Почему нельзя говорить о личности новорожденного


«Можно любого человека назвать личностью или нет?» – Яндекс.Кью

нет, нельзя любого человека назвать личностью. Личность от любого человека отличает :

  • способность отличать (т.к. многие люди увидев что-то похожее, сразу приравнивают эти вещи. Но например взять самолет - у разных самолетов разные технич. характеристики и назначение - есть пассажирские, есть истребители и др. Так что все они самолеты, но имеют отличия - важно это понимать. Если с предметами разобраться люди еще как-то могут, сложнее дело обстоит в отношениях с другими людьми или оценке ситуаций. Никогда не бывает двух одинаковых ситуаций. Если у них есть один общий параметр, это не значит что ситуация или человек как под копирку идентичны вашему прошлому опыту. Это важно отличать и прежде всего искат отличия, а не сходства, чтобы не попасть в ловушку заблуждений.

  • способность самостоятельно разбираться в устройствах. Пример, банально возьмем блендер - все его видели, понимают, что там необходимые составляющие механизмы - режущий, к сети подключить, погрузить это дело безопасно в пищевой продукт. То есть понимая устройство вы сами можете примитивный блендер создать. Также с ситуациями, в котрые вы попадаете или в явлениях с которыми мы соприкасаемся - как то бизнес, воинское искусство, семья и т.п. системы. У всего в мире усть устройство и понятие есть такое мироустройство. Стало быть существуют некотрые части целого, которые по определенным принципам взаимодействуют между собой.

  • Способность справляться с задачами, котрые вам ставят. Это очень хороший наглядный показатель личности. Если вы говорите, что можете, а как доходит до дела говорите "Ну не смог/ так получилось/ Маня под руку мешала и т.п.", то вы сами понимаете, что ищете оправдание вашей неспособности справиться с задачей.

  • Способность изменить свое мнение на эффективное. Люди зачастую убеждены в чем-то, что не работает никак, а то и вред приносит, т.е. вы это убеждение используете и проигрываете, но в силу привычки продолжаете неосознанно использовать. Но есть и другие варианты решений, и возможно стоит выбрать из них лучшее и войти в дверь, нежели прошибать стенку лбом - стена может оказаться прочнее вашего лба.

  • yandex.ru

    Ребенок с рождения личность!

    Каждый ребенок уже с момента рождения – личность. И это факт нельзя отрицать. В нем уже с появления на свет заложены особенности и черты характера, вкусы и интересы. Даже в выборе игрушек в раннем возрасте можно проследить его пристрастия. Особенно ярко это можно увидеть на примере мальчиков. Некоторые с пеленок проявляют интерес к технике и автомобилям, другие – к оружию и военной технике, третьи – предпочитают спортивные игрушки, такие как мячики, например. Это самые очевидные примеры. Есть дети, интересующиеся с грудного возраста животными и природой, да вообще много чем может интересоваться маленькая личность. И эти интересы тянутся за ними на протяжении всей жизни и зачастую влияют на выбор профессии.

    Но вот понимать, что он представляет индивидуальность, которая, несомненно, подвергается социальным воздействиям, ребенок начинает в возрасте 7 – 11 лет. Он начинает понимать, что должен учиться и развиваться и в то же время ощущает свою индивидуальность, что-то, что отличает его от остальных. Личность ребенка младшего школьного возраста – очень хрупкий предмет. И главной задачей родителей станет своевременная помощь и поддержка. Ни в коем случае не относитесь к этому с насмешкой, не подавляйте в вашем чаде его индивидуальность. Помогите ей раскрыться в полной мере. Будьте деликатны. Даже если вам кажется все это смешным, постарайтесь сохранить серьезность и подойти к этому вопросу основательно. Не ограничивайте проявления юной личности. В полной мере раскрытая индивидуальность подарит ребенку уверенность в себе, а это первый шаг к светлому будущему. Уверенный в себе ребенок сможет добиться большего и в учебе и в дальнейшей жизни, в отличие от ребенка с нераскрытым потенциалом, или еще хуже, с ущемленной индивидуальностью.

    Многие родители либо не уделяют должного внимания личностному развитию ребенка, либо воспринимают его индивидуальность в штыки. Это самая ужасная ошибка, которую могут совершить родители. Даже если интересы ребенка и его мнение идут в разрез с вашими – это не трагедия. Все люди разные. И ваш ребенок не обязан поддакивать вам, у него должно быть свое мнение. Даже если вам оно не нравится или смешит вас. Больше обсуждайте с ребенком его интересы. Анализируйте все, что он вам рассказывает, но ни в коем случае не ругайте его, если вам вдруг что-то не понравилось, не смейтесь и не шутите. Именно в этот период ребенку нужна поддержка взрослого. Обсуждайте все его особенности с ним на равных. В этот период ему нужен не только родитель, но и друг. И помните золотое правило: если хотите вырастить хорошего человека – больше внимания и меньше денег.

    Конечно все дети разные, но по характеристикам детей младшего школьного возраста можно определить множество схожих черт. В период становления личности дети по-прежнему сохраняют наивность, легкомыслие и взгляд на взрослого снизу вверх. И здесь главное не уронить авторитет в глазах ребенка. Не играйте на его наивности. Будьте честны и откровенны. Ведь ребенок этого возраста примет на веру все ваши слова и запомнит их надолго. Когда раскроется любой обман, чадо будет без сомнения разочаровано и ваш родительский авторитет, увы, падет в его глазах.

    Чтобы держать развитие ребенка под контролем не нужно врать, отшучиваться и, что еще хуже, откровенно смеяться над ним. Ваш ребенок – тот, кем он себя видит, нравится вам это или нет. С этим придется смириться. Но не стоит под словом «смириться» понимать полное отстранение от этой темы. Здесь это слово значит – помочь ему раскрыться, явить миру весь свой потенциал. Даже если это не то, чего вы хотели для своего чада. Он никогда не станет тем, кем вы хотите его сделать. Ребенок останется самим собой, но если вы будете препятствовать этому, он погрязнет в комплексах и неуверенности в себе. Он попросту будет несчастлив. Если вы хотите сделать свое маленькое чудо несчастным человеком, вперед, навязывайте ему свое видение мира, ругайте за попытки самовыражения. Но учтите, спасибо он вам вряд ли скажет. И вы вряд ли сохраните с ним доверительные и уважительные отношения. Ребенок будет скрывать свое «я» и от вас и от мира, думая, что это плохо, что его индивидуальность – нечто неправильное. Но это только до поры до времени. Рано или поздно тщательно спрятанная личность попросится наружу. И кроха вырастет с осознанием униженности своего потенциала. Тогда он начнет наверстывать упущенное, но уже будет поздно. Такого будущего вы хотите для своего ребенка? Чтобы он рос неуверенным в себе, закомплексованным человеком? Никто этого не хочет.

    Не забывайте, ребенок – это доверенный вам экзотический цветок, своего рода оранжерейная орхидея, которая требует нежного и особенного ухода. Многие жалуются, что повзрослев, ребенок становится скрытным, приобретает вредные привычки, не уважает родителей. Такие перемены сами собой не происходят. Здесь можно провести аналогию с огородом. Смешно конечно, но чем удобрите, то и вырастет. Если ребенок растет в атмосфере доброжелательности и доверия, где ни чьи чувства и эмоции не ущемлены, он вряд ли станет искать поддержки в дурной компании, и потеряет уважение к родителям. Скорее ваше чадо будет знать, что как бы он не поступил, его поддержат. Конечно, здесь необходимо обозначить границы «хорошо - плохо». Если ребенок сознательно совершит дурной поступок – это, несомненно, нужно пресечь. И если в доме дружелюбная атмосфера доверия, то можно просто ограничиться серьезным разговором.

