере. Во время кончины святого Евфимия Великого  преподобному Герасиму было открыто, как душу усопшего возносили на небо ангелы.

Около 455 г. преподобный Герасим основал обитель, устав которой отличался большой строгостью. Сам настоятель являл братии исключительный пример совершенного подвижничества и воздержания.

Своей подвижнической жизнью, кротостью и смирением святой Герасим стяжал такую благодать Божию, что даже бессловесной зверь служил ему, как разумный человек. Сохранилась история о том, что однажды святой встретил льва, страдавшего от попавшей в лапу занозы. Старец вынул занозу, очистил рану от гноя, перевязал ее, а лев, названный Иорданом, не убежал, а остался с пустынником и с тех пор ходил за ним повсюду, как ученик, так что преподобный удивлялся его благоразумию.

В обители был единственный осел, на котором возили воду. Святой Герасим поручил льву сопровождать осла и охранять его, когда тот пасется на берегах Иордана. Случилось, что лев отошел от пасшегося осла на значительное расстояние и уснул на солнце. В это время мимо ехал купец с караваном верблюдов и, увидев, что осёл пасется один, увел его. Проснувшись, лев стал искать осла и, не найдя осла, с печальным видом пошел в обитель к отцу Герасиму. Старец подумал, что лев заел осла, и спросил:

– Где осёл?

Лев стоял, опустив голову вниз, как человек.

Старец тогда сказал:

– Ты его заел! Тогда будешь делать для обители всё то, что делал осёл.

По повелению старца с тех пор на льва стали навьючивать, как прежде на осла, бочонок и посылать на реку за водой. Однажды пришел к старцу помолиться воин и, увидев льва, носящего воду, сжалился над ним. Чтобы купить нового осла, а льва освободить от работы, воин дал инокам три золотые монеты. Через некоторое время купец, уведший осла, вернулся обратно. Около Иордана с караваном случайно встретился лев и, узнав своего осла, зарычал и бросился к нему. Купец и его спутники в ужасе убежали, а лев, схватив узду зубами, как делал прежде, повел осла с тремя привязанными один за другим верблюдами, обремененными пшеницей. Выражая рёвом свою радость, что нашел потерянного осла, лев привел его к старцу. Преподобный Герасим тихо улыбнулся и сказал братии:

– Зря мы ругали льва, думая, что он съел осла.

Когда в 475 г. преподобной отец Герасим скончался. В это время льва не было в обители.  Вскоре он пришел и стал искать своего старца.

– Иордан, старец наш оставил нас сиротами – отошел ко Господу.

Лев стал бегать и повсюду искать старца, ни у кого не брал пищи, а горестно ревел. Но ничем не могли утешить льва. Иордана повели ко гробу преподобного возле церкви.

– Здесь погребен наш старец,- сказал один из братий и, став над гробом на колени, заплакал.

Лев с громким ревом начал биться головой о землю и, страшно рыкнув, испустил дух на гробе преподобного. Лев был зарыт близ могилы святого. На иконах преподобного Герасима у его ног изображают льва.

Господь прославил этим чудом преподобного старца Герасима и показал нам, как слушались звери Адама в раю.

Частица мощей святого Герасима находится:

в Успенском храме Николо-Сольбинского женского монастыря.

Молитва преподобному Герасиму Иорданскому

О священная главо, преподобне отче, преблаженне авво Герасиме! Не забуди убогих твоих до конца, но поминай нас всегда во святых твоих и благоприятных молитвах к Богу. Помяни стадо твое, еже сам упасл еси, и не забуди посещати чад твоих. Моли за ны, отче священный, за дети твоя духовныя, яко имеяй дерзновение к Небесному Царю: не премолчи за ны ко Господу, и не презри нас, верою и любовию чтущих тя. Поминай нас, недостойных, у Престола Вседержителева, и не престай моляся о нас ко Христу Богу: ибо дана тебе бысть благодать за ны молитися. Не мним бо тя суща мертва: аще бо телом и преставился еси от нас, но и по смерти жив сый пребываеши. Не отступай от нас духом, сохраняя нас от стрел вражиих и всякия прелести бесовския и козней диавольских, пастырю наш добрый. Аще бо и мощи твоя сокровены быша на земли, но святая твоя душа со ангельскими воинствы, со безплотными лики, с Небесными Силами, у Престола Вседержителева предстоящи, достойно веселится. Ведуще убо тя воистину и по смерти жива суща, тебе припадаем и тебе молимся: молися о нас Всесильному Богу, о пользе душ наших, и испроси нам время на покаяние, да невозбранно прейдем от земли на небо, от мытарств же горьких, бесов, воздушных князей и от вечныя муки да избавимся, и Небеснаго Царствия наследницы да будем со всеми праведными, от века угодившими Господу нашему Иисусу Христу, Емуже подобает всякая слава, честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем и с Пресвятым и Благим и Животворящим Его Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

