Когда можно исповедоваться


Как готовиться ко Святому Причащению

 

Подготовка к Причастию — духовное делание (духовные упражнения), предпринимаемое христианином (под руководством священника, духовника), направленное на достижение им особого духовно-нравственного состояния ради «достойного» участия в Таинстве Евхаристии.

К Таинству Святого Причащения необходимо себя подготовить молитвою, и покаянием. Кроме того, очень важно помнить, что подготовкой к Причащению должно явиться не только исполнение определённых предписаний, но вся наша жизнь, построенная на евангельских принципах. Необходимо не просто соблюсти дисциплинарные предписания, но возжаждать Христа, всеми силами души желать соединения с Ним.

Молитва домашняя и церковная

Существует молитва домашняя и церковная. Желающий причаститься Святых Христовых Тайн должен молитвенно подготовить себя к этому: больше и усерднее молиться дома, посещать церковные богослужения.

Накануне причастия принято посещать вечернее храмовое богослужение.

Для молитвенной подготовки ко Святому Причащению накануне причастия нужно прочитать:

— Последование ко Святому Причащению. Оно находится в Православном молитвослове.

Существует, кроме того, благочестивая традиция (но не обязанность) чтения трёх канонов и акафиста перед принятием Святых Христовых Таин:

– канона покаянного ко Господу нашему Иисусу Христу,
– канона молебного ко Пресвятой Богородице,
– канона Ангелу-Хранителю,
– акафиста ко святому Причащению.

(На Светлой седмице вместо этих канонов обычно благословляется читать Пасхальный канон).

Если человек хочет читать каноны и акафисты и у него есть для этого время, то ничего, кроме пользы, такое чтение принести не может.

Пост

Перед Причастием положен литургический пост. Для новоначальных, отпавших и не соблюдавших установленные Церковью многодневные и однодневные посты, священником может быть установлен дополнительный 3-7 дневный пост перед Причастием.

Пост, кроме ограничений в пище, также состоит в том, чтобы есть и пить меньше обыкновенного, а также воздержаться от посещения театра, просмотра развлекательных фильмов и передач, прослушивания светской музыки. Нужно соблюдать телесную и душевную чистоту. Супругам должно в день до и после причастия воздерживаться от телесного общения.

Накануне причастия с 12 часов ночи начинается строгий пост – полное воздержание от питья и еды (утром, отправляясь в храм на причастие, не разрешается что-либо есть, пить; страдающие табакозависимостью также должны воздержаться от своей страсти). Жизненно важные лекарства едой не являются, их можно принимать и после полуночи.

Настроение и поведение

Готовящийся ко Святому Причащению должен примириться со всеми и беречь себя от чувства злобы и раздражения, удерживаться от осуждения и всяких непотребных мыслей, разговоров, проводя время, насколько это возможно, в уединении, в чтении Слова Божия (Евангелия) и книг духовного содержания.

Исповедь

Перед Таинством Святого Причащения принято очистить свою душу в Таинстве Покаяния, искренне исповедав свои грехи Богу при свидетельстве священника или епископа.

Перед исповедью следует примириться как с обидчиками, так и с обиженными, смиренно испросив у всех прощения. Задача подготовки к исповеди – найти конкретные качества своей души, свойств характера, поступки, события или состояния, нарушающие Заповеди Божии, препятствующие богообщению. Во время исповеди следует открыть всё, что тяготит душу, ни в чем себя не оправдывая и не перелагая вины на других.

Желательно исповедаться накануне причастия вечером, чтобы утром участвовать в литургии. (Важно! На первую в жизни исповедь или после долгого перерыва лучше прийти не в воскресный день, когда храмы полны прихожан. У священника просто не будет времени подробно вас исповедовать. Также желательно предупредить священника, что вы никогда ранее не исповедовали грехи.) В крайнем случае, можно исповедаться и утром, до начала литургии. После окончания литургии, перед причастием в некоторых храмах исповедуют маленьких детей и болящих. Приходить на исповедь, когда литургия уже началась — крайнее небрежение к Таинству.

Детей до 7 лет могут причащаться без исповеди (далее они могут исповедоваться не перед каждым причастием, но получив на него благословение).

Перед Св. Причащением и во время Св. Причащения

Святые Дары выносятся из алтаря при возгласе «Со страхом Божиим и верою приступите». При этом принято пропустить вперёд детей, пожилых и немощных прихожан. Подходя к Чаше, нужно заблаговременно сложить крестообразно руки на груди (правая поверх левой). Перед Св. Чашей не нужно креститься, дабы нечаянно не толкнуть её. Подойдя к Чаше нужно внятно произнести своё полное христианское имя, широко открыть уста (рот) и благоговейно, с полным сознанием святости великого Таинства, принять Тело и Кровь Христову и тотчас же проглотить. Приняв Св. Тайны, не крестясь поцеловав край Чаши и тотчас же отойти к столику, чтобы вкусить частицу просфоры и запить теплотой.

После Св. Причащения

До целования напрестольного креста в руках священника из церкви уходить не принято. Также следует выслушать благодарственные молитвы (или прочесть их, придя домой).

В день Св. Причащения – вести себя благоговейно и благочинно, дабы «честно соблюсти в себе Христа принятого».

***

С канонической точки зрения практика подготовки ко Причащению регулируется следующими правилами: Карфагенского Собора 47 (58)-е и Трулльского Собора 29-е; свт. Никифора Исповедника 9-е; Тимофея Александрийского 5-е и I Вселенского Собора 13-е.
Согласно правилам Карфагенского и Трулльского соборов причащаться можно только натощак, 9-е правило святителя Никифора Исповедника говорит о возможности причащения умирающего даже после вкушения им пищи. Правило Тимофея Александрийского определяет необходимость супружеского воздержания накануне причащения (подробнее).

azbyka.ru

Исповедь и Причастие — вместе или врозь? Беседа со священником Вадимом Леоновым

Предлагаем вниманию наших читателей беседу кандидата богословия Валерия Духанина с преподавателем Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета и Сретенской Духовной семинарии, доцентом, священником Вадимом Леоновым на тему «Реформация литургических традиций Русской Православной Церкви».

— Отец Вадим, давайте обсудим очень важную тему — значение таинства Покаяния или Исповеди в духовной жизни современного православного христианина. Иногда даже в церковных средствах массовой информации начинают высказываться мнения, будто бы современная практика Исповеди ущербна, исповедоваться надо только тогда, когда возникнет внутренняя потребность, а причащаться нужно почаще, желательно на каждой литургии, при каждом посещении храма. Звучат призывы никак не связывать в церковной практике совершение этих Таинств. Что вы можете сказать, отец Вадим, о значении таинства Исповеди?

— Могу сказать лишь то, о чем веками свидетельствует Церковь: Покаяние — это одно из семи важнейших Таинств, которые обеспечивают полноту духовной жизни человека и его спасение. Без Покаяния спасение невозможно. Это фундамент духовной жизни. Святые отцы называют таинство Покаяния вторым Крещением, ибо в нем очищается и возрождается душа человеческая и становится способной принимать благодатные дары других церковных Таинств, в том числе и Евхаристии. Кто в какой-то мере игнорирует это Таинство или пренебрегает им, а такие тенденции в наше время стали появляться, тот рискует всю свою духовную жизнь превратить в лицемерный фарс.

Я думаю, что эти стремления принизить значение Исповеди для духовной жизни христианина возникли в православной среде под влиянием протестантизма на церковное сознание. К сожалению, протестантизм на Западе деформировал сознание католицизма, а теперь добрался и до Православия. Исповедь  — необходимое условие для того, чтобы душу привести в бого­угодное состояние. Мы читаем у святых отцов отом, что вся ­духовная жизнь человека зиждется на Покаянии. Исповедь — это главное средство для глубокого Покаяния. Святитель Игнатий Брянчанинов в своих творениях отмечал, что значение Исповеди в жизни православного христианина возрастает и будет возрастать, поскольку люди все реже используют другие духовные средства. Мы не умеем молиться и не проявляем старания, не проявляем усердия к посту, легко поддаемся греховным соблазнам. Если мы еще вытолкнем и Исповедь на периферию нашей духовной жизни, то тогда нас можно брать голыми руками.

— Но здесь возникает сразу вопрос: я же могу покаяться дома во время личной молитвы, зачем необходима Исповедь в церкви?

— Давайте сразу разведем эти понятия — личное покаяние, которое, несомненно, слышит Господь, и церковная Исповедь как таинство. Да, Господь слышит и часто прощает человеку многие грехи, оплаканные им в личной молитве. И когда мы в Церкви говорим: «Господи, помилуй», — Господь нам многое прощает. И тем не менее это не заменяет таинства Исповеди, потому что человеку необходимо не только получить прощение грехов, но и требуется благодать для уврачевания греховной раны и еще необходима благодатная сила, чтобы содеянный грех больше не повторялся. Эти дары подаются в церковной Исповеди, в этом величайшем Таинстве духовного возрождения, поэтому оно крайне необходимо в жизни христианина. Скажу по своему опыту: когда я учился в семинарии, у меня была возможность в Троице-Сергиевой лавре каждую неделю исповедоваться, и я помню свое внутреннее состояние тогда, насколько глубоко и тонко переживалось все греховное в личной жизни и легче было этому противостоять. Потом наступил другой период в жизни, когда я стал исповедоваться реже, может быть, раз в две-три недели. И это уже было другое состояние. Как будто бы все мои органы чувств огрубели и притупились. Сознанием грех фиксируется, а внутренних сил для сопротивления меньше. Человеку, который сомневается в истинности, действенности и пользе Исповеди, предлагаю на личном опыте попробовать, что это такое, подойдя к ней предельно ответственно и серьезно.

— Но, отец Вадим, а как же говорят, что в некоторых других Поместных Православных Церквах, скажем в Греции, бывает, что верующие причащаются регулярно, а исповедуются не так часто. Хотя одновременно надо признать, что в греческих монастырях большое внимание уделяется частой регулярной Исповеди. В связи с этим мне вспоминается труд сербского профессора Владеты Еротича, который пишет, что для достойного Причащения надо прибегать к регулярной Исповеди, чтобы Исповедь обязательно предшествовала Причастию. Но как быть, когда нам ставят в пример практику других Церквей, где не обязательно исповедуются перед причащением. Так, может быть, и нам не надо исповедоваться?

— В Русской Православной Церкви существует замечательная традиция исповедоваться перед каждым Причастием, и дай Бог, чтобы она сохранялась еще долгое-долгое время. Конечно же, в этом вопросе есть свои нюансы. Здесь не может быть формального подхода. Но если говорить в общем, Исповедь перед Причастием — это очень важный и полезный духовный принцип. Да, действительно, в некоторых Поместных Церквах эта практика выглядит немного иначе, чем у нас. Порой сравнивают русскую традицию с греческой, где на Исповедь люди идут тогда, когда они ощущают в этом потребность. Надо отметить, что история возникновения этой традиции в Греции — отдельный специальный и неоднозначный вопрос. Например, в XIV в. свт. Григорий Палама в своей проповеди «О Святых и Страшных Христовых Тайнах» прямо указывает на необходимость Исповеди перед Причастием: «Если же с дурною совестью, и не получив, благодаря Исповеди, отпущение грехов от приявшего власть разрешать и связывать их, и прежде чем обратиться к Богу, прежде чем исправиться по правилу благочестия, мы приступаем [к Святым Тайнам], то, конечно, это делаем в суд себе и на вечное мучение, отталкивая от себя и самые Божие щедроты и терпение Его к нам». Подробное обсуждение истории возникновения разобщенной практики Исповеди и Причастия в грекоязычной среде выходит за рамки нашей беседы. Согласимся с тем, что она сейчас реально существует. Но, почему эта традиция, на мой взгляд, не применима в современной церковной жизни в России? Прежде всего потому, что греческий народ не пережил такой период безбожия, который достался нам. Современные греки вырастают в православных семьях. В большинстве своем они знают, что такое грех и что такое добродетель. У них Православие — это государственная религия. Их воспитывают в православных традициях уже несколько поколений, и эта традиция не прерывалась. Поэтому в их сознании многие важные принципы духовной жизни укоренены с детства. Им без особых наставлений понятно, что если я сегодня согрешил, то мне нельзя сегодня причащаться, необходимо пойти к духовнику на Исповедь.

В нашем Отечестве, которое пережило страшный период гонения на Церковь, люди искренне потянулись в храм. Это замечательно. Но в силу своей духовной неосведомленности в большинстве своем не понимают тяжести совершаемых ими грехов, чаще всего вообще их не видят. Сейчас издается много православной литературы — это прекрасно, но много ли ее читают те люди, которые делают первые шаги к храму? Современный человек читает очень мало, поэтому просветительские возможности печатной продукции не стоит переоценивать. В такой ситуации без обязательной Исповеди перед Причастием не обойтись. Любой священник многократно сталкивался с такими примерами: человек приходит на Исповедь, кается в недавно совершенном грехе блуда, прелюбодеяния или аборта и тут же говорит: батюшка, благословите причащаться, я с утра ничего не ел. Человек говорит это искренне, он не намерен причаститься в осуждение или сознательно пренебречь принципами духовной жизни, он их просто не знает. Или другой, еще более распространенный пример: человек не видит в себе ни одного греха или называет формально какую-нибудь общую фразу без малейшего сокрушения или самоукорения и стремится к Святой Чаше. Если бы у нас не существовало традиции исповедоваться перед Причастием, то кто, когда и где поможет таким людям? Давайте вспомним грозные слова апостола Павла о недостойном причащении: «кто будет есть Хлеб сей или пить Чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от Хлеба сего и пьет из Чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает» (1 Кор. 11, 27–30). Если мы хоть ненадолго задумаемся над этими апостольскими словами, то к чему они нас приведут? К Исповеди. Если сейчас отвергнуть принцип взаимосвязи Исповеди и Причастия и предоставить всем возможность решать вопрос об Исповеди исходя из личных соображений, то мы уподобимся неразумной матери, которая родила ребенка, а потом вынесла его на улицу, положила на перекрестке и, оставляя его, сказала: руки, ноги, голова у тебя есть, там храм, здесь дом, за пригорком огород — иди трудись, питайся и живи богоугодно.