    Помните: будущее вашего ребенка в ваших руках. Только вы сможете дать ему уверенность в себе и своих силах, поддержав его в нужный момент. Говорите с ним, делитесь опытом, но не навязывайте свой взгляд на вещи. Ваш ребенок – не ваша копия! Он отдельная личность, требующая бережного отношения. Удобряйте вашу орхидею только любовью и пониманием, честностью и добротой. И тогда вы вырастите прекрасный цветок, который ответит вам благодарностью. Если же вы воспримите изменения в сознании чада в штыки, будете смеяться и критиковать его, навязывать свою точку зрения – ваш цветок завянет и не сможет радовать мир и вас своей красотой. Помните: успешный ребенок – счастливый ребенок и раскрытая индивидуальность, уверенный в себе и своих силах человек.

    www.best4kids.ru

    История человека в течение девяти месяцев, предшествующих его рождению, вероятно, является более интересной и содержит события большей важности, чем все три по двадцать и десять лет в последующем.
    Сэмюэлъ Тейлор Колридж, 1840

    Несмотря возросший гуманистический подход в современном обществе к детству в целом и к младенчеству в частности, и на стремительное развитие такой новой и развивающейся науки, как пренатальная и перинатальная психология и медицина, в интернете практически невозможно найти публикации с научными данными о психических и эмоциональных проявлениях личности новорожденных. Это говорит о том, насколько пока еще мало внимания уделяется этой области человеческой жизни – психологической адаптации новорожденных.

    Многие представления о новорожденных детях, в которые истинно верили многие годы, сегодня являются ложными. Ученые и медики неверно истолковывали и недооценивали способности и чувствительность малышей. Страшно представить, но всего лишь 30 лет назад ребенка первые полгода его жизни общество воспринимало лишь как кусок живой плоти, неспособный хоть как-то осознанно воспринимать мир вокруг себя. Новорожденному вменялась лишь одна способность – стремление к удовлетворению голода. И на этом полностью строилось отношение к детям первого года жизни.

    Сегодня известно, что даже когда младенцы голодные, они могут прервать процесс еды, прислушиваясь к интересным звукам. Открытие того, что очень маленькие дети могут скорее слушать, чем есть, стало сюрпризом для психологов, которые считали, что голод — одна из основных движущих сил, лежащих в основе человеческого поведения.

    Триумф любопытства над голодом говорит нам о том, как психически насторожены и внимательны младенцы.

    В мировых практиках многих народов существовал обычай крепко стягивать младенцев кусками материи, обездвиживать их и подходить к ним только для кормления в определенное время. Считалось, что таким образом будут удовлетворены все насущные потребности нового человека. Впрочем, и человеком-то ребенка пока толком никто не считал… То, что новорожденный уже и есть человек – относительно новое понятие, как ни странно. Новорожденные знают и умеют гораздо больше, чем предполагалось ранее.

    Множество научных открытий содержит надежное подтверждение того, что хорошо знали родители и родители родителей: новорожденные действительно личности. Родительский восторг относительно способностей новорожденных рассматривался как проявление тщеславия, пристрастности или галлюцинаций и не принимался во внимание. Современные научные открытия подтвердили, что младенцы — социальные существа, которые могут формировать тесные взаимоотношения, выражать себя самостоятельно, отдавать предпочтения и изначально начинать свое воздействие на окружающих. Дэвид Чемберлен «Разум вашего новорожденного ребенка»

    Теперь уже неоспоримый факт то, что разум новорожденного не включается внезапно после рождения, а лишь продолжает свое развитие и наращивание функций и во внеутробном состоянии. Это говорит о том, что и разум, и личность человека начинает свое развитие еще в пренатальном (до рождения) периоде. Результаты исследований малышей до их рождения в рамках новой науки пренатологии позволяют поднять вопрос о необходимости смены в профессиональной речи термина «плод» на «пока неродившийся ребенок». Кроме того, большее понимание психологии ребенка непременно повлечет за собой изменение отношение к его интеллекту, разуму, чувствам. А это в свою очередь, вызовет изменение отношения к новорожденному медперсонала, родителей, его семьи и общества в целом. Это путь к гуманизации технологии родовспоможения.

    Несмотря на большое количество новых исследований, свидетельствующих о наличии чувств у младенцев, сейчас даже многие акушеры все еще в этом сомневаются. Практика родоразрешения в основном остается прежней: яркий свет, холодная комната, болезненные для ребенка процедуры. Очень часто профессионалы допускают непоправимые ошибки во время родов, игнорируя чувства ребенка и полагая, что такие чувства у него отсутствуют. Родители совершают ту же ошибку во время беременности, не осознавая, что чувства ребенка уже работают. Дэвид Чемберлен «Разум вашего новорожденного ребенка»

    Дело потихоньку начинает сдвигаться с «мертвой точки», и в настоящее время уже и в некоторых российских роддомах стараются поддерживать психологическое благополучие новорожденного за счет присутствия матери. Пока только это, но уже немало. Уже доказано, что физиологические роды не являются стопроцентным отделением младенца от мамы. После своего рождения малыш все еще продолжает пребывать в сильнейшей связи с матерью. Самое лучшее, что можно сделать для новорожденного сразу после его появления на свет – приложить его к материнской груди. Именно у груди матери ребенок удовлетворяет все свои физические (еда, тепло, тактильный контакт) и психологические (зрительный контакт, ношение на руках, 100%-ное внимание) потребности.

    В середине 20 века психоаналитики Дж.Боулби и М.Аинсворс доказали, что у новорожденных наблюдается не связанное с удовлетворением физиологических потребностей поведение привязанности к наиболее значимому для них человеку. Ребенок рождается с определенным набором видов взаимодействия, которые он начинает использовать, устанавливая привязанность. Сюда относятся: сосание, цепляние, плач, слежение взглядом и улыбка. Именно используя этот нехитрый, на наш взгляд, набор умений, малыш стремится общаться. Сразу после рождения новорожденный весьма активно начинает участвовать в формировании первых и самых, на этот момент, главных взаимоотношений – с мамой. Развитие его социальных способностей происходит именно через общение с ней. Практически все матери испытывают сильное желание посмотреть в глаза своему малышу. При таком контакте «глаза в глаза» происходит импритинг.

    Первые сутки после родов считаются самым лучшим и важным периодом для успокоения женщины, развития и установления связи с ребенком, что предполагает непрерывный контакт с новорожденным. В эти первые 24 часа жизни ребенка закрепляется то возникшее еще во время беременности отношение к малышу, как личности, еще одной, появившейся на свет индивидуальности. Новорожденные рождаются со способностью видеть, слышать, чувствовать, определять вкус и запах. И пока мама знакомится со своим малышом, он делает то же самое – знакомится с ней с помощью того же набора чувств, что и женщина.

    После всех дней ощущения, обоняния и слышания внутри матки младенцы жаждут взглянуть на лица своих матерей и отцов. Новорожденные имеют сверхъестественные способности отличать своих родителей от других людей при рождении. Они прибывают в этот мир в естественном состоянии бдительности и готовности глубоко всматриваться в мать или отца в течение часа или больше перед тем, как уснуть. Дэвид Чемберлен «Разум вашего новорожденного ребенка»

    Малыш рождается готовым к близкому диалогу, словесному или бессловесному. Это переворот в современном понимании малышей. Ученые всегда фиксировали свое внимание на том, что они слабые и ограниченные. Их размеры и недостаточное развитие мышц создавали впечатление, что они не просто не подготовлены к жизни, а не способны воспринимать полноценно саму жизнь. Считалось, что пройдет немало времени, прежде чем дети смогут делать простейшие физические вещи. И, конечно, они не способны на более сложные взаимоотношения.

    В действительности же малыши рождаются подготовленными к социальным функциям раньше, чем становятся готовыми к восприятию мира физических предметов. Эмоциональное отношение и близкое общение возникают до искусного и умелого обращения с предметами. Иными словами, совершенное владение социальными навыками у младенцев имеется еще до совершенного владения физическими навыками.

    Младенцы совсем не такие, за кого мы их обычно принимали. Каждое новое открытие, имеющее отношение к младенцам, усиливает уважение к ним и благоговейный трепет.

    Множество новых открытий показывает, что дети даже до рождения разумно организованы, причем задолго до полного развития мозга, и большинство способностей вашего младенца являются врожденными. Некоторые обладают памятью, воображением, выразительной индивидуальностью и способностью к общению. По моему мнению, эти, по сути, не физические, а невидимые процессы могут быть лучше поняты, если рассматривать их не как продукт мозга, а как результат мышления. Дэвид Чемберлен «Разум вашего новорожденного ребенка»

    Современные родители в настоящее время получают замечательную возможность узнать, что нужно делать с малышом после его рождения, как лучше всего себя вести по отношению к нему, чтобы выстроить с ним здоровые, крепкие отношения на всю жизнь. Отношение ребенка к матери, к своей семье и к обществу в целом в будущем по большей части определяется тем отношением к нему мамы, которое складывается сразу после рождения на свет ребенка.