solba.ru

Преподобный Герасим и лев Иордан

Примерно в миле от святой реки Иордан расположена лавра, зовущаяся лаврой святого преподобного Герасима, который знаменит не только тем, что основал лавру и заложил многие начала монашеской жизни, но и своей удивительной дружбой с диким львом.

Преподобный Герасим во время поста часто уходил жить  в пустыне Иорданской. Однажды он молился и вдруг услышал страшный рев и увидел льва. 

Лев, хромая, шел к преподобному Герасиму и, подойдя, протянул ему больную, гноящуюся лапу. Святой увидел, что в лапу вонзилась большая колючка.

Лев смотрел на старца страдающими глазами, он плакал на свой лад и просил у старца помощи.

- Что, друг, очень больно? – спросил старец. – Потерпи, сейчас я тебе помогу.

Старец, увидев льва в такой беде, сел на землю, взял его лапу и, разрезав, вытащил занозу и выдавил много гною, затем тщательно промыл рану, обвязал ее тряпицей.

Ласково погладив зверя по косматой гриве, старец отпустил его. Но лев не ушел. 

С тех пор он стал всюду ходить за преподобным, как ученик за учителем, и во всем его слушался.

В монастырь, где жил преподобный Герасим, воду привозили из реки Иордан на осле. Старец поручил льву охранять осла, когда тот пасется на берегу. Лев усердно выполнял это послушание.

Но однажды он заснул в тени под пальмой. А в это время мимо проходил караван верблюдов. Хозяин каравана увидел, что осла никто не сторожит, и, подумав, что осел заблудился, увел его.

Когда лев возвратился в обитель без осла, Герасим сказал ему:

- Ты съел осла? Если так, тебе придется делать всю его работу!

Лев виновато опустил голову.

С того времени лев стал усердно исполнять свое новое послушание – носить в монастырь воду.

Через некоторое время тот же самый караван возвращался обратно. С высокого берега лев увидел своего осла и радостно бросился к нему.

Купец, испугавшись льва, убежал, оставив свой караван. А лев взял губами уздечку – так он делал и прежде – и привел осла в обитель, прихватив и брошенный купцом караван.

Лев подвел осла к старцу. Герасим погладил льва и, улыбнувшись, сказал:

- Я напрасно бранил тебя. Ты честный зверь, и я даю тебе имя – Иордан.

Вместе со старцем лев прожил в лавре пять лет, будучи всегда неразлучен с ним.

Когда же преподобный Герасим отошел к Господу и был схоронен отцами, льва по устроению Божию на тот раз не оказалось в лавре.

Вскоре он вернулся и стал искать старца. Ученик старца и авва Савватий, увидев льва, говорят ему:

- Иордан, старец наш оставил нас сиротами и отошел к Господу, на вот поешь.

Лев не захотел есть, но непрестанно обращал глаза то в одну, то в другую сторону, чтобы найти своего старца, громко кричал и не мог примириться с его кончиной. 

Авва Савватий и остальные отцы, глядя на льва и трепля его по спине, говорили ему:

- Старец отошел к Господу и оставил нас.

Говоря так, они не могли утишить его криков и стенаний, но чем более, как им казалось, они врачевали и ободряли его словами, тем сильнее и сильнее лев продолжал плакать, тем громче становилось его надгробное рыдание, и голосом, обликом и глазами он показывал свою печаль о том, что не видит старца.

Тогда авва Савватий говорит ему:

- Ну, пойдем со мной, если не веришь нам, и я покажу тебе, где лежит наш старец.

И, взяв льва, он привел его туда, где они похоронили старца. Могила была в полумиле от церкви.