Конечно же, принципом взаимосвязи Исповеди и Причастия необходимо пользоваться с рассуждением, как сказано в Евангелии: «суббота для человека, а не человек для субботы». В церковной жизни есть периоды, когда взаимосвязь между Исповедью и Причастием может быть не столь однозначной. Например, в период Страстной седмицы, когда идут длительные напряженные богослужения и многие прихожане ревностно посещают их. В это время во многих храмах благоразумно предлагается прихожанам поисповедоваться в течение Страстной седмицы и далее причащаться и в Великий Четверток, и на Святую Пасху, так же предлагается причащаться и на Светлой седмице. Однако эту практику механически переносить на весь церковный год, мне кажется, было бы необдуманно и неправильно.

— Иногда как раз и слышны такие голоса, что вот сколько раз ни пришел в храм, на литургию, столько и причащайся. А исповедоваться — ну, может, два раза в год или еще реже. И еще говорят: но ведь священники, когда служат литургию, они ведь редко перед этим исповедуются?

— Вопрос о частоте причащения очень важный и сугубо личный. Здесь не может быть простых штампованных ответов. В церковной традиции есть некие общие правила, но они не являются строгим шаблоном для всех без исключения. Этот вопрос необходимо решать индивидуально на Исповеди. Святитель Иоанн Златоуст ясно выразил основное условие для периодичности Причащения: «Одно только время для приступания к Тайнам и Причащения — чистая совесть», а Исповедь — это главное средство для очищения совести. В церковной жизни приходится сталкиваться с самыми разными примерами. Есть такие люди, которые раз в году готовятся, исповедуются и причащаются. Это, конечно, мало, но и тому надо радоваться и молиться, чтобы из этой искры возгорелось пламя любви ко Господу. Понятно, что для таковых Причастие без тщательной Исповеди быть не может. Есть те, кто проявляет усердие в каждом многодневном посте — тоже, слава Богу, укрепи их, Господи, и для них Исповедь необходима перед Причастием. Есть такие, кто готовится и причащается раз в месяц или на каждый двунадесятый праздник или не реже чем раз в три недели — замечательно, да не ослабнет их усердие, но без регулярной Исповеди перед Причастием оно едва ли сохранится. Некоторые христиане проявляют особое усердие и стремятся причащаться даже каждый воскресный день. Если это совершается не как дань литургической «моде», не как некая «обновленческая повинность», не как привычка, но по благословению духовника «со страхом Божиим и верою…», то, несомненно, и они пожнут свой благой плод. Если прихожанин находится в регулярном общении со своим духовником, возможны и немного иные формы взаимосвязи Исповеди и Причастия, но несомненно, что Исповедь должна быть частой. Впрочем, последний пример касается достаточно опытных христиан, «у которых чувства навыком приучены к различению добра и зла» (Евр. 5, 14).

Священники — это, по идее, люди из разряда опытных христиан. Кроме этого, специфика священнического служения часто такова, что он не имеет возможности исповедоваться перед каждой литургией, например, если он один на приходе. В таких ситуациях священники исповедуются при любой другой возможности. Миряне часто не видят, как священнослужители перед Причастием исповедуются в алтаре друг другу, и потому думают, что священники это делают очень редко. Не будем забывать, что священникам в таинстве Рукоположения даруется благодать «…немощная врачующая и оскудевающее восполняющая…», которую не имеют миряне и в силу которой священник имеет возможность совершать литургию, и, соответственно, причащаться более часто, чем миряне. За эти дары и возможности он несет ответственность перед Богом несравнимо большую, чем кто-либо из мирян — «от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут» (Лк. 12, 48). Поэтому никогда в Церкви духовная жизнь мирянина и священника не рассматривалась совершенно одинаково.

— Спасибо, отец Вадим, за ответ. Об этом были глубоко содержательные статьи в журнале «Благодатный Огонь». Но давайте рассмотрим такую ситуацию. Допустим, когда люди хотят причаститься, они идут вначале на Исповедь, стоят в очереди, ожидают, когда подойдут к батюшке, все расскажут, потом примут отпущение грехов. Не служит ли в таком случае Исповедь препятствием для более глубокого усвоения литургии, когда надо постоять, вникнуть в молитвы? Что вы скажете? Такие мнения высказываются в наши дни.

— Проблема, которую вы обозначили, не вероучительная, не каноническая, не литургическая, а чисто организационная. Просто надо упорядочить приходскую жизнь в храме, в том числе и Исповедь, найти для этого место и время. Святейший Патриарх благословил, чтобы в каждом храме были дежурные священнослужители, нужно объявить об этом людям, сказать, что в такие-то дни у нас находится дежурный священник, приходите, исповедуйтесь. Не обязательно Исповедь совершать только во время всенощной или перед литургией и уж крайне нежелательно во время литургии. Кроме этого, священники могут наставить кающихся так, чтобы они, исповедуясь, выражали суть греховного поступка и реально приносили раскаяние в том, что совершили, а не просто пересказывали свою жизнь, не оставляя времени исповедоваться другим. В этом случае исповедь будет содержательной, действенной, принесет пользу и не будет занимать очень много времени.

— Но вот как бывает, что из этой чисто организационной проблемы иногда делают выводы иного характера, говорят: давайте вообще отменим Исповедь, главное, почаще причащаться, а уж Исповедь — это нечто второстепенное; давайте разделим эти два Таинства. Хотя мы знаем, что Таинства Крещения и Миропомазания неразрывно следуют одно за другим, и вообще в Церкви Таинства связаны друг с другом. Мне кажется, что здесь нельзя так просто разрывать. Иногда так вот и говорят: причащайтесь почаще, а уж Исповедь… по необходимости. Хотя в письмах архимандрита Иоанна (Крестьянкина) мы читаем: «Причащаться без исповеди нельзя». Что вы можете сказать в этом отношении?

— Если разобщить Исповедь и Причастие, то, без сомнений, люди будут меньше исповедоваться. Сомневаюсь, что это принесет им пользу, но от этого удобнее всего будет нам, священникам, потому что Исповедь — это самое тяжелое Таинство в Церкви для священнослужителей. Почему? Представьте, что в течение нескольких часов вам люди высказывают свои грехи и боль, и это делается несколько дней в неделю. Они не просто каются, но нуждаются в вашем сострадании и совете. Без благодати Божией это перенести невозможно. Это очень тяжело. Поэтому понятно, что в решении данного вопроса кто-то по-человечески пытается найти более легкие пути. Признаюсь, мне самому порой приходят такие мысли, но при этом сразу вспоминается фраза из Священного Писания: «горе пастырям, которые пасли себя самих! не стадо ли должны пасти пастыри?» (Иезек. 34, 2).

Необходимо отметить, что эту проблему уже обозначил Святейший Патриарх Алексий на двух Епархиальных собраниях, которые проходили в Москве. Он обратил внимание на странную практику, возникшую в некоторых московских приходах. В частности, на Епархиальном собрании 2005 года он сказал: «Кроме того, от прихожан требуют, чтобы они причащались как можно чаще, не менее одного раза в неделю. На робкие возражения верующих, что сложно еженедельно достойно готовиться к принятию Святых Таин, такие священники утверждают, что всю ответственность они берут на себя. В результате теряется свойственное православным людям благоговение и страх Божий пред Святым Причастием. Оно становится чем-то привычным, обычным и будничным». На следующем Епархиальном собрании в 2006 г. Святейший Патриарх опять обратился к этой теме. В одной из записок ему задали такой вопрос: «На прошлом Епархиальном собрании Вы, Ваше Святейшество, предупреждали об опасности потери благоговения к Святым Тайнам при очень частом причащении, например один раз в неделю. Та же самая озабоченность выражается в Православном Катехизисе святителя Московского Филарета, который рекомендует мирянам причащаться не чаще одного раза в месяц. Те же опасения можно найти в трудах святителя Феофана Затворника и последних Глинских старцев. Почему же по-прежнему в некоторых московских храмах, несмотря на Ваши предупреждения, практикуется еженедельное и даже более частое причащение мирян, в результате чего прихожане теряют благоговение и страх перед Святым Таинством?» Святейший Патриарх ответил: «Видимо, те, кто допускает такую практику, незнакомы с Православным Катехизисом святителя Филарета, а также с трудами святителя Феофана Затворника и не проявляет желания с ними ознакомиться». Мне кажется, что реформаторам в этой области необходимо прислушаться к словам Святейшего Патриарха.

В заключение скажу, что Церковь Православная — это великая наследница Христа и Апостолов, а Православие — это неоценимое сокровище, которому мы, по милости Божией, оказались причастны. Однако значимость духовного опыта Православия осознается не столько через отвлеченные рассуждения и богословствования, сколько через личный опыт жизни. Если у нас есть вопросы или сомнения в отношении того или иного церковного утверждения или традиции, то надо войти в нее, вжиться, начать жить в соответствии с этим учением. Только тогда откроется, насколько глубока и духоносна практика православной жизни, и все вопросы снимутся сами собой.

Со священником Вадимом Леоновым
беседовал Валерий Духанин

pravoslavie.ru

Когда совершается исповедь в православных храмах

Таинство исповеди является одним из семи православных церковных таинств. Иначе можно назвать исповедь покаянием, ведь, приступая к этому священнодействию, человек раскаивается в своих прегрешениях и получает прощение в соделанном от Бога. 

Чаще всего верующие люди приступают к таинству исповеди перед причастием, однако стоит понимать, что это два различных таинства. Практика исповеди непосредственно перед причащением указывает на то, что прежде чем человеку соединиться с Богом, первому необходимо очистить свою душу от греха. Именно для этого и существует таинство исповеди. Но не стоит думать, что к исповеди можно приступать только перед причастием. Святые отцы говорят о том, что чем чаще человек исповедуется, тем это лучше сказывается на его жизни, в том числе и духовной. Поэтому некоторые верующие приступают к сему таинству каждую неделю.

Таинство исповеди обычно совершается в православных храмах вечером после богослужения. Если это крупный собор, в котором службы проходят ежедневно, то и таинство исповеди может осуществляться каждый день вечером.

Кроме того, таинство исповеди совершается в некоторых храмах и утром до литургии (приблизительно с 8-ми часов утра). Существует практика совершения таинства исповеди непосредственно перед причастием (в конце литургии: в районе 10-11 часов). Однако практика совершения покаяния в конце литургии многими архиереями не благословляется, равно как и обычай совершения таинства во время божественной службы. Это обусловлено тем, что на божественной литургии человек должен весь свой ум и мысли обратить к Богу и не отвлекаться на что-то другое.

В особые дни, например перед Великим четвергом, в храмах совершается исповедь накануне в среду перед вечерней службой. Это обусловлено большим числом желающих причаститься в Страстной четверг.

Стоит отметить, что таинство исповеди может совершиться в храме и в любой другой день и время. Для этого необходимо предварительно иметь беседу со священником.

www.kakprosto.ru

Как готовиться к исповеди

иеромонах Агапий (Голуб)

Исповедь — это таинство примирения Бога и человека, совершаемое в Церкви.

Через грех человек перестает быть причастным являемого в таинствах Церкви Христова Царства. Благодаря покаянию, которое перерождает человека, он вновь возвращается в эту мистическую жизнь Церкви. Священник, принимая покаяние, является свидетелем от лица Церкви и одновременно — свидетелем и поручителем перед Церковью, что этот человек — был мертв и ожил, пропадал и нашелся (Лк.15:32). Вместе с тем священник ходатайствует перед Богом о примирении и соединении кающегося с Церковью. Как печать, завершение покаяния — священник в конце исповеди читает так называемую разрешительную молитву[1], в которой просит Бога соединить кающегося с Церковью — подобно тому, как отломанная ветвь прививается к дереву и вновь получает возможность жить и плодоносить.

Первоначально, когда христианская жизнь строилась не на индивидуальном уровне, а в границах живой общины, люди исповедовались перед самой общиной, «потому что согрешением одного человека разбивается цельность всего тела, вся община заболевает…»[2] Со временем, когда переживание внутреннего единства значительно ослабло, и община стала перерождаться в «приход», такая исповедь стала затруднительной — часто мы не готовы принять с состраданием и молитвой человека, когда он обнажает свое внутреннее состояние перед нами. Тем более что в храме нередко присутствуют лица, довольно далекие от реальной церковной жизни. В результате и «была введена та форма исповеди, которую мы теперь знаем: человек приходит и священнику говорит то, о чем надо было бы сказать всей общине, чтобы получить ее молитву, ее поддержку, ее любовь и вновь включиться в нее полноправным членом. Священник представляет ту идеальную общину, которая уже не существует; и та частная исповедь, которую мы знаем, нам дает ложное представление об исповеди как о частном таинстве, как о чем-то, что происходит между Богом и мной или, может быть, даже чаще — между мной и священником, тогда как… это исцеление одного из больных членов Церкви, для того чтобы и этот член ожил, и все тело было исцелено. Очень важно помнить: исповедь является не частным таинством, а всецерковным действием. Когда ты падаешь, ты ранишь тело Христово, когда ты восстаешь, ты восстанавливаешь тело Христово»[3].