    Современные психологи уверены, что глубокое чувство незащищенности, возникающее от долгого отсутствия матери, приводит к психозам. Отвержение, постоянная критика или физическое оскорбление могут нарушить гармонию личности ребенка, внести в нее беспорядок и, возможно, даже разрушить ее, создавая проблемы, с которыми позже будут иметь дело психотерапевты. Но такого искажения личности быть не должно. Добротой и уважительным отношением к тому, кем они являются, вы значительно больше сделаете для своих детей, чем можете себе представить, уже с самого раннего младенчества.

    my-infant.com

    Младенец как личность — Студопедия

    Я долго думал, как начать разговор о младенце как личности. Легко увидеть, что съеденная младенцем пища переваривается, часть ее разносится по всему организму и используется для роста. Часть запасается в виде энергии, а от какой-то части организм избавляется тем или иным способом. Таков подход к ребенку со стороны тех, кто заинтересован в физической стороне проблемы. Но если мы на того же ребенка взглянем с точки зрения его личности, то заметим, что есть не только физический процесс кормления, но и процесс, в котором участвует воображение. Одно основано на другом.

    Можно представить себе, что ваша любовь так же необходима младенцу, как пища. Из того и другого ребенок создает нечто. И сходство не только в этом. Ребенок обращается с вами, как с пищей, иногда использует вас, а иногда от вас отказывается. Может быть, это будет легче объяснить, если позволим младенцу немного вырасти.

    Перед нами десятимесячный мальчик. Пока мать разговаривает со мной, он сидит у нее на коленях. Ребенок живой, энергичный и естественно интересуется окружающим. Вместо того чтобы позволить ему бесцельно исследовать это окружающее, я кладу на угол стола, за которым сижу и перед которым сидит мать, какой-то привлекательный предмет. Мы с матерью продолжаем разговор, но краем глаза наблюдаем за ребенком. Можете быть уверены, что, если ребенок нормален, он сразу заметит привлекательный предмет (допустим, это ложка) и потянется к нему. Но, потянувшись к ложке, он вдруг как будто передумает. Как будто он размышляет: «Пожалуй, не стоит торопиться; интересно, как мама относится к этому предмету. Лучше подождать, пока не узнаю». И он отворачивается от ложки, будто совершенно о ней забыв. Однако через несколько мгновений интерес к ложке вернется, и ребенок осторожно прикоснется к ней пальцем. А может, схватит ее и тут же посмотрит на маму, постарается поймать ее взгляд. В этот момент мне, вероятно, стоит сказать матери, как себя вести, потому что в противном случае она либо будет усиленно помогать младенцу, либо остановит его; поэтому я прошу се играть как можно меньшую роль в происходящем.


    Взглянув на мать, младенец понимает, что то, что он делает с ложкой, не встречает ее осуждения, поэтому он хватает ложку крепче и присваивает. Однако он очень напряжен, потому что не знает, что произойдет, если он сделает с этим предметом то, что ему так хочется сделать. Он даже точно не знает, чего хочет сам.


    Однако мы догадываемся, что скоро он поймет, что хочет с нею сделать, потому что рот его начинает возбуждаться. Ребенок по-прежнему тих и задумчив, но из его рта начинает течь слюна. Язык выглядит мокрым. Его рот начинает хотеть ложку. Десны хотят насладиться кусанием ее. И очень скоро он сунет ложку в рот. И тогда испытает те обычные агрессивные чувства, какие испытывают тигры, львы и младенцы, когда получают нечто хорошее. Ребенок начинает «есть» ложку.

    Теперь мы можем заключить, что младенец принял предмет и сделал его своим. Он утратил все свое спокойствие, которым отличался в состоянии сосредоточенности, размышления и сомнений. Теперь он уверен в себе и чувствует себя обогащенным своим новым приобретением. Я сказал бы, что в воображении он уже съел ложку. Точно так же как пища поглощается, усваивается и становится его частью, то, что он съел в воображении, тоже становится его частью и может быть использовано. Но как оно будет использовано?

    Что ж, вы это и сами знаете, потому что подобное постоянно происходит дома. Он поднесет ложку ко рту матери, как будто кормит ее, и захочет чтобы мать сделала вид, что ест. Имейте в виду, он совсем не хочет, чтобы мать действительно откусила от нее, он был бы испуган, если бы мать взяла ее в рот. Это игра — опыт использования воображения. Ребенок приглашает играть. Что еще он станет делать? Он может попробовать покормить и меня и захочет, чтобы я тоже сделал вид, будто ем. Он может показать на рот кого-то другого, кто есть в помещении. Пусть все разделят с ним это удовольствие. У него оно есть, почему бы всем его не иметь? Он приобрел нечто и может проявить щедрость. Теперь он сует ложку под блузку матери, туда, где грудь, потом снова ее находит и вытаскивает. Прячет под блокнот и наслаждается игрой, будто потерял и снова нашел, или замечает на столе миску и начинает делать вид, будто ложкой черпает еду из этой миски; в своем воображении он ест суп. Это очень обогащающий опыт. Он соответствует тайне тела — пищеварительному процессу, тому времени, когда пища теряется, будучи проглочена, и снова обнаруживается в виде экскрементов и мочи. Я мог бы очень долго описывать, как разные дети по-разному проявляются в этом типе игры и как она их обогащает.

    Но вот ребенок уронил ложку. Вероятно, его интерес начинает переходить на что-то другое. Я поднимаю ложку, и он может снова взять ее. Да, он как будто хочет ее, он снова начинает играть, используя ложку, как раньше, как дополнительную часть самого себя. О, он снова ее уронил! Очевидно, на этот раз он ее уронил не совсем случайно. Может, ему понравился звук, с каким ложка падает на пол. Посмотрим. Я снова протягиваю ее ему. Он берет ее и нарочно роняет: теперь он хочет ее ронять. Я снова даю ее ему, и он отбрасывает ее в сторону. У него теперь другие интересы. С ложкой покончено, мы подошли к концу представления.

    Мы видели, как младенец заинтересовался чем-то и сделал это что-то частью самого себя, мы наблюдали, как он это использовал и как с ним покончил. Такое дома происходит постоянно, но в специальной обстановке последовательность яснее: ребенок получает возможность проделать эксперимент с начала до конца.

    Что мы узнали, наблюдая за этим маленьким мальчиком?

    Во-первых, мы смогли наблюдать за экспериментом с начала до конца. В контролируемых обстоятельствах у происшедшего было начало, середина и конец; это полный цикл. И это хорошо для младенца. Когда вы заняты или торопитесь, вы не позволяете ребенку пройти через все фазы, и это его обедняет. Но когда у вас есть время, а у вас оно должно на это быть, если вы воспитываете ребенка, вы должны допустить такое последовательное развитие. И такое полное переживание дает ребенку представление о времени. Они начинают новое, зная, что, начав что-то, они должны его кончить.

    Теперь вы видите, что промежуточными этапами можно наслаждаться (или терпеть их, если они неприятные), только если есть отчетливое сознание начала и конца.

    Предоставив ребенку возможность полного опыта и принимая в нем участие, вы закладываете основы способности овладевать без нервозности любым жизненным опытом.

    Наблюдая за ребенком с ложкой, можно сделать еще один вывод. Мы видели что в самом начале нового опыта его охватывают сомнения и колебания. Мы видели, как ребенок осторожно протягивает руку и трогает ложку; после этой первоначальной простой реакции он временно утрачивает интерес. Потом, старательно проверив отношение матери, он позволяет интересу вернуться. Однако он нервничает, он напряжен и не уверен в себе, пока со временем не кладет ложку в рот и не начинает жевать ее.

    Вначале ребенок готов советоваться с вами, если вы присутствуете при возникновении новой ситуации. Поэтому вы должны хорошо понимать, чего можно касаться ребенку, а чего нельзя. Простейший путь самый хороший, а это значит, что в пределах досягаемости не должно быть предметов, которые ребенку нельзя брать в рот. Ребенок старается понять принцип, на котором основано ваше решение, так что со временем становится способен предсказать, что вы ему разрешите. Чуть позже начинают помогать слова, и вы скажете «слишком острое», «слишком горячее» или каким-то другим способом укажете на физическую опасность; вам нужно найти способ дать понять ребенку, что ваше обручальное кольцо, которое вы сняли во время стирки, совсем не предназначено для игры.