Когда они остановились над могилой преподобного Герасима, авва Савватий говорит льву:

- Вот старец наш.

И авва Савватий преклонил колена.

Лев, увидев, как авва высказывает свою печаль, стал, стеная, сильно биться головой оземь и испустил дух тут же у могилы старца.

Скульптура льва Иордана охраняет теперь вход в монастырь святого преподобного Герасима Иорданского.

Дань памяти святого преподобного Герасима Иорданского празднуется 17 марта (4 марта по с.ст.).

О житии святого преподобного Герасима Иорданского можно прочитать здесь:http://semyaivera.ru/2014/03/1...

cont.ws

Жития святых. Преподобный Герасим Иорданский. — Радио ВЕРА

Поделиться

Не каждая история может стать легендой, но те, что становятся, переживают века. И встают перед нами удивительные образы: ослепительные пески, опаленные солнцем монастырские стены, кувшины с водой, брошенные в пальмовой тени… И гордый лев, склонивший свою огромную голову к старцу, который ласково треплет его гриву. Этого старца звали Герасим, жил он в пятом веке нашей эры на берегу Иордана, и весь христианский мир почитает его как святого.

Преподобный родился в Ликии – древней стране, что располагалась когда-то на территории современной Турции, у побережья Средиземного моря. Его семья была зажиточной, но мальчик, получивший при рождении имя Григорий, с ранних лет жаждал не материальных, а духовных благ. Мысль о принятии монашества также пришла к нему рано. Сначала юноша удалился в египетскую пустыню, а позднее отправился на поклонение святым местам в Палестину, где и поселился на берегу Иордана.

К тому моменту подвижник уже давно принял монашество и носил имя Герасим. Как и всякий, кто вступает на путь богоискания, он пережил немало скорбей. Герасим стремился отдаться Богу всем сердцем и разумом, а потому находился в непрерывном духовном напряжении. Пройдя мучительный путь сомнений, испытаний и побед над собой, он основал в пустыне монастырь, который отличала строгость устава.

1-й караванщик:
Знаешь ли ты, что за место мы проезжаем?

2-й караванщик:
Это какой-то монастырь, я слыхал про него. (Со смешком) Говорят, люди там по пять дней сидят взаперти, едят траву да сухой хлеб, молятся и плетут корзины. Не хотел бы я провести здесь хоть день.

1-й караванщик:
Не хотел бы? А зачем, по-твоему, они это делают?

2-й караванщик:
Откуда мне знать… Может, боятся чего-то?

1-й караванщик:
Боятся?.. Поверь, нам и не снились те враги, которых они побеждают каждый миг своей жизни. А ты боишься… смерти?

2-й караванщик :
К чему поминать это здесь?

1-й караванщик:
Даже имя страшно произнести? А они, говорят, побеждают смерть…

Монастырь Герасима действительно требовал от братии непрерывного подвига. Монахи практически не покидали келий, их главными правилами были нищета, нестяжание и самоотвержение. Но те, кто смирялся и с прилежанием нес бремя лишений, открывали в себе неведомую доселе свободу и ясность духа.

Сам Герасим подавал братии пример, даже монахов поражая своей скромностью и подвижничеством. Однажды, когда преподобный уединенно молился в пустыне, к нему подошел хромающий лев. В лапе у животного торчала большая колючка. Нимало не испугавшись, старец вытащил занозу, промыл рану от гноя и ласково потрепал зверя по гриве. С тех пор лев не уходил далеко от монастыря. Даже полностью исцелившись, он приближался к монахам, как ручное животное, охотно брал хлеб из рук и ни разу не бросился на людей или скот. Герасим дал зверю имя Иордан.

Старец настолько доверял льву, что позволял ослу, который носил с реки воду для жителей монастыря, беззаботно пастись неподалеку от зверя. Однажды проходивший мимо с караваном купец увидел оставленного без присмотра осла, решил, что он потерялся в пустыне, и увел с собой. Герасим, не найдя верного водоноса, подумал, что лев изменил своим привычкам и съел его. Хищник стоял, опустив глаза, а старец строго выговаривал ему…

Герасим:
Ах ты, негодник! Неужели ты заел осла? Кто же будет помогать монахам носить воду?