Нужно ли говорить, что на такой исповеди перед общиной не заострялось внимание на так называемых повседневных погрешностях — «раздражением, злостью, празднословием, чревоугодием»? Для этого существует личное покаяние и борьба с собой. И если человек искренне борется с этими греховными наклонностями, сами Тело и Кровь Христа-Спасителя, преподаваемые в Чаше Евхаристии, очищают его.

Современная же практика исповедания этих «бытовых» грехов в таинстве Исповеди — результат влияния монашеской традиции так называемого «откровения помыслов», то есть регулярной исповеди у своего старца с целью более высокого нравственного совершенствования и получения живого опыта работы над собой. Но исповедь общими фразами («обидами, саможалением»), без конкретного наполнения, да еще, может, у разных священников вызывает сомнения в ее плодотворности. На мой взгляд, для работы над собой по обретению целостности, для освобождения от «распыленности» во множестве этих ежедневных проступков и грехов требуется конкретная программа с конкретными шагами. К примеру, это ежедневный (или хотя бы еженедельный) анализ себя с использованием дневника. Общение с пастырем вне богослужения (групповые и индивидуальные беседы). В идеальном варианте — поддержка и обмен опытом в собрании живой общины (Итак исповедайте друг другу грехи и молитесь друг за друга, чтобы быть исцеленными (Иак. 5:16), в переводе епископа Кассиана (Безобразова)). Большой опыт работы над эмоциями и чувствами имеется в современной психологии и используется многими православными психологами. Смысл института крестных родителей, или восприемников также состоит в передаче опыта и поддержке в духовной жизни. Безусловно, очень полезным и доступным является изучение соответствующей литературы. Например, «Православная аскетика, изложенная для мирян» священника Павла Гумерова или «Духовные беседы» старца Паисия Святогорца.

При таком подходе исповедь и Причастие вновь становятся не связанными жестко между собой таинствами. Причастие — чаще (может, даже еженедельно). Исповедь как таинство — реже (к примеру, 4 раза в год). Но благодаря внимательной к себе жизни эта исповедь становится более глубокой и плодотворной.

Лично мне такая практика ближе. Если бы удалось к ней вернуться, меньше было бы нездоровых моментов: длинных очередей к исповеди; потери, в ожидании своей очереди на исповедь, соборной молитвы; исповедей «делом-словом-помышлением»; исповедей «конвейером», когда священник скороговоркой читает разрешительную молитву, даже не дав толком исповедовать грехи. Исповедь перестанет восприниматься как «билет» ко Причастию или средство «усыпления» совести, а также в качестве сеанса «излияния» чувств. У священников появилось бы больше времени и сил на проповедь, пастырские беседы, на благоговейное совершение литургии без отрыва на исповедь (нельзя назвать нормальным, когда более половины литургии, при соборном служении, часть духовенства вместо стояния у престола проводит на исповеди, порой до самого причастия священников). 

Но такая практика подразумевает наличие пастыря, который наблюдает за духовной жизнью данного христианина, и то, что этот христианин по-настоящему учится жить Евангелием.    

Обсудить, насколько частой должна быть исповедь, лучше всего со своим приходским священником. Такой священник служит в церкви, куда Вы регулярно ходите, поэтому именно он должен знать Вашу духовную жизнь лучше остальных священников.  

В любом случае исповедь от случая к случаю, без регулярного анализа себя в свете Нового Завета не может быть полной. Чем менее мы к себе внимательны, тем хуже осознаем грехи. 

Общие рекомендации по подготовке и прохождению таинства Исповеди могут быть следующими.

1. Должно быть исповедано все, в чем мы согрешили. Для этого нужно все обдумать и вспомнить заранее. Новички могут взять в помощь пособия, например, «Опыт построения исповеди» архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Это нужно не для формальной переписки грехов. Пособие к исповеди помогает увидеть и осознать то, что мы забыли или не считали грехом.

2. Исповедь подразумевает проговаривание конкретных грехов. Само слово «исповедь» — от глагола «поведать», выразить вербально. То, что не проговорено, то не исцелено. Это проговаривание начинается еще до исповеди, он состоит во внутреннем диалоге с совестью в свете Евангелия — и в молитвенном обращении с покаянием к Богу. Такое проговаривание — это проживание совершенных грехов заново, но не тогдашним, а теперешним «я», ставшим другим в покаянии. «Да, это сделал я, но я хочу быть другим. Я предельно раскрываю себя, какой я есть, как перед врачом, чтобы получить исцеление и больше не возвращаться к греху, больше ни изменять Богу. Господи, нейтрализуй то зло, которое я принес в этот мир, и дай мне силы быть другим», — наверное, такими словами можно передать то «послание», которое звучит при подлинной исповеди.

Исповедь же словами «грешен, как все» начинают обычно те, кто не готовился к таинству. Она говорит об отсутствии сознания грехов своей жизни. Поэтому священник будет, скорее всего, прав, если предложит исповедь отложить, пока она не станет плодом серьезной работы над собой. Хотя хорошо, если при этом он предложит свою помощь в подготовке к исповеди.

Другой вопрос — человек узнаёт, что что-то в его жизни является грехом, но сам еще не сознает ненормальности данного действия и не видит смысла исповедовать, потому что слово «каюсь» будет ложью. Сокрытие — не выход. Правильно будет проговорить эту тему со священником: «Я узнал, что с христианских позиций данный поступок — грех, но сам до искреннего сознания этого не дошел». И тогда священник может помочь сделать какие-то шаги, способные освободить от нечувствия греха. Возможно, он сочтет возможным принять исповедь как есть и допустить до Причастия, чтобы душа «согрелась» таинствами и, при встрече со Христом — Солнцем Правды, сама увидела свои пятна в Его свете.  

3. Лучше исповедоваться у своего местного священника, особенно если это не «текущая» ежемесячная исповедь в повседневных погрешностях, а генеральная, первая в жизни или за несколько лет. Легче принести исповедь незнакомому священнику в далеком монастыре — ведь, возможно, больше с ним и не доведется встречаться. Раскрыть же себя перед священником местного храма— значит, преодолеть стыд и боль, снять «защитные панцири». Это ровно противоположно тому, что пытался сделать некогда Адам. Только когда делается этот шаг предельного открытия себя, и без «мягких вариантов» — начинается процесс выздоровления. Священник же является пастырем, ответственным за духовно-нравственную жизнь вверенного ему прихода. Поведать перед ним — значит вручить себя ему. И, имея определенный опыт, он может, соответственно значимости греха, предложить лекарство — епитимию — и помочь дальше в духовном развитии. Епитимия — упражнение, которое налагает иерей на кающегося, чтобы помочь ему преодолеть инерцию греха, остающуюся и после исповеди. Через исполнение епитимии под наблюдением духовника воля воспитывается в исполнении христианских добродетелей. Это может быть пост, поклоны, дополнительные молитвы для домашнего исполнения в течение некоторого периода, дела, противоположные греху, и т. д.

4. На исповеди стараться избегать общих фраз типа «согрешил(а) осуждением, нерадением, ложью»— слова слишком общие, за которыми можно прятать что угодно. Например, «согрешил воровством». Но для сотрудника детсада «воровство» — остатки хлеба, несъеденные детьми. У других — активное воровство стройматериалов на производстве, и не от голода. Или — «осуждением». Один под осуждением имеет в виду мимолетные помыслы, другой засыпает и просыпается с осуждением своего коллеги или начальника и сам мучается от этой навязчивости. Разница, наверное, все же есть.

Правда, стоит сделать оговорку. У человека может оказаться за плечами множество тяжелых, но однотипных грехов. Тогда, наверное, можно так и проговорить — есть такой-то тяжелый грех, совершенный неоднократно. Например, у наркомана не раз были драки и падение в блуд, совершение краж. Конечно, не нужно на исповеди подробно перечислять, сколько, когда и что. Важно выразить суть. Но и среди этих однотипных преступлений могут быть настолько больные истории, что превосходят тяжестью остальные. Например — впадение в блуд под воздействием алкоголя с двоюродной сестрой или кража обручальных колец родителей с целью «загнать» и купить «дозу». Тогда стоит раскрыть и эти конкретные эпизоды. Иногда эти мучающие сознание случаи всплывают уже после исповеди. За общим «изобилием» они были «затерты». А по мере очищения — вспоминаются. Нужно ли их исповедовать, если сама суть греха уже была с покаянием раскрыта на исповеди? Наверное, однозначного ответа быть не может. Но если духовник готов принимать, то, на мой взгляд, лучше, по мере вспоминания, тоже исповедовать.

5. Лучшая подготовка к исповеди, чтобы она приобрела характер конкретности, — регулярный самоанализ.В молитвах «на сон грядущий», которые публикуются в молитвослове, есть образец повседневной домашней исповеди. Когда христианин приучает себя, по возможности ежедневно, хоть немного, уделять внимание анализу прошедшего дня с духовных позиций, исповедь обретет полноценный характер.

6. При отсутствии опыта первые исповеди можно прописывать. «Конспектирование» своей исповеди полезно тем, что при записи будет меньше лишних слов и ненужных подробностей. При этом лучше включается память, идет осмысление жизни. Кроме того, записанная исповедь поможет от волнения не потеряться и не забыть то, что хотели исповедовать. Впоследствии необходимость в предварительной записи своей исповеди, как правило, уменьшается.

7. Сначала о том, о чем тяжелее всего говорить. Думается, понятно, что прямое сокрытие грехов на исповеди приносит вред душе. Но бывает сокрытие и косвенным — человек исповедует тяжелый грех общими словами, находя наиболее мягкие синонимы («встречался с женщиной» — вместо прямого признания блуда), или «прячет» его между «песком». К примеру: «Согрешил злословием, раздражительностью… прелюбодейством, чревоугодием…» Один из наиболее разрушительных грехов ставится в один ряд с теми, которые священник порой внимательно и не слушает. На что, наверное, и рассчитывает исповедующийся. Но это — лукавство, вырастающее из надежды, что таинство «сработает автоматически». Не придется краснеть, не будет епитимии, священник не будет своими расспросами искать корни и требовать безоговорочного осуждения греха. Но после такой исповеди совесть не исцелится. В лучшем случае она будет «давить» и понудит, в конце концов, прийти уже с подлинным покаянием. В худшем — человек «усыпит» свою совесть. Это — настоящая смерть души.

К сожалению, нередко на исповедь приходят именно с такой целью — успокоить совесть. Освободиться от ее вопросов к нам. И чтобы это произошло как можно легче, без труда. Только моя задача на исповеди — не «усыплять» совесть, а будить. Я иногда отсылаю таких людей, снабдив материалом для подготовки, поработать над собой. И ответить самим себе — а хотят ли они учиться жить со Христом, по Евангелию.

8. Не оправдывать себя.Например, исповедуя агрессию в адрес членов семьи, не нужно при этом говорить, что это они спровоцировали ее своим поведением. Мои чувства — это мои чувства, и я отвечаю за обучение здоровому эмоциональному и поведенческому реагированию на ситуации. От меня зависит, как реагировать на то или иное событие в жизни.

9. Исповедь подразумевает готовность к покаянному труду. Грехи, особенно тяжелые, и из-за которых посеян соблазн, так просто в прошлое не уйдут. И, думаю, это ошибка, если священник принимает исповедь, где присутствуют смертные грехи, слишком легко. Часто случается, к примеру, следующее. Женщина исповедовала грех аборта, но не получила епитимии. И вскоре совесть с новой силой начинает ее «давить». Она вновь и вновь повторяет этот грех на последующих исповедях, не обретая мира. Почему? Смертные грехи — это «онкология», требующая «химиотерапии». Для подлинного исцеления нужно потрудиться. Обычно я в подобной ситуации предлагаю читать небольшую покаянную молитву за совершенные аборты, параллельно — в течение какого-то количества дней — совершать ежедневно поклоны с молитвой о помиловании себя и второй половины, от которой был ребенок (чтобы Господь и его привел к покаянию), и о упокоении нерожденных детей. А еще, может, — пойти в клинику и там подежурить волонтером, чтобы помочь кому-то избежать этого жуткого шага. Можно распространять фильмы против абортов, литературу. Можно просто ходить по вечерам в детский хоспис и читать детям на ночь сказки. И вот тогда, в такой работе и обретется подлинное исцеление и освобождение. Кстати, эта работа как раз и будет свидетельством искренности раскаяния.

10. На исповеди не решаются жизненные вопросы. Исповедь — таинство примирения с Богом, а не наставления. Вообще, священник не должен вмешиваться в жизнь человека, пока речь идет о вещах, не относящихся к категории греха и добродетели — покупать ли машину, как делить наследство с родственниками. Его задача как пастыря — помочь христианину научиться обстоятельства жизни согласовывать с Евангелием.

Конечно, не возбраняется и посоветоваться. Но эта беседа должна строиться за рамками исповеди.

И еще немаловажный момент: когда священник дает «духовные» или «житейские» советы, это не означает, что их нужно выполнять беспрекословно. Не зная всех обстоятельств и внутреннего устройства обратившегося лица, он может и ошибиться. Он советует, рекомендует — но принятие или непринятие сказанного остается на ответственности самого человека.