    Теперь вы понимаете, как помочь вашему младенцу понять, что можно трогать, а что нельзя? Вы достигаете этого, отчетливо понимая, что вы запрещаете и почему. И, будучи рядом, скорее предупреждаете, чем исправляете ошибки. К тому же вы сознательно предоставляете ребенку предметы, которые ему понравится брать в руки или в рот.

    И еще одно. Мы можем говорить о том, что видели, в терминах умения: ребенок учится тянуться, находить, хватать, брать предмет в рот. Меня поражает, когда шестимесячный младенец проходит через эту процедуру с начала до конца. С другой стороны, у четырнадцатимесячного ребенка слишком разнообразные интересы, чтобы мы могли четко проследить весь процесс так, как увидели это у десятимесячного мальчика.

    Но я думаю, что, наблюдая за младенцем, мы прежде всего узнаем следующее: по тому, что происходит, мы видим, что перед нами не просто младенец, а личность.

    Интересно наблюдать, в каком возрасте возникают разные типы умений, это нечто большее, чем просто овладение. Это игра. Играя, младенец показывает, что он создал в себе нечто такое, что может быть названо материалом для игры — внутренний воображаемый мир, который и проявляется в игре.

    Кто может сказать, насколько рано начинается у младенца жизнь воображения, которая постоянно обогащается физическим опытом и обогащает сам этот опыт? В три месяца младенец захочет положить палец в рот матери, играя в то, что кормит ее, в то же время кормясь у ее груди. А что было еще раньше? Кто знает? Совсем маленький младенец, когда у него отнимают грудь или бутылочку, начинает сосать кулак или палец (так сказать, получает пирожное и ест его), и это свидетельствует, что тут есть нечто большее, чем простая потребность удовлетворить голод.

    Но кому я об этом говорю? Матери с самого начала видят личность в своих младенцах. Однако некоторые специалисты скажут вам, что до шести месяцев младенец — это только физический организм и рефлексы. Не давайте людям, которые так говорят, обмануть вас.

    Наслаждайтесь тем, что наблюдаете, отмечайте черты личности в вашем младенце, потому что он в этом нуждается. И ждите — без спешки, суеты или нетерпения — проявления игривости младенца, ибо это прежде всего указывает на существование внутренней личной жизни. И если эта игривость встречает с вашей стороны готовность поиграть, внутреннее богатство младенца расцветает, и игры становятся лучшей частью ваших отношений друг с другом.

    7. Кормящая младенца мать — крупным планом

    В предыдущей главе я сказал, что младенец ценит, возможно, с самого начала, присутствие матери. Удовольствие, которое испытывает мать, когда она что-то делает для ребенка, позволяет ему быстро понять, что за сделанным есть человеческое существо. Но чувствовать в матери личность ребенку позволяет, вероятно, особая способность матери ставить себя на место младенца и таким образом понимать, что он чувствует. Никакая книга не поможет овладеть чувством, которое испытывает мать к своему младенцу; это чувство обогащает ее и позволяет точно адаптироваться к интересам ребенка.

    Проиллюстрирую это сравнением двух младенцев в ситуации кормления. Одного из них мать кормит дома, другого кормят в заведении — прекрасном заведении, но таком, где у нянечек очень много дел и нет времени для проявления индивидуального внимания.

    Вначале рассмотрим младенца в заведении. Больничные нянечки, которые прочитают это, пусть простят меня за то, что я привожу в качестве иллюстрации худшее, а не лучшее.

    Итак, ребенок в заведении; время кормления, но он не знает, чего ему ожидать. Младенец, о котором мы говорим, не очень многое знает о бутылочках и людях, но готов поверить, что его ждет нечто приносящее удовлетворение. Его приподняли в кроватке и бутылку с молоком подперли подушками, чтобы она касалась его рта. Медсестра сует соску в рот младенцу, ждет несколько мгновений, а потом отходит к другому заплакавшему ребенку. Вначале все может идти хорошо, потому что проголодавшийся ребенок получает достаточно стимулов, чтобы начать сосать, молоко поступает, и это приятно. Но во рту какой-то непонятный предмет, и через некоторое время он начинает восприниматься как страшная угроза самому существованию. Младенец начинает плакать или биться, и бутылочка вываливается. Это приносит облегчение, но ненадолго, потому что вскоре ребенок готов попробовать снова, но бутылочка не появляется; тогда снова слышится плач. Немного погодя возвращается медсестра и снова сует соску в рот младенцу, но теперь бутылочка, которая на посторонний взгляд никак не изменилась, воспринимается младенцем как что-то плохое. Она становится опасной. Так происходит снова и снова.

    Теперь рассмотрим другую ситуацию — рядом с младенцем находится мать. Удивительно, как умело уверенная в себе мать справляется с подобной ситуацией! Вы видите, как она поудобней устраивает младенца и организует окружение, в котором проходит кормление. Это окружение — часть человеческих взаимоотношений. Если мать кормит грудью, мы видим, что она высвобождает младенцу, даже совсем крошечному, руки, чтобы он ощущал текстуру и теплоту ее обнаженной груди; больше того, можно определить расстояние от груди до младенца, потому что мир младенца, в который можно помещать объекты, очень мал, но этот мир младенец уже может исследовать ртом, руками и глазами.

    Мать позволяет младенцу коснуться груди лицом. Вначале младенец не знает, что грудь — это часть матери. Если лицо касается груди, он не знает, исходит ли приятное ощущение от лица или от груди. Младенцы играют своими щеками, царапают их, точно так же, как играют с грудью, и есть важные причины, по которым матери позволяют младенцам любые контакты, которых те хотят. Несомненно, ребенок испытывает очень острые ощущения, а если они острые, мы можем быть уверены, что они важны.

    Ребенок прежде всего нуждается в таких спокойных опытах, которые я описываю, и еще нуждается в том, чтобы его держали с любовью, то есть как живое существо, без суеты, тревоги и напряжения. Это и есть окружение. Рано или поздно происходит контакт соска материнской груди и рта младенца. Неважно, как именно это происходит. Мать присутствует в этой ситуации, она ее часть, и ей особенно нравится интимность этих отношений. У нее нет предубеждений относительно поведения младенца.

    Этот контакт соска со ртом вызывает у младенца мысль: «Возможно, за пределами рта есть что-то хорошее, надо бы его попробовать». Начинает выделяться слюна; в сущности, ее выделяется так много, что младенец начинает ее глотать и какое-то время не нуждается в молоке. Постепенно мать позволяет ребенку создать в воображении то, что она ему предлагает, и ребенок берет сосок в рот, добирается до его основания, сжимает деснами, кусает и, возможно, сосет.

    Теперь наступает пауза. Десны отпускают сосок, и младенец отворачивается от сцены действия. Идея груди меркнет.

    Понимаете ли вы, как важно происходящее? У ребенка возникает идея груди, появляется грудь с соском и происходит контакт. Потом ребенок кончает с этой идеей и отворачивается, и сосок исчезает. Это одно из важнейших отличий опыта ребенка, которого мы сейчас описываем, от опыта ребенка в заведении. Как обращается мать с отвернувшимся младенцем? Младенцу ничего не суют в рот, чтобы он снова начал сосать. Мать понимает чувства ребенка, потому что она живая и обладает воображением. Она ждет. Через несколько минут или даже быстрее ребенок снова поворачивается к соску, и новый контакт происходит точно в нужный момент. Это повторяется снова и снова, и младенец пьет не из вещи, в которой содержится молоко, а из своего личного имущества, которое он на время отдает человеку, знающему, как с ним обращаться.

    Тот факт, что мать способна на такое тонкое приспосабливание, свидетельствует о том, что она человеческое существо, и младенец сразу начинает это ценить.