Герасим:
Тебе стыдно! Но благословен Господь, ты не уйдешь отсюда, а будешь делать для обители всё то, что делал осёл.

После этого старец повелел навьючивать на льва бочонки с водой, которые прежде таскал осел. И лев безропотно выполнял эту работу. Через некоторое время купец, который увел осла, возвращался со своим караваном по той же дороге. Увидев монастырского ослика, лев радостно помчался к нему. Перепуганный купец убежал, а лев зубами взял осла под уздцы и отвел к Герасиму, доказав тем самым свою невиновность. Старец много хвалил умного и послушного хищника, а тот, даже освобожденный от своей повинности, продолжал все время приходить к монастырю.

Когда Герасим, прожив многотрудную жизнь, скончался, лев пришел на его могилу и долго лежал на ней, выражая рычанием свою скорбь. Зверь не принимал ни пищу, ни воду и скоро тоже умер. И по сей день на иконах рядом с великим подвижником, святым Герасимом Иорданским, изображается верный лев. Та вера и любовь, что когда-то покорила даже звериное сердце, продолжает согревать и поддерживать верующих во все времена.

radiovera.ru

Старец и его лев

Ис­то­рия необык­но­вен­ной друж­бы па­ле­стин­ско­го ав­вы[*] Ге­ра­си­ма († 475 г.) с ис­це­лён­ным им львом, ко­то­ро­го он встре­тил на бе­ре­гу свя­щен­ной ре­ки Иор­дан, опи­са­на Иоан­ном Мос­хом в 107 гла­ве «Лу­га Ду­хов­но­го», или «Ли­монаря». Этот ше­девр ви­зан­тий­ской ду­хов­ной ли­те­ра­ту­ры был из­ве­стен на Ру­си как «Си­най­ский па­те­рик».

При­вя­зав­ший­ся к стар­цу лев, по­лу­чив­ший от него имя Иор­дан, жил с мо­на­ха­ми и од­но вре­мя да­же во­зил на се­бе, вме­сто про­пав­ше­го ос­ла, во­ду, крот­ко вы­пол­няя воз­ло­жен­ное на него «мо­на­ше­ское по­слу­ша­ние». От­лу­чив­шись как-то из мо­на­сты­ря, он не знал о смер­ти сво­е­го на­став­ни­ка, а, вер­нув­шись, мог лишь во­про­шать о стар­це без­утеш­ным рё­вом и ме­та­ни­ем из сто­ро­ны в сто­ро­ну. Ока­зав­шись на мо­ги­ле ав­вы Ге­ра­си­ма, ку­да его при­вёл уче­ник по­чив­ше­го, лев стал «с ры­ка­ни­ем силь­но уда­рять го­ло­вою о зем­лю и, во­пия, ис­пу­стил дух на мо­ги­ле стар­ца. Бы­ло же сие не по­то­му, – ре­зю­ми­ру­ет рас­сказ­чик, – чтобы имел лев ду­шу ра­зум­ную, но по во­ле Бо­га, по­же­лав­ше­го про­сла­вить сла­вя­щих Его... и явить, в ка­ком по­слу­ша­нии пре­бы­ва­ли зве­ри у Ада­ма, по­ка он не пре­сту­пил за­по­ве­ди Бо­жи­ей и не был из­гнан из Рая сла­до­сти».

Ис­то­рия об ав­ве Ге­ра­си­ме и при­ру­чен­ном им льве, поль­зо­вав­ша­я­ся в Сред­ние ве­ка огром­ной по­пуляр­но­стью, на­шла от­ра­же­ние и в пра­во­слав­ной ико­но­пи­си. На За­па­де же она бы­ла по ошиб­ке пе­ре­не­се­на на Иеро­ни­ма Бла­жен­но­го († 420 г.), ко­то­рый немно­гим ра­нее Ге­ра­си­ма дол­го жил в Па­ле­стине, ра­бо­тая над пе­ре­во­дом Биб­лии на ла­тин­ский язык. Ат­ри­бу­том зна­ме­ни­то­го фило­ло­га по­это­му так­же стал лев: вспом­ним из­вест­ную гра­вю­ру Аль­брех­та Дю­ре­ра и дру­гие ре­нес­санс­ные изо­бра­же­ния Иеро­ни­ма.