11. Не нужно на исповеди говорить о третьих лицах. Иногда исповедующиеся, раскрывая обстоятельства греха, фактически переходят в пересуды других. Но это уже пародия на исповедь. В конце концов, не «меня обижают», а «я обижаюсь», не «меня раздражают», а «я раздражаюсь». Кроме того, внешние обстоятельства не столько провоцируют, сколько помогают проявиться моим страстям — и благодаря этому я могу их увидеть и бороться с ними. Иначе бы они «спали», и я бы их не замечал. А на Суде перед Богом увижу, что в моей душе, оказывается, как в тихом омуте, ведомо кто водится. Но уже поздно. Время искоренения упущено.

12. Грех — это болезнь, выздоровление от которой является процессом всей жизни.

Нет таких случаев, когда невозможно покаяться. Бывает, правда, состояние «омертвения» души. Для ее пробуждения и существует дисциплинарная система постов, домашних молитв и других церковных установлений. Известны случаи, когда человек сначала исповедуется и причащается «без чувств». Но постепенно душа согревается Божией благодатью — и рождается подлинное покаяние.

Путь к Богу открыт. И нет такого греха, который нельзя простить и от которого нельзя исцелиться. Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же (Евр. 13: 8).

26.06.2017

 

1. Вошедший в русский язык из церковнославянского термин «разрешение» означает «развязывание, освобождение». Вытекает из понимания греха как насильственного начала, делающего человека своим пленником, связывающего его, порабощающего волю. В таинстве Исповеди человек получает «разрешение грехов», т. е. свободу от греха.
2. Митр. Антоний Сурожский. Пастырство. – Мн.: Изд. Белорусского Экзархата, 2005.
3. Митр. Антоний Сурожский. Пастырство. – Мн.: Изд. Белорусского Экзархата, 2005.

azbyka.ru

Как правильно исповедоваться в церкви, батюшке что говорить

«Спаси, Господи!». Спасибо, что посетили наш сайт, перед тем как начать изучать информацию, просим подписаться на наше православное сообщество в Инстаграм  Господи, Спаси и Сохрани † -  https://www.instagram.com/spasi.gospodi/ .  В сообществе больше 60 000 подписчиков.

Нас, единомышленников, много и мы быстро растем, выкладываем молитвы, высказывания святых, молитвенные просьбы, своевременно выкладывам полезную информацию о праздниках и православных событиях... Подписывайтесь. Ангела Хранителя Вам!

Не зависимо от религии есть различные обряды, информацию о которых необходимо знать. Наиболее важными среди таких таинств выделяют Причастие и Исповедь. Большинство слышали эти названия, но не все могут похвастаться знанием проведения их и тем более принятием участия в них. Итак, многие часто задают вопрос о том, как правильно причаститься и исповедаться в первый раз. Священнослужители отмечают, что обряд исповеди является одним из наиболее сложных для христиан.

Таинство исповеди

Это процесс, при котором наибольшую роль играет воля самого человека. Именно он принимает решение о том, измениться ему или нет, он решает вопрос о том, прийти к Господу и при свидетеле (священнике) покаяться в своих грехах и неправильных поступках или же нет, отречься от таких деяний и не совершать их в будущем или оставить все как есть.

Исповедью называют процесс, при котором человек отрекается от своих грехов в пользу Господа и спасения своей души.

Когда можно впервые исповедаться

Часто можно услышать вопрос о том, когда и как исповедоваться в церкви в первый раз? Служители церкви отмечают, что первая исповедь должна быть проведена по достижению семи лет. Принято считать, что все содеянное до этого периода уже искуплено Христом.

Именно такой возрастной рубеж называют периодом ответственности и осознания. Говорят, что с этого момента младенец переходит на новый этап – отрока. Ему уже присуще понимание значения и последствий своих поступков. Именно поэтому рекомендуют и провести исповедь в таком возрасте.

Как ребенку исповедоваться первый раз

Подготовка ребенка к такому таинству происходит задолго до его проведения. Она закладывается в воспитании, когда ему рассказывают о Церкви, Таинствах, Господе и смертных грехах. Ему закладывают модели правильного и неправильного поведения и придя на исповедь, он уже сможет сопоставить свои поступки и дать им характеристику.

Перед первой исповедью необходимо напомнить ребенку о том, чтобы он предупредил священника, что эта исповедь для него первая. В таких случаях священнослужители по особому разговаривают с прихожанами, так как тут очень важна тактичность и корректность. Данный совет может быть использован не только по отношению к маленьким детям, но и ко взрослым, которые приходят к такому таинству в зрелом возрасте.

Исповедь взрослого человека.

Как исповедоваться первый раз за грехи взрослому? Для людей старшего возраста эта процедура происходит несколько иначе и сложнее, ведь подготовка к ней лежит исключительно на них самых. Первоначально стоит определиться с выбором места, времени и священника. Останавливая свое решение на том или ином храме, помните, что прежде всего Вам должно быть там спокойно и комфортно.

Желательно впервые прийти на исповедь в будний день. Это объясняется наличием не такого большого количества людей как в выходные дни на литургии и священник сможет уделить Вам достаточное количество времени. Вы можете предварительно оговорить с ним дату и время проведения данного обряда. Также он может посоветовать Вам как подготовится к данной процедуре и какую литературу можно почитать.

После определения места, даты и времени необходимо подготовиться к проведению данного обряда. Церковь рекомендует в период этих дней:

  • придерживаться поста,
  • не принимать в пищу продукты животного происхождения (яйца, рыба, молоко, мясо),
  • отстраниться от сексуальных отношений.

Длительность поста должен каждый определить сам для себя, но это не является обязательным требованием. Но если человек сразу после исповеди захочет причастится, то пост должен быть не менее 3 дней. Особое внимание в этот период стоит уделить чтению Священного Писания и молитвам.

Если Вы не знаете, что говорить первый раз на исповеди, то священник Вам подскажет все что нужно. В основном все сведется к смертным грехам и тем поступкам, которые совершаются против 10 заповедей Закона Божьего:

  • воровство,
  • гордыня,
  • чревоугодие,
  • зависть,
  • убийство (включая аборт),
  • унынье,
  • прелюбодеяние,
  • сребролюбие,
  • гнев.

Можно относительно этого списка вспоминать содеянные грехи и если их много, то даже записывать. Важно не только называть свои грехи, а и прислушаться к своей совести и узнать, за что стыдно прежде всего. Бывает такое, что некоторые поступки не считаются грехом, но очень Вас беспокоят. Именно с этим поможет разобраться духовное лицо.

Как правильно исповедоваться батюшке, что говорить

Если процесс исповеди происходит во время литургии, то говорить стоит шепотом, чтобы не мешать другим молиться. Если же Вы отдельно находитесь и принесли записи, то можно передать их священнику и он прочтет. Желательно говорить своими словами без заученных фраз.

После произнесения Вами поступка священник может задать вопрос. Если же есть что-то, что беспокоит Вас, то стоит спросить об этом. Перед началом исповеди желательно попросить прощение у всех и примирится с ними. Если кого-то уже нет в живых, то стоит сказать об этом на исповеди.

Как происходит таинство

Проводится данный обряд на специальном месте – аналое, где лежит Евангелие и крест. После того, как Вы подошли, стоит перекрестится и положить на Евангелие указательный и средний пальцы. На Вашу голову будет положена епитрахиль. После этого он прочитает молитву об отпущении грехов и перекрестит. Поле молитвы с Вас снимут епитрахиль. Вам необходимо будет перекрестится и поцеловать крест, а также попросить благословения.

Помните, что очистить Вашу душу поможет только Ваше искреннее желание и вера. Не бойтесь, Вам подскажут, если Вы вдруг не будете чего-то знать.

Господь всегда с Вами!

  • Традиции православия
  • Это необходимо знать каждому

ikona-i-molitva.info

Когда можно прийти на исповедь?

Вопрос читателя: 

Доброго дня! Собираюсь на исповедь и причастие. В том храме, куда поеду на исповедь, висит расписание служб на сайте. Ближайший день с литургией – суббота, но там написано: «Литургия. Панихида». Могу ли я явиться на исповедь? Или выбрать другой день, когда панихида не проводится? И можно ли, например, в воскресенье явиться на исповедь и в этот же день причаститься? Благодарю за ответ.

Екатерина

Отвечает протоиерей Андрей Ефанов: 

Уважаемая Екатерина, очень радуюсь Вашему желанию исповедаться и причаститься. Начну с последнего вопроса: да, можно исповедоваться и причаститься в один день. Лучше заранее узнать, в котором часу начинается исповедь в воскресенье (она может быть либо перед литургией – и тогда нужно прийти к этому часу, либо во время литургии).

В субботу Вы также можете прийти на исповедь и тоже лучше заранее зайти в храм или позвонить (на сайте должен быть телефон) и спросить, начинается ли исповедь до службы или происходит во время службы.

Панихиду будут служить после литургии, это отдельный молитвенный чин об усопших, которые не связан с литургией и, соответственно, не может препятствовать ни Вашей исповеди, ни причастию.

Подробнее об этом можно прочитать здесь:

Заупокойные службы: панихида, лития, отпевание

Последование панихиды

Поэтому узнавайте насчет времени исповеди и дай Бог, чтобы получилось спокойно и глубоко поисповедоваться и после причаститься Святых Христовых Таин.

Возможно, Вам помогут вот эти наши материалы:

Исповедь

Как проходит исповедь в православном храме

Как подготовиться к исповеди?

Что такое настоящее покаяние?

5 главных вопросов о покаянии

Храни Вас Господь!

Архив всех вопросов можно найти здесь. Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать на нашем сайте.

Фото spbda/www.flickr.com

foma.ru

Как исповедоваться в пост? (Опрос священников)

Как готовиться к исповеди постом — причащаешься часто, а вроде никаких безобразий за неделю не сделал? Современный человек много времени проводит в социальных сетях — как каяться в том, чем согрешил в виртуале? Отвечают священники.

Исповедь, как великий переворот души, не может быть постоянной

Протоиерей Федор Бородин, настоятель храма святых бессребреников и чудотворцев Космы и Дамиана на Маросейке:

Протоиерей Феодор Бородин

Мы действительно плохо видим свои грехи. Мы вообще себя плохо знаем. Когда мы только пришли в Церковь, у нас было острое ощущение своей греховности — слишком резко выделялась вся наша грязь на фоне Евангелия. Постепенно мы привыкаем, перестаем переживать грех как боль, а острота покаяния сходит на нет. Вроде ничего страшного же не совершаем.

С одной стороны — это следствие нашего нерадения и лени: мы не хотим видеть свои грехи, не просим у Бога помощи в этом. А вот святитель Иоанн Златоуст просил: «Господи, дай мне помысел исповедования грехов моих». По его мысли эту молитву христианин читал один час каждый день. У нас она осталась в Вечернем Правиле. Но мы просто произносим эти слова ежедневно, они не звучат как крик к Богу о помощи: «Боже, я перестал страдать от своих грехов!» Надо сосредоточиться на этой просьбе, и Господь, конечно же, откликнется.

Такое было почти с каждым из нас, когда после неофитского горения человеку кажется, что он стал значительно хуже. Но это не так. Просто Господь начинает открывать христианину его не сознаваемую ранее греховность. Он дарует возможность человеку увидеть, каков он на самом деле.

С другой стороны, мы должны понимать, что исповедь, как великий переворот души, не может быть постоянной. Это не то, человек может в любое время по желанию воспроизвести.

Иногда это к нам приходит не во время совершения Таинств, а, скажем, за три дня до исповеди или за неделю до этого. А к моменту совершения Таинства кажется, что сердце не горит, не откликается. Здесь выжимать из себя какой-то эффект ненужно и даже опасно. Здесь важно покориться Богу и приносить на исповедь то, что есть. Ведь исповедь все равно продолжает оставаться Таинством.

А любое Таинство — это, прежде всего, помощь человеку. И Таинство исповеди — не столько акт прощения греха, сколько получение благодати на его преодоление. Никогда нельзя об этом забывать.

Но бывает так, что человек регулярно много лет исповедуется, и вот приходит к какому-то тупику, говорит на исповеди то же, что и всегда, все равно все не перечислишь. Да и попытка все-все досконально сказать превратится в издевательство над исповедью, священником и другими прихожанами. Тем более, не можем мы говорить: «Грешил пустословием позавчера в 16.00, 16.35, в 17.20, сегодня — в 14.30».

Богу что, нужно от нас такое полное перечисление? Нет, конечно. Нужно сокрушенное сердце. Если оно есть, то хватит: «Каюсь, грешил делом, словом и помышлением».

Как в диалоге Христа с Петром перед Тайной Вечерей, когда Христос омывает ноги ученикам, и Петр говорит: «Господи! не только ноги мои, но и руки и голову. Иисус говорит ему: омытому нужно только ноги умыть, потому что чист весь» (Ин. 13, 9–10).

Это символ регулярной исповеди человека, живущего полной христианской жизнью: чист весь, только ноги нужно умыть. «Прости, Господи, шел по пыли, а так, как мог — старался». И не надо что-то вымучивать из себя, какой-то обязательный список, а духовнику — не надо его требовать и ждать. Он вообще может молчать и свидетельствовать, что нет препятствий к Причастию. Если что-то произошло из ряда вон, человек скажет, ведь духовник его знает.

Сейчас уже много общин, сложившихся около 20 лет назад, где священники приходят к следующему выводу: прихожанину, давно воцерковленному, прошедшему период неофитства и последующий период некой промыслительной оставленности, помнящему о своей немощи, имеющему сокрушенное сердце, вошедшему в радостную практику регулярного Причастия, можно и не исповедоваться на каждой Литургии. Где-то человек подходит только под разрешительную молитву, а где-то и этого нет.