    Я хочу особенно подчеркнуть то обстоятельство, что мать позволяет младенцу отвернуться. Именно в этот момент, когда она отнимает сосок у младенца, который перестает его хотеть, она утверждает себя как мать. Это настолько тонкая операция, что мать может вначале потерпеть неудачу. Младенец, почувствовав потребность воспользоваться своим личным правом отказаться от пищи, отвернет голову и заснет. Мать разочарована, потому что ей хочется проявить свою щедрость. Иногда она не может вынести напряжения в груди (если кто-нибудь не показал ей, как сцеживать молоко, чтобы она могла подождать, пока младенец снова не повернется к ней).

    Однако если мать понимает, что отказ ребенка от груди или бутылочки имеет определенный смысл, она сможет преодолеть эту трудную ступень. Она воспримет это отворачивание и сон младенца как указание на необходимость особого внимания и заботы. Это означает, что должно быть сделано все для создания нормального окружения по время кормления. Матери должно быть удобно. Ребенку должно быть удобно. Должно быть достаточно времени, никуда не нужно торопиться. И у ребенка должны быть свободны руки. Кожа младенца должна быть обнажена, чтобы он ощущал тепло материнской кожи. Можно даже положить нагого младенца на обнаженное тело матери. И если возникают трудности, то единственное, что абсолютно бесполезно; это кормить младенца силон. Если возникли трудности, нужно правильно организовать окружение, чтобы ребенок смог найти грудь и обрести правильный опыт кормления. Отзвуки таких трудностей могут проявиться на более поздних стадиях опыта ребенка.

    Продолжая развивать эту тему, я бы хотел остановиться на положении только что родившей матери. Она пережила трудное и тревожное испытание и продолжает нуждаться в помощи. Она по-прежнему в руках тех, кто помогал ей при родах. Существуют причины, по которым в этот момент она особенно склонна к зависимости и чувствительности, к мнениям других женщин, будь то сестра в больнице, или ее собственная мать, или свекровь. Женщина находится в трудном положении. Она девять месяцев готовилась к этому моменту, и по причинам, которые я попытался объяснить, она единственный человек, который знает, как поднести младенца к груди и покормить его. Однако если окружающие настроены решительно, если они властны, женщина вряд ли может сопротивляться им, особенно если не родила уже двух-трех детей и не обладает большим опытом. Идеальными, конечно, были бы отношения, которые часто возникают между опытными медсестрами и матерью.

    Если такие отношения существуют, мать получает возможность осуществить первый контакт с ребенком по-своему. Большую часть времени младенец спит рядом с ней, и у нее есть возможность смотреть на него и поражаться тому, что она произвела на свет такого прелестного ребенка. Она привыкает к плачу своего ребенка. Если этот плач ее тревожит, ребенка на время ее сна уносят, но потом возвращают. Потом, когда она ощущает, что ребенок хочет есть или нуждается в контакте с ее телом, ей помогают взять его на руки и покормить. В ходе этого опыта возникает особый контакт между лицом, ртом и руками младенца и ее грудью.

    Иногда приходится слышать о растерянной, сбитой с толку молодой матери. Ей никто ничего не объяснил; младенца держат в другой комнате, может быть, с другими детьми, и приносят только на время кормления. Где-то всегда плачут дети, поэтому мать не знакома с плачем своего ребенка. Она должна взять принесенного малыша и кормить его грудью, но у нее нет чувства жизни, возникающего в груди, а у младенца нет возможности для исследований и обретения представлений. Приходится слышать о помощницах, которых раздражает, если ребенок не берет грудь, и поэтому они тычут его носом. Мало кто не испытывал таких переживаний.

    Но даже матери должны на собственном опыте учиться вести себя по-матерински. Мне кажется, лучше смотреть на это таким образом. Если они посмотрят по-другому и решат, что нужно вначале по книгам научиться быть матерью, они на неверном пути. В конечном счете нам нужны матери и отцы, которые нашли способ верить в себя. Такие матери вместе с мужьями создают лучшие семьи, в которых могут расти и развиваться дети.

    studopedia.ru

    Коронавирус опасен для дошкольников и младенцев

    Коронавирус, свирепствующий на планете, как правило, довольно мягко обходится с детьми. На их долю приходится самый маленький процент заражения. Только не стоит раньше времени радоваться. Ученые из Университета Шанхая провели исследование и установили, что у большинства заразившихся детей болезнь протекала в легкой или умеренней форме. В зоне риска - младенцы и дошкольники. Они могут заболеть довольно серьезно.

    АКТИВНЫЕ ЛЕГКИЕ И «НЕЗРЕЛЫЙ» ИММУНИТЕТ

    Китайские специалисты во главе с директором департамента клинической эпидемиологии и биостатистики Детского медицинского центра Шанхая Шилу Тонг провели наблюдение за ходом болезни у более 2 тысяч детей по всему КНР в возрасте до 18 лет. Свои заключения они опубликовали в журнале Pediatrics. У две трети маленьких пациентов коронавирус COVID-2019 был выявлен лабораторно, у остальных наблюдалась только симптоматика. Их классифицировали, как подозрительных по результатам анализа крови, рентгенографии и самочувствия в целом.

    Примерно у половины заболевших детей наблюдались легкие симптомы болезни: температура, усталость, кашель, тошнота или диарея. У 39% детей болезнь протекала умеренно, но к списку добавлялись осложнения: пневмония или проблемы с легкими, которые выявляли с помощью компьютерной томографии. У 4% болезнь протекала без симптомов.

    Но у 6% - 125 детей - заболевание протекало тяжело. 60% из них - это дети в возрасте до 5 лет, 40% - младенцы до года. У 13 человек из этой группы риска болезнь проходила очень тяжело: на грани дыхательной недостаточности и отказа внутренних органов из-за ослабленных легких. Был зафиксирован и один летальный случай. Жертвой стал 14-летний мальчик, у которого COVID-2019 был подтвержден.

    - Это исследование говорит, что больницы должны готовится к приему маленьких пациентов, потому что полностью исключать инфицирования детей мы не можем, - отмечает профессор педиатрии Университета Британской Колумбии Шринивас Мерфи. - Дети заражаются точно также, как и взрослые, но у них болезнь протекает легче. Однако среди малышей есть группа, которой может потребоваться интенсивная терапия. Дети в возрасте до 5 лет больше подвержены коронавирусной инфекции только потому, что в этот момент их дыхательная система и все внутренние органы очень быстро развиваются, оказываясь под ударом вируса.

    Профессор педиатрии медицинского колледжа Бейлора Андреа Круз высказала другую версию. Они считает, что у детей младше 5 лет иммунная система еще «незрелая» для таких инфекций.

    - Они никогда прежде не подвергались воздействую таких вирусов, и поэтому иммунитет не может дать эффективный бой, - отмечает Круз.

    Дети в медицинских масках на улицах Шанхая.Фото: REUTERS

    ЖЕСТКИЙ БЕЛОК

    Сейчас специалисты пытаются установить, почему подавляющее большинство маленьких пациентов довольно легко переносят коронавирусную инфекцию и обходятся без осложнений. Случаи заражения детей COVID-2019 выявлены в Китае, Италии, Сингапуре, Южной Корее, США и других странах.

    Ученые склоны считать, что рецептор ACE2 или белок в клетках человека, через который проникают вирусные частицы, у детей еще не выражен так явно. То есть еще окончательно не развился и еще довольно жесткий. Таким образом, шипы не могут зацепиться за клетку, чтобы проникнуть в нее и инфицировать.

    Есть и другая версия. У большинства детей более здоровые и выносливые легкие, чем у взрослых. В отличие от малышей взрослые люди в течение жизни прочувствовали на себе все прелести загрязнения окружающей среды, а также имеют «стареющую» иммунную систему и иногда целый букет хронических заболеваний.

    Ученые из Шанхайского медицинского центра в ходе своего исследования столкнулись с вопросами, на которые так и не смогли дать ответа, оставив их на откуп мировому научному сообществу. Например, больше тяжелых и критических случаев было выявлено у детей, у которых коронавирус был под подозрением. Анализы его не подтверждали.

    Как полагают специалисты, изучение хода болезни у детей может помочь ученым понять, почему некоторые пациенты подвергаются наибольшему риску при инфицирования. А также может быть полезно при разработке вакцины и эффективного метода лечения.