Древ­не­рус­ский чи­та­тель знал эту тро­га­тель­ную но­вел­лу уже с XI–XII вв., а мно­гим из нас она, ве­ро­ят­но, зна­ко­ма по рас­ска­зу Ни­ко­лая Лес­ко­ва «Лев стар­ца Ге­ра­си­ма».


[*]При­ме­ча­ние. «Авва» (сир. abba – «отец») – по­чет­ное име­но­ва­ние ду­хов­но опыт­ных мо­на­хов. От­сю­да же и ла­тин­ское «аб­бат».

Луч­ший пе­ре­вод ис­то­рии Ге­ра­си­ма и его льва (107-й гла­вы Иоан­на Мос­ха) при­над­ле­жит Сер­гею Аве­рин­це­ву: Со­бра­ние со­чи­не­ний. Пе­ре­во­ды: Мно­го­цен­ная жем­чу­жи­на. Ки­ев, 2004. С. 161–163.

Юрий Ру­бан,
канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия

azbyka.ru

память прп. Герасима Иорданского — Дневник — Православные знакомства «Азбука верности»

Пре­по­доб­ный Ге­ра­сим был ро­дом из Ли­кии (Ма­лая Азия). С юно­сти он от­ли­чал­ся бла­го­че­сти­ем. При­няв мо­на­ше­ство, пре­по­доб­ный уда­лил­ся вглубь Фива­ид­ской пу­сты­ни (Еги­пет). Око­ло 450 го­да пре­по­доб­ный при­шел в Па­ле­сти­ну и по­се­лил­ся у Иор­да­на, где ос­но­вал мо­на­стырь.

Од­но вре­мя свя­той был со­блаз­нен ере­сью Ев­ти­хия и Ди­о­ско­ра, при­зна­вав­ших в Иису­се Хри­сте толь­ко Бо­же­ствен­ное есте­ство. Од­на­ко пре­по­доб­ный Ев­фи­мий Ве­ли­кий (па­мять 20 ян­ва­ря) по­мог ему вер­нуть­ся к пра­вой ве­ре.

В оби­те­ли свя­той уста­но­вил стро­гие пра­ви­ла. Пять дней в неде­лю инок про­во­дил в уеди­не­нии, за­ни­ма­ясь ру­ко­де­ли­ем и мо­лит­вой. В эти дни пу­стын­ни­ки не ели ва­ре­ной пи­щи и да­же не раз­во­ди­ли ог­ня, а пи­та­лись су­хим хле­бом, кор­ня­ми и во­дой. В суб­бо­ту и вос­кре­се­нье все со­би­ра­лись в мо­на­стырь к Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии и при­ча­ща­лись Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин. По­сле по­лу­дня, взяв с со­бой за­пас хле­ба, ко­ре­ньев, во­ды и охап­ку вет­вей фини­ко­вой паль­мы для пле­те­ния кор­зин, пу­стын­ни­ки воз­вра­ща­лись в свои уеди­нен­ные кел­лии. Каж­дый имел толь­ко ветхую одеж­ду и ро­го­жу, на ко­то­рой спал. Ухо­дя из кел­лии, дверь не за­пи­ра­ли, чтобы вся­кий при­шед­ший мог вой­ти, от­дох­нуть или взять необ­хо­ди­мое.

Сам пре­по­доб­ный яв­лял вы­со­кий об­ра­зец по­движ­ни­че­ства. В Ве­ли­кий пост он не ел ни­че­го до са­мо­го свет­ло­го дня Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва, ко­гда при­ча­щал­ся Свя­тых Тайн. Ухо­дя на весь Ве­ли­кий пост в пу­сты­ню, пре­по­доб­ный брал с со­бой бла­жен­но­го Ки­ри­а­ка, сво­е­го лю­би­мо­го уче­ни­ка (па­мять 29 сен­тяб­ря), ко­то­ро­го на­пра­вил к нему пре­по­доб­ный Ев­фи­мий Ве­ли­кий.