Такая практика перемещает ответственность со священника на самого человека. И, безусловно, служит к его духовному взрослению в молитве и покаянной работе.

Но такое решение духовник может принимать отдельно по каждому человеку и таких прихожан в храме может быть всего пять или шесть, а может — двадцать и тридцать. Но с годами их будет все больше. И решение о подобной практике придется принимать только соборно.

У нас в храме я впервые столкнулся с такой необходимостью, когда Великим Постом стало увеличиваться число прихожан. И постоянные, давно воцерковленные прихожане исповедовались в Вербное воскресенье, и причащался в Великий Четверг, в Субботу, и, конечно, на саму Пасху. Или я должен был остаться совсем без богослужения, поскольку все время пришлось бы исповедовать? Сама церковная жизнь, если в ее центре Евхаристия, приводит к принятию такого решения.

А есть общины, где подробная исповедь происходит единожды в Великий Пост. Каждому прихожанину назначается свой день и час. В остальные дни приступают — только через разрешительную молитву или даже без нее.

Отношения с Богом и людьми были настоящими

Протоиерей Алексий Потокин:

Первое, что я вижу в своей грешной жизни, готовясь к исповеди — свои плохие поступки. Но поначалу я даже не догадываюсь, что не какие-то внешние обстоятельства, не окружающий мир толкнули меня на эти поступки, а мое собственное сердце. Я могу так натренироваться в церковной жизни — и посты этому помогают, — что со временем не буду даже ни с кем ругаться. Но значит ли это, что изменилось мое сердце? Если бесстрашно заглянуть в свою душу, выяснится, что мне по-прежнему в тягость общение и с людьми, и с Богом, внешнее миролюбие дается с трудом, слова молитвы повторяю автоматически, а сердце молчит.

Я вижу, как трудно и непривычно для меня добро и как легко и привычно зло. На словах со всеми примирился, а старые обиды не отпускают, точат сердце, признать же свою вину не хватает мужества. Да, с поступками вроде бы все нормально — не убил, не ограбил, не поругался, не оскорбил, — но пока это дается через силу, душа по-прежнему больна.

Бывают в сердце вспышки добра, но они кратковременны. Непостоянство — одно из главных свойств падшей человеческой природы. Возьмем хотя бы Великий пост. На первой седмице стараемся углубиться в молитву, никого не осуждать, избегать ненужной суеты. Сразу начинаем гордиться своей добродетелью. А на второй седмице облегченно вздыхаем: «Слава Богу, первая седмица позади». Ну и какова цена нашего поста?

Если я непостоянен, я нечестен перед ближними и перед Богом. Предаю их если не поступками, то равнодушием или раздражительностью, которые с трудом сдерживаю. Часто ли люди каются в неверности своего сердца? Нет. Время должно пройти, чтобы человек понял, почувствовал: да, плохие поступки я назвал и больше их не повторяю, но душа как молчала, так и молчит.

За другими людьми мы горазды замечать, что многое они делают формально, притворно. С них спрашиваем строго. Это куда легче, чем посмотреть на себя. Кто кается в своем лицемерии? Для этого нужно его разлюбить. По личному и пастырскому опыту знаю, что у человека, который по-настоящему начинает себя ограничивать во время поста не только в еде, желание грешить разгорается. Это очень важная часть поста. Если человек серьезен, глубок, честен, он начинает видеть и понимать, как любит грехи — не может без них.

Все мы когда-то учились в школе. Помню, проходим новую тему, понял я ее, и мне кажется, что я уже знаю предмет. А на следующем уроке учитель объясняет новую тему, и выясняется, что ничего я не знаю. Так и в духовной жизни. Надо мерить себя заповедью, которую дал нам Христос: будьте совершенны. Ваше покаяние совершенно? Вы вспоминаете старые грехи? Вы умеете прощать?

Да я жить не умею никогда, ни в какую секунду. То печален, то уныл, то злопамятен, то в гневе. Научился скрывать эти чувства от окружающих, но страсти мои никуда не делись, они со мной. Поэтому мне всегда есть в чем исповедоваться. Люди, простите, я вас не уважаю так, как себя, не могу быть с вами честным, постоянным. Господи, прости, я Тебя часто боюсь, боюсь, что накажешь. Дай мне поверить в Твою милость и полюбить Тебя!

Я хочу, чтобы мои отношения с Богом и людьми были настоящими. Это желание помогает искать покаяния и ждать таинства исповеди, которое способно возродить такого, как я, грешника — с немым языком и грубым слепым сердцем.

На каждую исповедь нужно идти как на Страшный суд

Протоиерей Игорь Гагарин, настоятель Иоанно-Предтеченского храма села Ивановское:

Любая исповедь должна быть серьезнейшим и ответственным делом. И на любую исповедь, независимо от того, в пост она или не в пост, человек должен идти как на последнюю исповедь, как на Страшный суд, неуверенным, будет ли когда-нибудь еще возможность исповедаться. Просто исторически так сложилось, что в нашей Церкви на протяжении достаточно долгого времени большинство людей исповедовалось раз в году, только Великим постом. Поэтому и возникло ощущение, что пост связан напрямую с исповедью.

Что же касается людей, которые регулярно исповедуются и причащаются, во время поста или не во время, мне думается, что, пожалуй, пост отличается тем, что душа становится гораздо более чуткой к каким бы то ни было отклонениям от правды Божьей. Насколько человек живет сыто и комфортно, настолько это огрубляет его дух и притупляет совесть. А когда жизнь человека наполнена молитвой, когда он то и дело сознательно добровольно отказывает себе в чем-то, в чем отказывать себе не хотелось бы, то все чувства обостряются. Его совесть становится гораздо более требовательной, гораздо более чуткой. И в этом, может быть, действительно особенность той исповеди, которую человек совершает Великим постом.

Иногда есть опасность начать приписывать себе мнимые грехи. В каждой конкретной ситуации должен быть конкретный ответ. Есть люди чуткие, а есть попросту мнительные, чья совесть реагирует на то, на что реагировать не очень-то и надо, и не надо переживать об этом.

Я думаю, что дать какой-то общий совет для всех очень трудно. Мы снова упираемся в необходимость человека общаться со священником, необходимость иметь духовника, которому доверяешь, и который действительно подскажет. Не обязательно очень мудрого, семи пядей во лбу. Просто когда на многие вещи смотришь не изнутри, а со стороны, иногда лучше понимаешь их правильность или неправильность. Поэтому при сомнениях надо советоваться со священником. Если человек исповедуется не раз в году, а регулярно, то священник ему сам скажет, когда не надо переживать, а когда переживания правильные и надо исправляться и принимать какие-то меры, чтобы это не повторялось вновь.

И конечно же, надо читать хорошие книги. Я не устаю это повторять. Хорошая духовная литература лучше всего корректирует наше самосознание и помогает правильно расставить акценты, указывает — о чем стоит переживать, а о чем нет. Впрочем и здесь лучше посоветоваться с духовником. Недавно мы перечитывали книжку «Лекарство от греха» и смеялись. В ней сотня с лишним грехов перечислена, большая часть которых примерно такого типа: «Не посылала подарков врагам», «Сидела днем на кровати» и пр. Сейчас-то эта книжка уже не издается, но в свое время во многих храмах продавалась.

Если читать правильные, хорошие книги, читать Священное Писание, святых отцов, иметь духовника, то постепенно у человека все-таки выработается правильное понимание того, что считать грехом, а что не считать, о чем можно действительно сокрушаться, а на что можно не обращать особого внимания.

Во время поста повышаются ставки

Священник Алексий Агапов, настоятель Михаило-Архангельской церкви г. Жуковский Московской обл., преподаватель Высших Богословских курсов при МДА:

Во время поста истончается и тело, и душа. Дети, когда они хотят есть или спать, начинают капризничать. У взрослого человека проявляется нечто подобное. Это может уйти либо в раздражительность, а может, если почитает человек искренне молитвы, превратиться в слезы покаяния, умиления. Пост для того и дан, чтобы легче было каяться, в том числе, видя свои какие-то менее заметные в обычной жизни прегрешения, мысли.

У человека появляется больше возможностей для наблюдения над своими помыслами, для анализа того, какие движения души происходят внутри.

Во время поста нужно быть внимательными к себе. Не обратишь внимания на мелочи, они перестанут быть мелочами. И, в том числе для этого — пореже пользоваться социальными сетями, где так часто можно стать участником горячего диалога. Такие диалоги лучше откладывать на после поста. Во время поста они приобретают еще большую насыщенность, и даже невинный вроде бы спор может принести много обид. Потом сидишь и думаешь — а куда это нас завело? С чего началось-то все? Это и называется искушение. Во время поста искушения особенно сильны.

Можно сказать, что во время поста повышаются ставки. Если ты что-то сумел полезное сделать — для своей души, для ближних, то это — очень хорошо. А если что-то делаешь недолжное, недопустимое, вред от него увеличивается в разы…

Поменьше воды

Протоиерей Сергий Клинцов, настоятель кафедрального Преображенского собора (город Якутск):

Мы не готовим людей к специальной постовой исповеди. Мне кажется, все происходит естественно. Если человек начинает по-честному поститься, то он и по-честному смотрит на устроение своей души, и исповедь у него получается настоящая великопостная — это уже не дремотное бормотание своих грехов, а вопль из глубины сердца: «Помилуй меня, Боже!», как вопит осужденный на казнь. Как этого достичь? Совета тут не дашь.

Когда люди приходят исповедоваться в первые разы — имеет смысл грехи записывать.

Я вспоминаю свою первую исповедь. Я долго готовился, читал книжки, выискивал подходящие к себе грехи из списков… А потом подошел, назвал два греха — и все. Язык прилип к гортани, в буквальном смысле. Я молчал минут десять, но это было так страшно, я настолько ощутил себя грешным и ничтожным, что священник, прочувствовав, что в этом молчании и прошло мое покаяние, не стал задавать никаких наводящих вопросов и все-таки прочитал разрешительную молитву.

Но некоторое время после этого я стал ходить на исповедь с записанными грехами. Иметь шпаргалку всегда легче.

У современного человека добавились незаметные «сетевые» грехи. Сами по себе социальные сети и общение в интернете — отдельная тема. Поругался с человеком на просторах фейсбука — попытайся распутать клубок, с чего все началось. Забанил — разбань.

Чем чаще открываю всякие фейсбуки-вконтакты — тем чаще понимаю, что я в этом просто прожигаю свою жизнь.

Есть люди, у которых жизнь построена на необходимости общения в социальной сети — профессионального, личного и т. д. Бывают и ссоры — ну что, раз посредством сети грех произошел, значит, посредством сети его нужно и пытаться исправить.

А чтобы таких грехов поменьше происходило, надо хотя бы в Великий пост поменьше сидеть в социальных сетях. Ибо само слово «сети» говорит за себя. Грех сравнивают с сетями… Или загребаешь воду сетями — и душа остается пустая. Я это лично на себе ощущаю. Да, конечно, сеть — это общение, но не всякое общение полезно. Можно обойтись и без «привет» и «как дела», на которые всем и не ответишь.

Поменьше формальных разговоров. Поменьше воды.

Исповедоваться для покаяния, а не ради «пропуска в рай»

Священник Алексий Плужников, настоятель храма святых апостолов Петра и Павла города Волгограда:

Покаяние — это не перечисление безобразий, а изменение жизни. Если «забанил» кого-то в социальной сети вместо примирения, то можно хоть сто раз сходить к исповеди, но это не приблизит нас к Богу, раз мы не простили ближнего своего. Так что лучше всего именно так и готовиться: не количеством исповедей, а количеством и качеством примирений.

А что касается частого причащения и связи его с исповедью — это вопрос мудрости духовников, ибо здраво было бы прихожанину, который ведёт регулярную церковную жизнь, разрешать исповедоваться по мере необходимости, например, раз-два в месяц, а причащаться чаще. Но такая практика пока с опаской воспринимается многими священниками и прихожанами, твёрдо в умах сидит: сходил на исповедь — получил пропуск к причастию. Сам был свидетелем такого отношения в гиперболической форме в начале своего священнического служения: в соборе одна женщина подходила к причастию, но до этого хамски себя вела. Когда её попытались не допустить до причастия, она устроила дикий скандал, крича:

— Ах вы такие-сякие! Как вы смеете меня не допускать! Да я была на исповеди! Да я имею право! Да я на вас жаловаться!..

Поэтому лучше редко исповедоваться, но для покаяния, а не ради выписывания «пропуска в рай».

Читайте также:

Уступи исповедь!

Покаяние – дело личное

О привычке оправдываться

www.pravmir.ru

Трёхдневный пост перед Причастием – следствие духовного упадка

Существуют разные меры говения перед Причастием, единого правила, которое было бы установлено для всех, не существует.
Практика трёх-семидневного поста перед Причастием возникла в 18-19 веках, в период евхаристического охлаждения, когда люди причащались раз-два в год, соответственно они и постились около недели.

*** 

митрополит Волоколамский Иларион:
Правила трехдневного поста перед причастием не существует

Единого для всех правила поста перед причастием не существует, оно устанавливается индивидуально, заявил глава синодального Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) митрополит Волоколамский Иларион.

«Правила трехдневного поста перед причастием, которое бы предписывалось церковными канонами или уставом, просто не существует», – заявил владыка, отвечая на вопросы слушателей лекции, которую он прочитал в Центральном доме журналиста в Москве. По его мнению, сегодня, если живущий полноценной церковной жизнью человек желает часто причащаться, особенно если он исполняет установленные Церковью посты, «нет необходимости налагать на него какие-то дополнительные посты сверх установленных церковным уставом и календарем». Но эти вопросы в конечном итоге каждый должен решать со своим духовником, подчеркнул иерарх.