    ВАЖНО

    Как не заразиться коронавирусом: все главные правила

    Эксперт поделился с читателями "Комсомолки" своими правилами профилактики новой болезни - коронавируса. Приводим их полностью от первого лица (подробности)

    Ближе полутора метров не приближаться: эксперты назвали минимально безопасное для заражения коронавирусом расстояние

    Шансы заболеть зависят также от времени нахождения в помещении, состояния организма и других условий (подробности)

    www.kp.ru

    Ответы Mail.ru: новорожденный ребёнок - личность?

    Тот кто понимает что нов. ребёнок-овощь.

    Новорожденный ребенок - чистый лист, готовый воспринимать все, чему его учат окружающие. А личность в нем формируется со временем под влиянием как воспитания, так и черт собственного характера. Понятие "личность" все-таки предполагает собственное миропонимание и мировоззрение, а также устоявшийся характер.

    Безусловно личность! И если к нему именно так с детсва относиться то уважать себя и окружающих начнёт гораздо раньше.

    конечно, личность. он плачет если у него какая то потребность. и вообще дети это личности с утробы...

    Он личность уже задолго до того, как родился. Мамочки меня поймут, особенно у которых не один ребенок.

    Не каждый человек становится Личностью. Отличайте понятие-человек, от понятия-личность.

    чтобы там не говорили я считаю что генетически уже закладывается характер родители безсловно принимют участие в его формировании но лишь от части иначе дети у одной пары были бы одинаковые по характеру а я еще одинаовых не встечала

    Личностью нужно стать ...

    Ребенок еще не личность. Он еще не успел сформироваться. Вот когда он вырастет, покажети себя, тогда можно судить сформироваля он как личность или нет. Думаю рядом с такой задумывающейся над такими вопросами личностью, ребенку суждено себя проявлять положительно в строну развития

    Нет. ребенок не может быть личнотью,. . он индивид, но еще не личность. когда он подрастет и утвердит себя в обществе - он танет личностью.

    Новорожденный ни в коем случае не личность. Прежде чем стать личностью, человеку приходится пройти длительный и тяжелый путь становления своего "Я". Я бы сказал, что новорожденный человек, это потенциальная личность.

    конечно же, нет, новорожденный не может быть личностью, он пока только индивид

    Естественно нет. Личность - понятие социальное. Это просто биологический индивид. Ваш учитель прав - а вы, увы, нет. Читайте и думайте больше. Всей общагой. Время есть.

    ОДнозначно да. Они же все отличаются друг от друга - этого невозможно не замечать.

    Новорожденый ребёнок для своей мамы - всегда личность номер один!! ! Нарамальная женчина уже во время беремености щитает его личностью.

    touch.otvet.mail.ru

    Почему нельзя говорить о личности новорожденного обществознание

    Я долго думал, как начать разговор о младенце как личности. Легко увидеть, что съеденная младенцем пища переваривается, часть ее разносится по всему организму и используется для роста. Часть запасается в виде энергии, а от какой-то части организм избавляется тем или иным способом. Таков подход к ребенку со стороны тех, кто заинтересован в физической стороне проблемы. Но если мы на того же ребенка взглянем с точки зрения его личности, то заметим, что есть не только физический процесс кормления, но и процесс, в котором участвует воображение. Одно основано на другом.

    Можно представить себе, что ваша любовь так же необходима младенцу, как пища. Из того и другого ребенок создает нечто. И сходство не только в этом. Ребенок обращается с вами, как с пищей, иногда использует вас, а иногда от вас отказывается. Может быть, это будет легче объяснить, если позволим младенцу немного вырасти.

    Перед нами десятимесячный мальчик. Пока мать разговаривает со мной, он сидит у нее на коленях. Ребенок живой, энергичный и естественно интересуется окружающим. Вместо того чтобы позволить ему бесцельно исследовать это окружающее, я кладу на угол стола, за которым сижу и перед которым сидит мать, какой-то привлекательный предмет. Мы с матерью продолжаем разговор, но краем глаза наблюдаем за ребенком. Можете быть уверены, что, если ребенок нормален, он сразу заметит привлекательный предмет (допустим, это ложка) и потянется к нему. Но, потянувшись к ложке, он вдруг как будто передумает. Как будто он размышляет: «Пожалуй, не стоит торопиться; интересно, как мама относится к этому предмету. Лучше подождать, пока не узнаю». И он отворачивается от ложки, будто совершенно о ней забыв. Однако через несколько мгновений интерес к ложке вернется, и ребенок осторожно прикоснется к ней пальцем. А может, схватит ее и тут же посмотрит на маму, постарается поймать ее взгляд. В этот момент мне, вероятно, стоит сказать матери, как себя вести, потому что в противном случае она либо будет усиленно помогать младенцу, либо остановит его; поэтому я прошу се играть как можно меньшую роль в происходящем.

    Взглянув на мать, младенец понимает, что то, что он делает с ложкой, не встречает ее осуждения, поэтому он хватает ложку крепче и присваивает. Однако он очень напряжен, потому что не знает, что произойдет, если он сделает с этим предметом то, что ему так хочется сделать. Он даже точно не знает, чего хочет сам.

    Однако мы догадываемся, что скоро он поймет, что хочет с нею сделать, потому что рот его начинает возбуждаться. Ребенок по-прежнему тих и задумчив, но из его рта начинает течь слюна. Язык выглядит мокрым. Его рот начинает хотеть ложку. Десны хотят насладиться кусанием ее. И очень скоро он сунет ложку в рот. И тогда испытает те обычные агрессивные чувства, какие испытывают тигры, львы и младенцы, когда получают нечто хорошее. Ребенок начинает «есть» ложку.

    Теперь мы можем заключить, что младенец принял предмет и сделал его своим. Он утратил все свое спокойствие, которым отличался в состоянии сосредоточенности, размышления и сомнений. Теперь он уверен в себе и чувствует себя обогащенным своим новым приобретением. Я сказал бы, что в воображении он уже съел ложку. Точно так же как пища поглощается, усваивается и становится его частью, то, что он съел в воображении, тоже становится его частью и может быть использовано. Но как оно будет использовано?

    Что ж, вы это и сами знаете, потому что подобное постоянно происходит дома. Он поднесет ложку ко рту матери, как будто кормит ее, и захочет чтобы мать сделала вид, что ест. Имейте в виду, он совсем не хочет, чтобы мать действительно откусила от нее, он был бы испуган, если бы мать взяла ее в рот. Это игра — опыт использования воображения. Ребенок приглашает играть. Что еще он станет делать? Он может попробовать покормить и меня и захочет, чтобы я тоже сделал вид, будто ем. Он может показать на рот кого-то другого, кто есть в помещении. Пусть все разделят с ним это удовольствие. У него оно есть, почему бы всем его не иметь? Он приобрел нечто и может проявить щедрость. Теперь он сует ложку под блузку матери, туда, где грудь, потом снова ее находит и вытаскивает. Прячет под блокнот и наслаждается игрой, будто потерял и снова нашел, или замечает на столе миску и начинает делать вид, будто ложкой черпает еду из этой миски; в своем воображении он ест суп. Это очень обогащающий опыт. Он соответствует тайне тела — пищеварительному процессу, тому времени, когда пища теряется, будучи проглочена, и снова обнаруживается в виде экскрементов и мочи. Я мог бы очень долго описывать, как разные дети по-разному проявляются в этом типе игры и как она их обогащает.

    Но вот ребенок уронил ложку. Вероятно, его интерес начинает переходить на что-то другое. Я поднимаю ложку, и он может снова взять ее. Да, он как будто хочет ее, он снова начинает играть, используя ложку, как раньше, как дополнительную часть самого себя. О, он снова ее уронил! Очевидно, на этот раз он ее уронил не совсем случайно. Может, ему понравился звук, с каким ложка падает на пол. Посмотрим. Я снова протягиваю ее ему. Он берет ее и нарочно роняет: теперь он хочет ее ронять. Я снова даю ее ему, и он отбрасывает ее в сторону. У него теперь другие интересы. С ложкой покончено, мы подошли к концу представления.

    Мы видели, как младенец заинтересовался чем-то и сделал это что-то частью самого себя, мы наблюдали, как он это использовал и как с ним покончил. Такое дома происходит постоянно, но в специальной обстановке последовательность яснее: ребенок получает возможность проделать эксперимент с начала до конца.

    Что мы узнали, наблюдая за этим маленьким мальчиком?