Од­на­жды шел он по Иор­дан­ской пу­стыне и встре­тил льва, по­ка­зы­вав­ше­го ему свою но­гу, опух­шую и на­пол­нен­ную гно­ем от вон­зив­ше­го­ся ши­па. Лев крот­ко гля­дел на стар­ца и, не умея вы­ра­зить свою прось­бу сло­ва­ми, умо­лял об ис­це­ле­нии сво­им сми­рен­ным ви­дом. Ста­рец, ви­дя льва в та­кой бе­де, сел, взял но­гу зве­ря и вы­та­щил из нее шип. Ко­гда вы­тек гной, он хо­ро­шо очи­стил ра­ну и об­вя­зал плат­ком. Ис­це­лён­ный лев с тех пор не по­ки­дал стар­ца, а хо­дил за ним, как уче­ник, так что свя­той Ге­ра­сим ди­вил­ся уму и кро­то­сти зве­ря. Ста­рец пи­тал его, да­вая ему хлеб или иную пи­щу. У ино­ков был осёл, на ко­то­ром они при­во­зи­ли для бра­тии во­ду из свя­то­го Иор­да­на. Ста­рец по­ру­чил льву со­про­вож­дать ос­ла и охра­нять его, ко­гда тот па­сет­ся на бе­ре­гах Иор­да­на. Слу­чи­лось од­на­жды, что лев ото­шел от пас­ше­го­ся ос­ла на зна­чи­тель­ное рас­сто­я­ние и уснул на солн­це. В это вре­мя шёл ми­мо с вер­блю­да­ми один че­ло­век из Ара­вии и, уви­дев, что осёл па­сет­ся один, взял его и увел с со­бою. Проснув­шись, лев стал ис­кать ос­ла и, не на­шед­ши его, с уны­лым и пе­чаль­ным ви­дом по­шел в оби­тель к от­цу Ге­ра­си­му. Ста­рец по­ду­мал, что лев за­ел ос­ла, и спро­сил:

– Где осёл?

Лев сто­ял мол­ча, опу­стив гла­за вниз, как че­ло­век. Ста­рец то­гда ска­зал:

– Ты его за­ел! Но бла­го­сло­вен Гос­подь, ты не уй­дешь от­сю­да, а бу­дешь де­лать для оби­те­ли всё то, что де­лал осёл.

По по­ве­ле­нию стар­ца с тех пор на льва ста­ли на­вью­чи­вать, как преж­де на ос­ла, бо­чо­нок ме­рою в че­ты­ре ме­ха и по­сы­лать на Иор­дан за во­дой для мо­на­сты­ря.

Ве­ли­ко­му угод­ни­ку Бо­жию Ге­ра­си­му да­же бес­сло­вес­ный зверь слу­жил, как ра­зум­ный че­ло­век, как пи­шут в «Ли­мо­на­ре» бла­жен­ные от­цы Еви­рат и Со­фро­ний Со­фист: «при­шли мы в оби­тель от­ца Ге­ра­си­ма, от­сто­я­щую на рас­сто­я­нии од­но­го по­при­ща от Иор­да­на, и жив­шие там ино­ки рас­ска­зы­ва­ли нам об от­це Ге­ра­си­ме. Од­на­жды при­шел к стар­цу по­мо­лить­ся один во­ин и, уви­дев льва, но­ся­ще­го во­ду, сжа­лил­ся над ним. Чтобы ку­пить но­во­го ос­ла, а льва осво­бо­дить от ра­бо­ты, он дал ино­кам три зо­ло­тые мо­не­ты. Осёл для мо­на­стыр­ской служ­бы был куп­лен, а лев осво­бож­ден от ра­бо­ты.

Через неко­то­рое вре­мя ку­пец из Ара­вии, увед­ший ос­ла, по­шел в Иеру­са­лим с вер­блю­да­ми про­дать пше­ни­цу; с ним был и осёл. Око­ло Иор­да­на с ка­ра­ва­ном слу­чай­но встре­тил­ся лев; узнав ос­ла, он за­ры­чал и бро­сил­ся к нему. Ку­пец и его спут­ни­ки в ужа­се убе­жа­ли, а лев, схва­тив уз­ду зу­ба­ми, как де­лал преж­де, по­вел ос­ла с тре­мя при­вя­зан­ны­ми один за дру­гим вер­блю­да­ми, обре­ме­нен­ны­ми пше­ни­цей. Вы­ра­жая рё­вом свою ра­дость, что на­шел по­те­рян­но­го ос­ла, лев при­вел его к стар­цу. Пре­по­доб­ный ста­рец ти­хо улыб­нул­ся и ска­зал бра­тии:

– На­прас­но мы бра­ни­ли льва, ду­мая, что он за­ел на­ше­го ос­ла.