Что касается практики наложения епитимьи, когда, например, верующего отлучают от причастия, то это, по его словам, целесообразно и правомерно, если священник уверен, что такое наказание «принесет плод, поможет человеку осознать свою греховность и, в конечном итоге, приблизит кающегося к Богу, а не отдалит от Него».

«К сожалению, в наше время отказ от причастия Святых Христовых Таин часто означает, что человек просто оказывается перед необходимостью отойти от глубокой религиозной жизни. Поэтому в данном вопросе необходим индивидуальный подход, и каждый духовник должен принимать очень взвешенное и точное решение», – подчеркнул митрополит Иларион, слова которого приводит сайт ОВЦС. Он указал на то, что евхаристия есть «самое большое чудо, которое может совершаться в жизни человека и в жизни Церкви, причем для участия в этом чуде не надо ехать на Святую Землю, покупать билеты, снаряжать самолеты, не надо отправляться в долгое паломничество – достаточно лишь дойти до ближайшего храма».

Владыка с сожалением констатировал, что сегодня в церковной среде есть увлечение чудесами, «а то чудо, которое совершается в каждом храме, на каждом алтаре всякий раз, когда совершается Божественная евхаристия, часто остается незамеченным и воспринимается как что-то обычное и рутинное, как и те изменения, которые совершаются с очень многими людьми, – их духовное преображение».

Митрополит Иларион также указал на важность исповеди перед причастием – практики, которая имеет место не во всех поместных Церквях.

«Для чего важна исповедь? Она нужна не только для того, чтобы человек был допущен к причащению Святых Христовых Таин, но и для того, чтобы кающийся осознал свои грехи, произвел некий самоанализ перед лицом Бога и перед лицом священника», – сказал он, добавив, что исповедь – это тоже таинство, которое имеет целительную силу.

По словам архиерея, истинное православие невозможно без постоянного участия каждого христианина в евхаристии, но «сегодня, к сожалению, многим людям мысль о частом причащении все еще кажется невиданным новшеством». Он напомнил, что вопрос о частоте причащения был поднят в процессе подготовки к Поместному Собору Русской церкви 1917-1918 годов, и было рекомендовано, со ссылкой на святоотеческое предание, вернуться к первохристианской практике причащения в каждый воскресный день.

***

Митрополит Каллист (Уэр):
«Я приветствую, когда люди часто причащаются»

Митрополит Каллист (Уэр) хорошо знаком нашим читателям,  и не только благодаря своим книгам, тиражи которых расходятся очень быстро. В прошлом году «Православие в Украине» публиковало интервью с этим выдающимся современным богословом и церковным деятелем, где поднимались вопросы единства Церкви и положения православия в Украине. Сегодня мы предлагаем вам познакомиться с пастырской стороной служения владыки Каллиста – архиерея Константинопольского Патриархата и Оксфордского профессора.

Наша беседа с почтенным богословом касалась актуальных сегодня вопросов подготовки ко Причастию, соотношения причащения с исповедью и некоторых различий в греческой и русской практике.

– В прошлом году в Москве состоялось пастырское совещание по типу круглого стола, на котором обсуждались вопросы поста, молитвенного правила и исповеди перед причащением. В Русской Церкви сложилась традиция перед Причастием поститься три дня, прочитывать три канона и последование ко Причащению, а также обязательно исповедоваться. Как вы полагаете, можно ли облегчить подготовку ко причащению?

– Мы должны принимать во внимание традиции каждой местной Церкви и не менять требования внезапно. Поднятый вами вопрос очень важен, особенно для нас, живущих на Западе, где православные греки живут бок о бок с русскими и порой оказываются даже в одном приходе, как, например, происходит в Оксфорде. Лично я поддерживаю частое причащение. Частое – но не легкомысленное или небрежное. Частое причащение – да, но всегда с должной подготовкой. Но что понимать под должной подготовкой?

Во-первых, что касается таинства исповеди. В византийской и современной греческой традиции, насколько я могу это проследить, никогда не требовалось, чтобы христианин каждый раз исповедовался перед причащением. Исповедь и Причастие рассматриваются как два отдельных таинства. Мне неизвестно, чтобы Вселенские соборы принимали какие-либо каноны в отношении обязательной исповеди перед причащением. Этот обычай имел основание в Румынской и славянских церквах. Я предпочитаю греческий подход. При этом каждый христианин обязан регулярно исповедоваться, но не обязательно всякий раз, когда приступает ко Причастию. Такая практика и в Оксфорде, как у греков, так и у русских. Я бы хотел, чтобы исповедь рассматривали как отдельное таинство, а не просто элемент подготовки ко причащению. Я понимаю, что существуют пастырские трудности в России, где очень много людей желает приступать ко причащению, а священники просто не имеют время выслушать все исповеди. Думаю, что лучше было бы не так часто исповедоваться, но чтобы исповедь была действительно серьезным таинством, чтобы было достаточно времени для кающегося открыть свое сердце, а для священника – серьезно исследовать его состояние, что невозможно сделать, когда за кающимся стоит очередь в сотню человек.

– Тогда встает вопрос: как я могу приступать ко Святому Причастию, если за время, прошедшее после последней исповеди, я совершил некие грехи? Пусть это не такие серьезные грехи, как убийство или прелюбодеяние, а так называемые повседневные, но это ведь все равно грехи.

– Вы совершенно правы: мы все грешники, и грешим каждый день и каждый час. Но мы должны различать достаточно серьезные грехи, которые непременно должны исповедовать, и грехи менее серьезные. Конечно, такое различение не вполне может быть обосновано, ведь перед лицом Божиим каждый грех серьезен, но все-таки мы можем различать грехи. Если кто-либо совершил прелюбодеяние, он обязательно должен исповедоваться и, вероятно, понести определенную епитимию. С другой стороны, если мы согрешили просто помышлением, это не препятствует нам причащаться. Если мы очень сильно поссорились с другом, то должны вначале покаяться в этом, прежде чем приступать ко Причастию; но если эта ссора была мимолетной и мы сразу примирились, то можем, мне кажется, причащаться без исповеди.

Давайте осознаем, что само Причастие преподается во оставление грехов, – ведь такие слова мы произносим при причащении. Хотя, конечно, Причастие не заменяет исповеди. Кроме того, в молитвах перед Причастием мы также просим о прощении грехов.

– Давайте вернемся к такому аспекту подготовки ко Причастию, какпост.

– Традиция поститься три дня или неделю перед Причастием – это тоже местный русский обычай. Если мы обратимся к канонам или определениям Вселенских соборов, то не найдем такого требования. Каноны говорят о посте по средам и пятницам, о четырех многодневных постах в течение года, кроме того, в богослужебных книгах мы встречаем указание еще на несколько постных дней, например, день Усекновения главы Иоанна Предтечи или праздник Воздвижения Креста Господня. Но в канонах ничего не сказано о необходимости поститься три дня или целую неделю перед причастием. Мне кажется, что требования исповедоваться перед каждым причащением и поститься неделю или три дня возникли тогда, когда Причастие стало очень редким: один или три-четыре раза в год. Я считаю это упадком. В древней Церкви христиане обычно причащались каждое воскресенье. Я думаю, что в тех Церквах, где причастие стало редким, было бы неправильно резко менять традицию и требовать непременно причащаться каждое воскресенье. Но я уверен, что причащаться три-четыре раза в год недостаточно. На практике очень хорошо приступать ко Причастию каждое воскресенье. Поэтому я скажу так: соблюдайте пост по средам и пятницам, воздерживайтесь также в субботу вечером, исповедуйтесь хотя бы раз в месяц, но причащайтесь по возможности чаще. Такую практику я рекомендую людям, которых готовлю ко вступлению в Православную Церковь. Если же человек причащается раз в месяц или реже, я говорю, что это слишком редко. Если мы посмотрим на практику древней Церкви и учение святых отцов, то увидим, что они свидетельствуют о частом причащении. Не только ранние, но и более поздние отцы, такие как святой Симеон Новый Богослов или живший в XVIII веке преподобный Никодим Святогорец, составитель «Добротолюбия», говорят в пользу частого причащения. И я считаю, что движение в Греческой Церкви за частое причастие – это хорошее явление. Я приветствую, когда люди часто причащаются. Думаю, что правила в отношении исповеди и поста перед причащением могут быть изменены. Но эти вопросы, как мне кажется, находятся в компетенции местных Церквей.

Помню, когда я только принял православие, около пятидесяти лет назад, священник на литургии выходил с Чашей и говорил: «Со страхом Божиим, верою и любовию приступите», – но никто не подходил. Никто не причащался. И я еще тогда ощутил: это не может быть правильным. Теперь же на Западе в православных церквах причащаются почти все. И я рад этому. Конечно же, мы причащаемся не потому, что уверены в собственной праведности, но потому что верим в милость Божию. Мы подходим к Чаше, потому что мы призваны, мы ведь называем Причастие Святыми Дарами. Причастие – это не нечто такое, что можно заработать или заслужить, это всегда свободный дар любви Божией.

– Перед причащением священник возглашает «Святая – святым», в смысле «святые Дары – для тех, кто свят», но тут же хор отвечает: «Един Свят, един Господь Иисус Христос…». Однако мы, не будучи святыми в этом смысле, все же дерзаем причащаться… С другой стороны, мы знаем, в Новом Завете и в литургических текстах святыми называются все христиане, кто не отлучен от Церкви за особо тяжкие грехи. Как в таком случае соотносится святость и личное нравственное совершенство человека?

– Прежде всего, если говорить о понимании святости, следует использовать три слова: один, некоторые, все. Один свят – Иисус Христос. Святость принадлежит Богу, только Он свят по Своей природе. Мы можем быть святы только через причастие святости Божией. Далее, мы говорим, что к святости призваны все. Когда апостол Павел адресует свои послания всем святым в Риме, в Колоссах и т. д., он обращается к христианским общинам. Также и апостол Петр пишет о христианах как о «святом народе». В этом смысле святы все христиане. Наконец, мы говорим о тех святых, которые прославлены Церковью и которые отмечены в церковном календаре. То же самое мы можем сказать и о священстве. Один только Первосвященник – Иисус Христос, как говорится в Послании к Евреям. Затем, через крещение все христиане становятся священниками, как пишет апостол Петр, называя христиан не только святым народом, но и «царственным священством». Далее, священниками становятся некоторые – кого Церковь избрала и поставила на это служение через возложение рук. Таким образом, и у святости, и у священства есть три уровня.

Мы все призваны к святости. Поэтому, если я подхожу к Причастию, то делаю это не потому, что я уже свят, но потому что я грешник, требующий Божией помощи, которая подается мне в Святом Причастии.

Разумеется, некоторые люди по причине совершенных грехов не могут принимать Причастие. Но в основном, конечно, Причастие – это не награда святым, а помощь для грешников. В некоторых житиях мы читаем, что были такие святые, которые после причащения долгое время не приступали вновь к Чаше, как, например, святая Мария Египетская. Она причастилась в храме Гроба Господня и затем ушла в пустыню, где многие годы не принимала Святые Дары, причастившись затем лишь перед самой кончиной.

– Но может ли это быть общим правилом?

Конечно, это не общее правило. Это правило для святых, которые в течение многих лет могут жить одним Причастием. Но мы должны причащаться часто. Не потому что мы святые, но поскольку слабы и нуждаемся в помощи, в благодати.

– Какое место в подготовке к причащению занимает нравственное совершенство? Многие люди у нас в Киеве исповедуются и причащаются каждую неделю, и при этом бывает так, что кое-кто из них, исповедовавшись с вечера, утром снова просит принять исповедь, потому что за вечер или ночь чем-то согрешил – неблагочестивыми мыслями, движениями сердца и пр. Кроме того, многие христиане каждый раз, неделя за неделей, исповедуют одни и те же грехи. Как можно давать обещание на исповеди не повторять эти так называемые «повседневные» грехи, если я точно знаю, что буду их совершать?

– Слишком частое хождение на исповедь может выражать своего рода суеверие. Стоит помнить, что Причастие – это благодать, а дьявол не хочет, чтобы мы принимали благодать. И поэтому он ищет любые способы сделать так, чтобы мы перестали причащаться. Когда случается, что нас посещает греховный помысл, что может случиться даже во время Божественной литургии, мы должны просто раскаяться в этом внутри себя и приступать ко Причастию, поскольку это дьявольское искушение.

Благодать, которая подается в таинстве покаяния, очень важна для каждого из нас. Но мы должны принимать на себя ответственность и «играть свою партию». Нельзя превращать исповедь в механическое перечисление одних и тех же грехов. Она должна быть достаточно редкой, чтобы быть событием, действительно раскрытием своего внутреннего состояния. Каждый день в вечерних молитвах мы просим о прощении грехов. И если мы искренне молимся о прощении, Бог прощает нас в тот же самый момент. Это не значит, что на исповедь ходить не нужно. Некоторые наши проступки препятствуют причащению до тех пор, пока мы их не исповедуем.  Но мы должны всерьез относиться к покаянным молитвам из нашего ежедневного правила. Исповедь не должна становиться слишком частой. Следует более ответственно подходить к этому. Слишком частое хождение на исповедь обесценивает ее.