    Во-первых, мы смогли наблюдать за экспериментом с начала до конца. В контролируемых обстоятельствах у происшедшего было начало, середина и конец; это полный цикл. И это хорошо для младенца. Когда вы заняты или торопитесь, вы не позволяете ребенку пройти через все фазы, и это его обедняет. Но когда у вас есть время, а у вас оно должно на это быть, если вы воспитываете ребенка, вы должны допустить такое последовательное развитие. И такое полное переживание дает ребенку представление о времени. Они начинают новое, зная, что, начав что-то, они должны его кончить.

    Теперь вы видите, что промежуточными этапами можно наслаждаться (или терпеть их, если они неприятные), только если есть отчетливое сознание начала и конца.

    Предоставив ребенку возможность полного опыта и принимая в нем участие, вы закладываете основы способности овладевать без нервозности любым жизненным опытом.

    Наблюдая за ребенком с ложкой, можно сделать еще один вывод. Мы видели что в самом начале нового опыта его охватывают сомнения и колебания. Мы видели, как ребенок осторожно протягивает руку и трогает ложку; после этой первоначальной простой реакции он временно утрачивает интерес. Потом, старательно проверив отношение матери, он позволяет интересу вернуться. Однако он нервничает, он напряжен и не уверен в себе, пока со временем не кладет ложку в рот и не начинает жевать ее.

    Вначале ребенок готов советоваться с вами, если вы присутствуете при возникновении новой ситуации. Поэтому вы должны хорошо понимать, чего можно касаться ребенку, а чего нельзя. Простейший путь самый хороший, а это значит, что в пределах досягаемости не должно быть предметов, которые ребенку нельзя брать в рот. Ребенок старается понять принцип, на котором основано ваше решение, так что со временем становится способен предсказать, что вы ему разрешите. Чуть позже начинают помогать слова, и вы скажете «слишком острое», «слишком горячее» или каким-то другим способом укажете на физическую опасность; вам нужно найти способ дать понять ребенку, что ваше обручальное кольцо, которое вы сняли во время стирки, совсем не предназначено для игры.

    Теперь вы понимаете, как помочь вашему младенцу понять, что можно трогать, а что нельзя? Вы достигаете этого, отчетливо понимая, что вы запрещаете и почему. И, будучи рядом, скорее предупреждаете, чем исправляете ошибки. К тому же вы сознательно предоставляете ребенку предметы, которые ему понравится брать в руки или в рот.

    И еще одно. Мы можем говорить о том, что видели, в терминах умения: ребенок учится тянуться, находить, хватать, брать предмет в рот. Меня поражает, когда шестимесячный младенец проходит через эту процедуру с начала до конца. С другой стороны, у четырнадцатимесячного ребенка слишком разнообразные интересы, чтобы мы могли четко проследить весь процесс так, как увидели это у десятимесячного мальчика.

    Но я думаю, что, наблюдая за младенцем, мы прежде всего узнаем следующее: по тому, что происходит, мы видим, что перед нами не просто младенец, а личность.

    Интересно наблюдать, в каком возрасте возникают разные типы умений, это нечто большее, чем просто овладение. Это игра. Играя, младенец показывает, что он создал в себе нечто такое, что может быть названо материалом для игры — внутренний воображаемый мир, который и проявляется в игре.

    Кто может сказать, насколько рано начинается у младенца жизнь воображения, которая постоянно обогащается физическим опытом и обогащает сам этот опыт? В три месяца младенец захочет положить палец в рот матери, играя в то, что кормит ее, в то же время кормясь у ее груди. А что было еще раньше? Кто знает? Совсем маленький младенец, когда у него отнимают грудь или бутылочку, начинает сосать кулак или палец (так сказать, получает пирожное и ест его), и это свидетельствует, что тут есть нечто большее, чем простая потребность удовлетворить голод.

    Но кому я об этом говорю? Матери с самого начала видят личность в своих младенцах. Однако некоторые специалисты скажут вам, что до шести месяцев младенец — это только физический организм и рефлексы. Не давайте людям, которые так говорят, обмануть вас.

    Наслаждайтесь тем, что наблюдаете, отмечайте черты личности в вашем младенце, потому что он в этом нуждается. И ждите — без спешки, суеты или нетерпения — проявления игривости младенца, ибо это прежде всего указывает на существование внутренней личной жизни. И если эта игривость встречает с вашей стороны готовность поиграть, внутреннее богатство младенца расцветает, и игры становятся лучшей частью ваших отношений друг с другом.

    7. Кормящая младенца мать — крупным планом

    В предыдущей главе я сказал, что младенец ценит, возможно, с самого начала, присутствие матери. Удовольствие, которое испытывает мать, когда она что-то делает для ребенка, позволяет ему быстро понять, что за сделанным есть человеческое существо. Но чувствовать в матери личность ребенку позволяет, вероятно, особая способность матери ставить себя на место младенца и таким образом понимать, что он чувствует. Никакая книга не поможет овладеть чувством, которое испытывает мать к своему младенцу; это чувство обогащает ее и позволяет точно адаптироваться к интересам ребенка.

    Проиллюстрирую это сравнением двух младенцев в ситуации кормления. Одного из них мать кормит дома, другого кормят в заведении — прекрасном заведении, но таком, где у нянечек очень много дел и нет времени для проявления индивидуального внимания.

    Вначале рассмотрим младенца в заведении. Больничные нянечки, которые прочитают это, пусть простят меня за то, что я привожу в качестве иллюстрации худшее, а не лучшее.

    Итак, ребенок в заведении; время кормления, но он не знает, чего ему ожидать. Младенец, о котором мы говорим, не очень многое знает о бутылочках и людях, но готов поверить, что его ждет нечто приносящее удовлетворение. Его приподняли в кроватке и бутылку с молоком подперли подушками, чтобы она касалась его рта. Медсестра сует соску в рот младенцу, ждет несколько мгновений, а потом отходит к другому заплакавшему ребенку. Вначале все может идти хорошо, потому что проголодавшийся ребенок получает достаточно стимулов, чтобы начать сосать, молоко поступает, и это приятно. Но во рту какой-то непонятный предмет, и через некоторое время он начинает восприниматься как страшная угроза самому существованию. Младенец начинает плакать или биться, и бутылочка вываливается. Это приносит облегчение, но ненадолго, потому что вскоре ребенок готов попробовать снова, но бутылочка не появляется; тогда снова слышится плач. Немного погодя возвращается медсестра и снова сует соску в рот младенцу, но теперь бутылочка, которая на посторонний взгляд никак не изменилась, воспринимается младенцем как что-то плохое. Она становится опасной. Так происходит снова и снова.

    Теперь рассмотрим другую ситуацию — рядом с младенцем находится мать. Удивительно, как умело уверенная в себе мать справляется с подобной ситуацией! Вы видите, как она поудобней устраивает младенца и организует окружение, в котором проходит кормление. Это окружение — часть человеческих взаимоотношений. Если мать кормит грудью, мы видим, что она высвобождает младенцу, даже совсем крошечному, руки, чтобы он ощущал текстуру и теплоту ее обнаженной груди; больше того, можно определить расстояние от груди до младенца, потому что мир младенца, в который можно помещать объекты, очень мал, но этот мир младенец уже может исследовать ртом, руками и глазами.

    Мать позволяет младенцу коснуться груди лицом. Вначале младенец не знает, что грудь — это часть матери. Если лицо касается груди, он не знает, исходит ли приятное ощущение от лица или от груди. Младенцы играют своими щеками, царапают их, точно так же, как играют с грудью, и есть важные причины, по которым матери позволяют младенцам любые контакты, которых те хотят. Несомненно, ребенок испытывает очень острые ощущения, а если они острые, мы можем быть уверены, что они важны.

    Ребенок прежде всего нуждается в таких спокойных опытах, которые я описываю, и еще нуждается в том, чтобы его держали с любовью, то есть как живое существо, без суеты, тревоги и напряжения. Это и есть окружение. Рано или поздно происходит контакт соска материнской груди и рта младенца. Неважно, как именно это происходит. Мать присутствует в этой ситуации, она ее часть, и ей особенно нравится интимность этих отношений. У нее нет предубеждений относительно поведения младенца.