Льву да­но бы­ло имя «Иор­дан». По­сле это­го он ча­сто при­хо­дил к стар­цу, при­ни­мал от него пи­щу и не от­лу­чал­ся из оби­те­ли бо­лее пя­ти лет. Ко­гда пре­по­доб­ный отец Ге­ра­сим ото­шел ко Гос­по­ду и был по­гре­бен бра­ти­ею, по устро­е­нию Бо­жье­му, лев то­гда не ока­зал­ся в оби­те­ли, а при­шел через неко­то­рое вре­мя и стал ис­кать сво­е­го стар­ца. Отец Сав­ва­тий и один из уче­ни­ков от­ца Ге­ра­си­ма, уви­дев льва, ска­за­ли ему:

– Иор­дан! Ста­рец наш оста­вил нас си­ро­та­ми: ото­шел ко Гос­по­ду!

Они ста­ли да­вать ему пи­щу, но лев пи­щи не при­нял, а ози­рал­ся во все сто­ро­ны, ища пре­по­доб­но­го от­ца Ге­ра­си­ма, и скорб­но ры­чал. Отец Сав­ва­тий и дру­гие стар­цы гла­ди­ли его по спине и по­вто­ря­ли:

– Ото­шел ста­рец ко Гос­по­ду, оста­вил нас!

Ho эти­ми сло­ва­ми они не мог­ли удер­жать льва от воп­ля и скорб­но­го ры­ча­ния, и чем боль­ше они ста­ра­лись уте­шить его сло­ва­ми, тем пе­чаль­нее он ры­чал, и го­ло­сом, и ли­цом, и гла­за­ми вы­ра­жая скорбь, что не ви­дит стар­ца. То­гда отец Сав­ва­тий ска­зал:

– Ес­ли не ве­ришь нам, то иди с на­ми; мы по­ка­жем те­бе ме­сто, где по­ко­ит­ся ста­рец.

И по­шли с ним в гроб­ни­цу, где был по­гре­бен пре­по­доб­ный Ге­ра­сим. Гроб­ни­ца на­хо­ди­лась око­ло са­мой церк­ви. Став над гроб­ни­цей, отец Сав­ва­тий ска­зал льву:

– Вот здесь по­гре­бён наш ста­рец.

И, пре­кло­нив ко­ле­на, стал пла­кать. Услы­шав это и уви­дев, что Сав­ва­тий пла­чет, лев уда­рял­ся го­ло­вой о зем­лю и страш­но ре­вел. Силь­но рык­нув, он умер над гроб­ни­цей стар­ца. He мог ни­че­го вы­ра­зить лев сло­ва­ми, но всё-та­ки, во­лею Бо­жи­ей, про­сла­вил стар­ца и при его жиз­ни, и по­сле смер­ти, по­ка­зав нам, как по­слуш­ны бы­ли зве­ри Ада­му до его гре­хо­па­де­ния и из­гна­ния из рая.

Во вре­мя кон­чи­ны свя­то­го Ев­фи­мия Ве­ли­ко­го пре­по­доб­но­му Ге­ра­си­му бы­ло от­кры­то, как ду­шу усоп­ше­го Ан­ге­лы воз­но­си­ли на небо. Взяв с со­бой Ки­ри­а­ка, пре­по­доб­ный немед­лен­но по­шел в оби­тель свя­то­го Ев­фи­мия и пре­дал зем­ле его те­ло.

Пре­по­доб­ный Ге­ра­сим скон­чал­ся мир­но, опла­кан­ный бра­ти­ей и уче­ни­ка­ми. До са­мой кон­чи­ны пре­по­доб­но­му Ге­ра­си­му по­мо­гал в тру­дах лев, ко­то­рый по смер­ти стар­ца умер на его мо­ги­ле и был за­рыт близ гро­ба свя­то­го. По­се­му льва изо­бра­жа­ют на ико­нах у ног пре­по­доб­но­го.

azbyka.ru


Смотрите также