Мы должны понимать, что действительно нуждаемся в том, чтобы снова и снова исповедовать одни и те же грехи. Не следует избегать исповеди по той причине, что грехи повторяются. Обычно за ночь мы не становимся святыми. Нам нужна борьба, постоянное аскетическое усилие над собой. Но Божия благодать совершает в нас перемену. Возможно, мы ее не замечаем, но она происходит. С помощью ежедневных усилий, благодати Божией, исповеди и прежде всего причащения мы можем двигаться вперед – смиренно и тихо.

– Но бывает и так, что люди разочаровываются в своих усилиях, поскольку исповедуют одно и то же, причащаются, а никакой перемены к лучшему за собой не наблюдают. Особенно это чувствуется в больших городах  с их суетой, когда у человека практически не остается времени на духовную жизнь. Работа, долгая выматывающая дорога в пробках, семейные заботы… Далеко не все находят время даже для утренних или вечерних молитв.

– На самом деле мы, клирики, и особенно монахи, которым не надо заботиться о семье и детях, понимаем те условия, в которых живут семейные христиане. Люди вынуждены много работать, подолгу добираться на работу и домой, а вечером дома тоже много чего нужно сделать… Мы должны понимать эти непростые условия, в которых живут многие миряне. Несмотря на это, каждый христианин может найти хотя бы немного времени утром и вечером, чтобы помолиться перед иконой. Даже пять минут утром и вечером имеют огромное значение. Эти минуты задают «направление» целому дню и дают ту глубину, которой невозможно достичь иначе. Следует сказать и о кратких молитвах, которые можно творить в течение дня. Мы можем молиться, когда принимаем душ, когда едем в метро, ведем машину или стоим в пробке. Мы можем использовать краткие молитвы, например, Иисусову: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя», – или «Слава Тебе, Господи, слава Тебе», или «Пресвятая Богородице, спаси нас», либо другие краткие молитвы. Так мы можем молиться даже в самое занятое время, или, например, когда мы идем из одного места в другое. Очень важно увидеть, что кроме специального отведенного времени для молитвы перед иконой (которое нужно каждому из нас), есть возможность свободно молиться и в течение дня, на любом месте. Но если мы хотим молиться в течение дня, то надо выбирать для этого самые краткие и простые молитвы, такие как Иисусова. Творить молитву Иисусову можно всегда: когда мы чего-то ждем, когда путешествуем, ходим, в моменты смены задач на работе и т.д. Апостол Павел пишет: «Непрестанно молитесь». Он говорит о том, что весьма трудно, но начинается с очень простого: с частых кратких молитв в течение дня. С помощью таких молитв мы можем наполнить весь свой день присутствием Христа – и это есть путь к истинной молитве. Ищите Христа везде. Иисусову молитву могут творить не только монахи или клирики, но и миряне, имеющие семьи и мирские обязанности. Творите Иисусову молитву – не тогда, когда требуется повышенная концентрация внимания, но во все промежуточные моменты. Мы можем соединить время молитвы и работу. Учиться такому способу Иисусовой молитвы очень важно в нашей повседневной жизни. И также Иисусовой молитве хорошо учить детей. Они могут время от времени повторять Иисусову молитву с самого раннего возраста, потому что она очень простая.

 

***

Марк, епископ Егорьевский, заместитель Председателя Отдела внешних церковных связей Московской Патриархии:
Традиция трехдневного поста

Традиция трехдневного поста идет от традиции синодального периода, когда причащались один-два раза раз в год. В этой ситуации нормально и очень хорошо, если человек перед причастием попостится 3 дня. Сегодня, как правило, духовники и священники рекомендуют причащаться гораздо чаще. Получается некое противоречие: люди, которые хотят причащаться часто, обрекают себя на почти постоянный пост по четвергам и субботам, что становится для многих непосильным подвигом. Если мы и в дальнейшем не будем относиться к этому вопросу с рассуждением, то это будет оказывать свое отрицательное воздействие на духовную жизнь нашей Церкви.

беседовал священник Андрей Дудченко, Константинополь-Киев

*** 

Нет никакого обязательного закона, сколько дней поститься перед Святым Причастием

Игумен Ватопедского монастыря архимандрит Ефрем

– Скажите, батюшка, как правильно готовиться ко Святому Причастию? У нас в традиции – миряне должны поститься три дня, а священники не постятся перед Причастием. Чем объясняется такое различие?

– Я знаю, что в России некоторые священники говорят, что перед Причастием надо поститься три дня, а некоторые – пять дней. На самом деле нет никакого обязательного закона, сколько дней поститься перед Святым Причастием. Доказательством этому служит то, что священники не постятся в обязательном порядке, а потом не только причащаются на следующий день, но и служат Литургию. Мы ведь соблюдаем посты определенные – четыре поста в году и посты в среду и пятницу, думаю, что этих постов достаточно. Если кто-то хочет поститься перед Причастием даже целую неделю ради аскезы, ради благоговения, пожалуйста, но чтобы это узаконивали духовники – об этом мы нигде и никогда не слышали. Если бы это было обязательным условием для Причастия, во-первых, священники должны были бы поститься всегда. Иногда говорят, что христианам надо только раз в два-три месяца причащаться, – такого закона тоже нет. Когда у христианина нет смертельных грехов, он вправе причащаться значительно чаще.

фрагмент встречи с мирянами  в Духовно-просветительском центре Екатеринбургской митрополии

azbyka.ru

Как происходит исповедь? | Ответы священников на вопросы

Приветствую, Алексей! Внешняя сторона исповеди может немного варьироваться в зависимости от конкретного храма: где-то есть отдельные закутки, где священники уединяются с исповедающимися, где-то их нет, то есть уединиться, бывает, что и невозможно. Но в любом случае исповедь священнику у каждого происходит с глазу на глаз и в некотором отдалении от других ожидающих своей очереди. Самое удобное время для исповеди, на мой взгляд, — суббота вечером, когда в конце воскресной Всенощной священники (их может быть несколько в большом и посещаемом храме, как, например, в нашем храме «Живоносный Источник» в Царицынском парке Москвы) выходят для исповеди прихожан, и к каждому из них выстраивается своя очередь. То же самое происходит накануне великого (Двунадесятого) праздника. В утреннее время в храмах с ежедневным богослужением тоже устраиваются исповеди: обычно один священник служит, другой в это время исповедует. Но для того, чтобы в дальнейшем не отвлекаться от самого богослужения (Литургии, например), лучше исповедоваться заранее, если есть такая возможность.
Своего духовника из священников возможно обрести только со временем, в процессе знакомств и общений с разными священниками, и тогда становится ясно, какой тебе ближе по душе и чьи советы тебе приносят пользу. Ну и вообще здесь нет единой схемы – у разных людей обретение духовника происходит по-своему, а некоторые и вообще не имеют духовников и довольствуются исповедью любому священнику.
Бояться заранее сделать что-нибудь «не так» и в чем-то ошибиться совсем не нужно. Хотя некоторые люди и обращают внимание на внешние детали и прочие мелочи, но это неправильно. Бог принимает всех изначально такими, каковы мы есть, а уж впоследствии мы призваны расти и приподниматься над самими собой, не удовлетворяясь от того, какие мы есть… Но это касается прежде всего внутреннего состояния, а не внешних деталей.
Разум наш в целом опережает наше общее духовное состояние, в том числе состояние сердца, которое еще неочищено. Поэтому в любом случае стоит начать исповедоваться и причащаться, прося у Господа словами 50-го псалма: «Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей».

С уважением, священник Филипп Парфенов.

www.pravmir.ru

Исповедь в христианстве — Википедия

Исповедь в христианстве — в христианстве добровольное признание в своих совершённых грехах перед Богом, иногда в присутствии свидетеля (обычно священнослужителя) как представителя Церкви. Предполагается, что исповедь включает в себя покаяние.

В исторических церквях исповедь является одним из таинств, которое официально именуется таинством покаяния. Исповедь в таинстве покаяния являет собой признание верующим грехов перед Богом в присутствии священника, который, в данном случае, являясь только свидетелем, от имени Иисуса Христа специальными разрешительными словами отпускает грехи всем искренне раскаявшимся[1]. Покаявшийся получает прощение грехов от самого Бога. Власть прощать грехи, согласно церковному вероучению, была дана Иисусом Христом своим ученикам (а через них и Церкви в лице епископов): «Примите Духа Святого. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин. 20:22-23).

Исповедь является неотъемлемой частью жизни христианина.

В православном богословии, из-за использования одинаковых терминов, часто совмещаются понятия исповеди, как церковного таинства, заключающегося в признании в совершении конкретных грехов, и собственно самого покаяния (метанойя), как радикальных изменений, происходящих в сознании («в сердце») человека (подробнее в статье Покаяние (в христианстве)). Теоретически исповедь включает в себя покаяние, то есть предполагается, что приступающий к исповеди христианин уже принёс покаяние, и в таком случае сама исповедь будет являться лишь внешним проявлением свершившихся изменений в мышлении человека[2].

Например, Архиепископ Фессалоникийский Симеон о покаянии пишет следующее[3]:

Покаянием мы исправляем всё новые и новые грехи наши. Дар покаяния дан нам потому, что после крещения нет иного способа призвать нас ко спасению кроме подвигов <ко Христу> и слёз, кроме исповедания прегрешений и удаления от зла. К этому дару особенно приближается чин монахов, как постоянный залог покаяния.

Симеон Солунский

Это совмещение разных понятий нашло отражение и в русском Синодальном переводе Библии. Например, словом «покаяние» переведено и древневрейское слово ידה, которое использовано в значении «исповедание греха перед другими людьми» в Ветхом Завете (Чис. 5:6-7), и использующееся в Новом Завете греческое слово «метанойя» (μετάνοια), которое означает изменение сознания.

Стирание разницы между покаянием, как изменением сознания, и исповедью, как внешним проявлением такого покаяния, может спровоцировать у отдельных верующих проявление обрядоверия[4].

В раннехристианских общинах практиковалась публичная исповедь, когда кающийся открывал свои грехи перед всей церковью (общиной), а все присутствующие христиане молились за кающегося, и считали его грехи своими. Однако уже к V веку такая практика исчезает[5]. Отлучённые от Евхаристии кающиеся не допускались в храм, а стояли вместе с оглашенными в притворе, откуда должны были вместе с ними выйти перед началом литургии верных. В IV веке святитель Василий Великий ввёл тайные епитимии для прелюбодейных жён, которых могли убить их разгневанные мужья (в ранней Византийской империи женщины были не равны в правах с мужчинами, и за их убийство мужья не несли почти никакого наказания перед государством). Тайную исповедь стали требовать и государственные (императорские) чиновники. Однако вплоть до XV века в православных требниках можно было встретить предписание, чтобы священник возлагал руку кающегося на свою шею и тем самым брал на себя все грехи кающегося христианина. Чин исповеди, который сегодня содержится в требнике, появился лишь в XVII веке[6]. После преобразований императора Петра I, ориентировавшегося на европейскую практику, в Русской православной церкви была внедрена католическая тайноразрешительная молитва, в которой священник лишь произносил слова: «Аз иерей (имя рек), властью, данной мне от Бога прощаю и разрешаю от всех грехов…», — священники не имели права разглашать грехи кающихся. На рубеже XIX—XX веков святой праведный Иоанн Кронштадтский популяризировал общую исповедь[4].

Кающемуся, прежде всего, необходимо простить всех, кто, так или иначе, причинил обиды и огорчения ему самому (Мф. 6:14-15), а также попросить прощения за нечаянно или преднамеренно причинённые обиды. При подготовке к исповеди кающемуся желательно поститься, воздерживаться и дополнительно молиться. Христианину рекомендуется духовно подготовиться к таинству исповеди: читать покаянные молитвы, духовные книги и размышлять о своей греховности и благости Бога. Нужно покаянным взглядом окинуть свою жизнь и свою душу, проанализировать свои поступки, помышления и желания с точки зрения заповедей Божьих (лучше даже записать свои грехи, чтобы не упустить чего-либо во время совершения таинства).

К исповеди призываются все православные христиане, достигшие 7-летнего возраста. Человек несёт ответственность только за свои личные грехи. Христианин должен исповедоваться только по своей воле. Священнику запрещено принуждать человека к исповеди.

Исповедоваться можно в любое время и в любой обстановке, но общепринятой является исповедь в храме — во время богослужения или в специально назначенное священником время. Исповедующийся человек должен быть членом Православной церкви, то есть крещёным, сознательно верующим (признающим все основы православного вероучения) и кающимся в своих грехах. Священник обязан хранить тайну исповеди, то есть он не должен никому пересказывать то, что услышал на исповеди.

В храме священник исповедует перед аналоем, на котором находятся Крест и Евангелие. Обычно священник покрывает голову кающегося епитрахилью, молится, спрашивает имя исповедующегося и что он желает исповедать пред Богом, но иногда епитрахиль надевается на голову кающегося только во время чтения священником разрешительной молитвы.

Кающийся должен назвать свои грехи. Таинство не может свершиться без искреннего покаяния в своих грехах. Если исповедующийся медлит или запамятовал грехи, то священник может задавать наводящие вопросы. Выслушав исповедь, священник как свидетель и ходатай пред Богом, задаёт, если считает нужным вопросы, и говорит наставления (может назначить и какую-нибудь епитимью), затем молится о прощении грехов кающегося и, когда видит искреннее раскаяние и стремление к исправлению, читает разрешительную молитву. Хотя само прощение грехов совершается не в момент чтения разрешительной молитвы, а по всей совокупности чинопоследования исповеди. При этом, и на это часто указывают Святые Отцы, при сознательном утаивании грехов или отсутствии искреннего раскаяния перед Богом Таинство исповеди не совершается, даже если священник и прочитал разрешительную молитву.

В традициях Русской, и ряда других поместных Православных церквей, исповедь мирян (наряду с говением) обязательна перед Таинством причащения, но, например, в Сербской православной церкви прихожане причащаются каждую неделю, а исповедуются по желанию. Исповедь священнослужителей перед литургией и причастием не является обязательной[7] и существует как местная традиция[8]. Поощряется также исповедь перед венчанием, рукоположением, монашеским постригом, перед предстоящей тяжёлой и опасной хирургической операцией и, вообще, перед всяким важным делом. Исповедаться можно и перед крещением, что является благочестивым обычаем и не является таинством (в таинствах могут участвовать только крещёные), поэтому епитрахиль на голову не возлагается и разрешительная молитва не читается[9][10].

Каждому православному рекомендуется иметь своего духовника — священника (желательно со своего прихода), преимущественно у которого бы постоянно и исповедовался бы этот христианин, и который бы помогал ему в духовном росте. Насельники некоторых монастырей ежедневно открывают духовному отцу не только содеянные грехи, но и свои помыслы. Откровение помыслов было всеобщей практикой в первоначальном монашестве, и является лучшим средством в борьбе со страстями[11]. Кроме исповеди у священника, христианам предлагается постоянно повторять про себя покаянную молитву Иисусову, или более краткую молитву мытаря «Боже, милостив буди мне грешному», или просто «Господи помилуй!»[12]. С помощью глубокого покаяния иноки-исихасты созерцали «нетварный» Фаворский свет.

Полное последование исповедания содержится в Требнике[13].

Принятие исповеди грекокатолическим священником

Исповедь (poenitentia) является одним из семи таинств и строго обязательна для всех католиков раз в год, даже если нет главных грехов. Многие священники рекомендуют исповедоваться раз в месяц или даже чаще, если есть такая потребность.

Для того, чтобы исповедь была действительной, необходимо выполнение следующих условий:

  • Испытание совести.
  • Искреннее покаяние в грехах.
  • Твёрдое намерение больше не грешить.
  • Искренняя исповедь перед Богом (в присутствии священника).
  • Удовлетворение за грехи Богу и ближнему (прежде всего исполнение наложенной епитимьи и посильное возмещение ущерба, причинённого людям).

Порядок исповеди такой же, как в православии. По окончании исповеди священник произносит разрешительную молитву.

Исповедание грехов обычно происходит в специальной кабине, называемой исповедальней или конфессионалом (возможна исповедь и вне конфессионала). Конфессионал сконструирован таким образом, чтобы священник имел возможность слышать исповедь, но не имел возможности видеть лицо исповедующегося (окошко исповедальни затянуто материей).

В протестантских общинах существует несколько незначительно отличающихся между собой практик исповедания грехов. Так, в лютеранстве исповедь состоит из двух частей: собственно исповедания грехов и отпущения грехов. Отпущение грехов, произносимое обычно пастором или проповедником, исходит от самого Бога. Прощение грехов даётся даром, по милости Божьей, в лютеранской церкви не накладывается епитимья. Прощение грехов зависит только от милосердия Бога и веры в искупительную жертву Иисуса Христа, дарующую прощение и спасение. Во время исповеди не требуется перечисление всех грехов; XXV артикул Аугсбургского вероисповедания указывает, что человек не в состоянии вспомнить и перечислить все свои грехи (ссылаясь на Псалом 18:12).

Практикуется как частная, так и публичная исповедь. Частная исповедь — исповедание грехов наедине с пастором или проповедником. Публичное исповедание грехов происходит во время богослужения и в большинстве протестантских общин является его неотъемлемой частью. К Святому причастию допускаются только те верующие, которые исповедовали свои грехи (поэтому на богослужении со Святым Причастием публичная исповедь присутствует непременно), при этом необходимость исповеди и покаяния не зависит от тяжести совершённого греха, так как в протестантской теологии делается акцент, что любой грех является тяжким грехом.

До конца V века, согласно А. Ф. Кони, в Христианской церкви допускалась как исповедь пред пресвитером, так и публичная, в храме; с начала же VI века единственной принятой формой исповеди, сопряжённой с соблюдением молчания обо всём при ней открытом, является тайная исповедь[1].

Римско-католическая церковь, исходя из мнения Фомы Аквинского и других учёных-богословов, установила «печать молчания», запрещая священникам говорить кому бы то ни было об услышанном во время исповеди. Нарушение этого правила, согласно 21-й статье Четвёртого Латеранского Собора, грозило пожизненным заключением в монастыре «строжайшего» ордена. Булла Папы Климента VIII 26 мая 1594 года говорит о такой же ответственности открывшего тайну исповеди.

В православии тайна исповеди тоже соблюдалась строго. Номоканон при требнике 1662 года, запрещает открывать тайну исповеди и грозит виновному самым тяжким наказанием.

Однако безусловность тайны исповеди была нарушена во времена царствования Петра I. «Духовный Регламент» того времени предусматривал в трёх пунктах «прибавлений о правилах причта церковного» жестокое наказание за открытие тайны исповеди, в других же трёх пунктах разрешалось разглашать тайны исповеди по отношению к тем, кто, «вымыслив или притворно учинив, разгласят ложное чудо», и к умыслившим государственное преступление, если они, «объявляя намеряемое зло, покажут себя, что не раскаиваются, но ставят себе в истину и намерения своего не отлагая, не яко грех исповедуют»[14].

Согласно Полному православному богословскому энциклопедическому словарю:

«Ныне всё сказанное на исповеди сохраняется в тайне, за исключением таких случаев, когда сокрытие грозит опасностью монарху, императорскому дому или государству»[15].

Ст. 19 УК РСФСР определяла рассматриваемый вид прикосновенности как недонесение о достоверно известном готовящемся или совершённом преступлении и устанавливала, что недонесение о преступлениях влечет ответственность лишь в случаях, специально предусмотренных законом.

Современное российское законодательство охраняет тайну исповеди. В соответствии с ч. 7 ст. 3 Федерального закона «О свободе совести и религиозных объединениях» «тайна исповеди охраняется законом. Священнослужитель не может быть привлечен к ответственности за отказ от дачи показаний по обстоятельствам, которые стали известны ему из исповеди»[16]. Это правило конкретизируется в процессуальном законодательстве: так, согласно п. 4 ч. 3 ст. 56 УПК РФ священнослужитель не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди; аналогичное правило действует и в гражданском процессе (п. 3 ч. 3 ст. 69 ГПК РФ).

ru.wikipedia.org

Исповедь и Причастие

Причащение — самое важное и непостижимое Таинство Православной Церкви, в котором верующий принимает Тело и Кровь Спасителя под видом хлеба и вина.

О Своих Святых Дарах Господь так говорит в Святом Евангелии: Истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день (Ин. 6, 56).

Таинство Причащения подает человеку силы для благодатной жизни во Христе. Причащаясь, мы становимся сами частью Его Тела как члены Его Церкви.

Верующие, которые хотят причаститься на литургии, должны предварительно исповедоваться. В Таинстве покаяния исповедующийся получает прощение от Господа. Видимым образом отпущение грехов дает во время исповеди священник: такую власть даровал Сам Спаситель святым апостолам, а через них и их преемникам: Примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся (Ин. 20, 22–23).

Всем ли необходимо покаяние?

После грехопадения праотцев человеческая природа повреждена грехом. Покаяние необходимо для любого христианина: грехи отдаляют человека от Бога — источника всякого добра, делают его чужим Христу, Который является Главой Церкви.

Грех ― рана для человеческой души, и сокрытые и неисповеданные грехи неизбежно приводят к болезням душевным и телесным. Человек, привыкший следить за чистотой своего сердца и опрятностью своей души, не может жить без покаяния.

Со слезами каялись и исповедовались в своих грехах даже те, кого мы сегодня почитаем величайшими святыми: чем ближе человек к Богу, тем яснее он осознает свое недостоинство перед Ним. Если говорим, что не имеем греха,— обманываем самих себя, и истины нет в нас. Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды (1 Ин.1, 8–9),― пишет святой апостол и евангелист Иоанн Богослов.

В чем заключается истинное покаяние?

Сущность покаяния не только в признании себя грешником — это было бы слишком просто,― но и в оставлении греха, в изменении самого образа жизни, приводящего ко греху.

Насколько подробным должно быть исповедывание грехов?

Грехи необходимо называть ясно, не скрываясь за общими фразами («во всем грешна…», «согрешил против седьмой заповеди»). Но еще важнее не пытаться оправдывать себя, как бы этого не хотелось. С чувством раскаяния несовместимы и обвинения во время исповеди в адрес других людей.

Как и когда совершается Таинство покаяния?

Обычно исповедь совершается в храмах утром перед началом Божественной литургии. Можно исповедаться и вечером: во время или после всенощного бдения. Однако необходимо помнить, что надо приходить в храм к началу исповеди для того, чтобы участвовать в общей молитве, когда священник молится за всех кающихся. По окончании этих молитв он произносит следующее напутственное слово: Се, чадо, Христос невидимо стоит, приемля исповедание твое... По-русски это наставление звучит так: «Дитя мое! Христос невидимо стоит перед тобою, принимая исповедь твою. Не стыдись и не бойся, не скрывая ничего от меня, но скажи все, в чем согрешил, не смущаясь, чтобы принять оставление (грехов) от Господа нашего Иисуса Христа. Вот образ Его пред нами: я же только свидетель, чтобы свидетельствовать перед Ним все, что скажешь мне. Если же что-нибудь скроешь от меня, будешь иметь двойной грех. Ты пришел в лечебницу ― не уйди отсюда неисцеленным».

Как готовиться к исповеди?

Кающийся просит у Бога благодатной помощи: способности видеть свои грехи, мужества открыто исповедовать их, решимости простить согрешения ближних против него самого. С молитвой он приступает к испытанию своей совести. Образцы молитв, проникнутых глубоким покаянным чувством, оставили нам великие подвижники Церкви.

Как подготовиться к принятию Святых Христовых Таин?

К Причастию необходимо готовиться постом, обычно трехдневным (разрешается при этом вкушение только растительной пищи, если, конечно, у человека нет серьезных заболеваний), особой усиленной молитвой, милостыней, совершением добрых дел, воздержанием от греховных поступков и даже мыслей, разного рода развлечений и удовольствий.

Накануне Причащения следует быть в храме во время вечернего богослужения, поскольку, в соответствии с восходящей еще к Ветхому Завету традицией, церковный день начинается с вечера.

Вечером, после богослужения, прочитываются каноны Спасителю, Божией Матери и Ангелу-хранителю, которые помещены в молитвослове. После полуночи нельзя ни есть, ни пить, ни тем более курить (курение — вообще греховная привычка, которая осуждается Церковью). Утро начинается с утренних молитв и правила ко Святому Причащению, также помещенному в молитвослове (можно прочитать правило накануне). По благочестивому обычаю, верующие стараются подойти к Причастию с опрятностью не только душевной, но и телесной.

Как вести себя в день Причащения?

При выносе Чаши нужно совершить земной поклон, и, крестообразно сложив на груди руки (правую на левую), подходить по очереди к Святым Дарам, уже не кланяясь и вообще избегая лишних движений. При этом нужно ясно назвать священнику свое полное христианское имя и открыть уста для принятия Святых Таин. После приобщения следует поцеловать край Чаши и отойти без поклонов и крестного знамения к столику, где приготовлены для причащающихся теплота и просфоры.

В храме или дома причастники читают благодарственные молитвы по Святом Причащении.

В день Причастия надо постараться сохранить в себе внутреннюю тишину.

Как часто необходимо причащаться христианину?

Невозможно установить в этом отношении единое правило для всех, но если основываться на советах наиболее известных современных духовников (в частности архимандрита Иоанна (Крестьянкина), то причащаться взрослому человеку желательно каждые две-три недели.

Для чего необходимо причащать младенцев? Как?

Мы все нуждаемся в благодатной помощи Божией. Но особенно необходима она еще только входящим в эту жизнь детям ― в период, когда закладывается основа их личности, когда она находится еще в стадии своего формирования. Маленький ребенок еще не может самостоятельно молиться, он беззащитен, его покров ― молитвы родителей и молитвы Церкви. И он как молодое растение нуждается в солнце и влаге, испытывает нужду в благодати, преподающейся посредством церковных Таинств. И, в первую очередь, посредством Таинства Причащения. Причащать маленьких детей можно (и нужно) по возможности часто, по усердию родителей. Кормить ребенка желательно 1,5–3 часа до литургии (в зависимости от того, сколько времени он может обходиться без еды; более взрослые не вкушают пищу и не пьют после 12 часов ночи). Причащают младенцев, пока они еще не могут принимать частицу Тела, только Кровью Христовой. При этом от родителей требуется особая внимательность и осторожность, чтобы их ребенок неловким движение не задел Святую Чашу. До 7 лет дети причащаются без исповеди.

Что делать, если кажется, что священник не в состоянии уделить достаточно времени всем кающимся?

Действительно, сегодня все больше людей приходят в церковь, осознав необходимость покаяния, и практически в каждом храме накануне праздников и воскресных дней возникают очереди желающих исповедоваться. Что делать? Можно посоветовать прийти на исповедь в будний день, когда священник сможет уделить Вам больше внимания. Можно, испытав свою совесть, записать грехи. Можно заранее подойти к священнику, предупредить, что Вы впервые хотите исповедоваться, и попросить его назначить Вам специальное время для исповеди. Очередь в храме ― совсем не причина откладывать жизненно важный шаг!

eparhia-saratov.ru


Смотрите также