    Этот контакт соска со ртом вызывает у младенца мысль: «Возможно, за пределами рта есть что-то хорошее, надо бы его попробовать». Начинает выделяться слюна; в сущности, ее выделяется так много, что младенец начинает ее глотать и какое-то время не нуждается в молоке. Постепенно мать позволяет ребенку создать в воображении то, что она ему предлагает, и ребенок берет сосок в рот, добирается до его основания, сжимает деснами, кусает и, возможно, сосет.

    Теперь наступает пауза. Десны отпускают сосок, и младенец отворачивается от сцены действия. Идея груди меркнет.

    Понимаете ли вы, как важно происходящее? У ребенка возникает идея груди, появляется грудь с соском и происходит контакт. Потом ребенок кончает с этой идеей и отворачивается, и сосок исчезает. Это одно из важнейших отличий опыта ребенка, которого мы сейчас описываем, от опыта ребенка в заведении. Как обращается мать с отвернувшимся младенцем? Младенцу ничего не суют в рот, чтобы он снова начал сосать. Мать понимает чувства ребенка, потому что она живая и обладает воображением. Она ждет. Через несколько минут или даже быстрее ребенок снова поворачивается к соску, и новый контакт происходит точно в нужный момент. Это повторяется снова и снова, и младенец пьет не из вещи, в которой содержится молоко, а из своего личного имущества, которое он на время отдает человеку, знающему, как с ним обращаться.

    Тот факт, что мать способна на такое тонкое приспосабливание, свидетельствует о том, что она человеческое существо, и младенец сразу начинает это ценить.

    Я хочу особенно подчеркнуть то обстоятельство, что мать позволяет младенцу отвернуться. Именно в этот момент, когда она отнимает сосок у младенца, который перестает его хотеть, она утверждает себя как мать. Это настолько тонкая операция, что мать может вначале потерпеть неудачу. Младенец, почувствовав потребность воспользоваться своим личным правом отказаться от пищи, отвернет голову и заснет. Мать разочарована, потому что ей хочется проявить свою щедрость. Иногда она не может вынести напряжения в груди (если кто-нибудь не показал ей, как сцеживать молоко, чтобы она могла подождать, пока младенец снова не повернется к ней).

    Однако если мать понимает, что отказ ребенка от груди или бутылочки имеет определенный смысл, она сможет преодолеть эту трудную ступень. Она воспримет это отворачивание и сон младенца как указание на необходимость особого внимания и заботы. Это означает, что должно быть сделано все для создания нормального окружения по время кормления. Матери должно быть удобно. Ребенку должно быть удобно. Должно быть достаточно времени, никуда не нужно торопиться. И у ребенка должны быть свободны руки. Кожа младенца должна быть обнажена, чтобы он ощущал тепло материнской кожи. Можно даже положить нагого младенца на обнаженное тело матери. И если возникают трудности, то единственное, что абсолютно бесполезно; это кормить младенца силон. Если возникли трудности, нужно правильно организовать окружение, чтобы ребенок смог найти грудь и обрести правильный опыт кормления. Отзвуки таких трудностей могут проявиться на более поздних стадиях опыта ребенка.

    Продолжая развивать эту тему, я бы хотел остановиться на положении только что родившей матери. Она пережила трудное и тревожное испытание и продолжает нуждаться в помощи. Она по-прежнему в руках тех, кто помогал ей при родах. Существуют причины, по которым в этот момент она особенно склонна к зависимости и чувствительности, к мнениям других женщин, будь то сестра в больнице, или ее собственная мать, или свекровь. Женщина находится в трудном положении. Она девять месяцев готовилась к этому моменту, и по причинам, которые я попытался объяснить, она единственный человек, который знает, как поднести младенца к груди и покормить его. Однако если окружающие настроены решительно, если они властны, женщина вряд ли может сопротивляться им, особенно если не родила уже двух-трех детей и не обладает большим опытом. Идеальными, конечно, были бы отношения, которые часто возникают между опытными медсестрами и матерью.

    Если такие отношения существуют, мать получает возможность осуществить первый контакт с ребенком по-своему. Большую часть времени младенец спит рядом с ней, и у нее есть возможность смотреть на него и поражаться тому, что она произвела на свет такого прелестного ребенка. Она привыкает к плачу своего ребенка. Если этот плач ее тревожит, ребенка на время ее сна уносят, но потом возвращают. Потом, когда она ощущает, что ребенок хочет есть или нуждается в контакте с ее телом, ей помогают взять его на руки и покормить. В ходе этого опыта возникает особый контакт между лицом, ртом и руками младенца и ее грудью.

    Иногда приходится слышать о растерянной, сбитой с толку молодой матери. Ей никто ничего не объяснил; младенца держат в другой комнате, может быть, с другими детьми, и приносят только на время кормления. Где-то всегда плачут дети, поэтому мать не знакома с плачем своего ребенка. Она должна взять принесенного малыша и кормить его грудью, но у нее нет чувства жизни, возникающего в груди, а у младенца нет возможности для исследований и обретения представлений. Приходится слышать о помощницах, которых раздражает, если ребенок не берет грудь, и поэтому они тычут его носом. Мало кто не испытывал таких переживаний.

    Но даже матери должны на собственном опыте учиться вести себя по-матерински. Мне кажется, лучше смотреть на это таким образом. Если они посмотрят по-другому и решат, что нужно вначале по книгам научиться быть матерью, они на неверном пути. В конечном счете нам нужны матери и отцы, которые нашли способ верить в себя. Такие матери вместе с мужьями создают лучшие семьи, в которых могут расти и развиваться дети.

    источник

    О любом человеке можно сказать очень многое, но, прежде всего, то, что каждый — это личность, т.е.человек, наделенный особыми психическими свойствами, познающий и преобразующий мир и занимающий определенное место среди других людей в обществе.

    Никогда не было и не будет на Земле человека, во всем подобного другому, абсолютного двойника, и такая неповторимость не случайна, это одна из закономерностей развития личности. Человек не рождается личностью, ею он становится постепенно, и этот процесс занимает многие годы.

    С чего начинается история личности? Всякий живой организм представляет собой не сумму отдельных органов, а такое единство, в котором все составные части связаны между собой, зависят друг от друга. Если нарушается жизнедеятельность какого-либо органа, то это не может не отразиться на деятельности всего организма, потому что нарушается его единство. Таким образом, всякое живое существо целостно, неделимо. Чтобы подчеркнуть это, мы говорим, что оно есть индивидуум (в переводе с латыни значит «неделимое»).

    Представление о себе как о личности складывается из совокупности представлений о своих качествах. Основу этих личности их качеств в образе Я составляют:

    личность

    Уже с первого дня жизни человек обладает индивидуальными особенностями. Но можно ли говорить о личности новорожденного? Разумеется, нельзя, так же как нельзя говорить о личности животного. Следовательно, человек рождается индивидуумом, но от животных он отличается тем, что ребенок может стать личностью, а животное — никогда. Соответственно, индивидуальные особенности нельзя отождествлять со свойствами личности. Люди со сходным типом нервной системы, индивидуально-типическими свойствами (темпераментом) могут оказаться совершенно различными личностями.

    Между особенностями человека как индивидуума и его личностью имеется глубокая связь, однако личность — это продукт развития индивидуума в обществе. Развитие личности — это процесс относительно медленный, и проходит немало времени, прежде чем личность достигает полной зрелости. Для того чтобы индивидуум стал личностью, требуется, конечно, не только время. Он должен постоянно находиться в человеческом обществе, вступать с ним в те или иные отношения. Вот эта связь «человек — общество» и формирует прежде всего личность. И уже на первом году жизни у ребенка легко заметить потребность в общении со взрослыми. Однако известно немало случаев, когда дети были полностью лишены возможности общаться с людьми, и результаты этого оказались поистине трагичными.

    Также не становились личностями дети, похищенные и выкормленные животными.
    В нормальных условиях человек очень рано вступает в отношения с окружающими людьми, с коллективом, с обществом, и эти отношения постоянно меняются, развиваются, становясь изо дня в день более разносторонними.

    Формирование личности определяет также деятелъность и ее особенности. Именно в деятельности складывается необходимое единство поведения, укрепляется связь между отношениями, Сложившимися у человека с окружающим миром.
    Иногда под личностью понимают таком уровень развития человека, при котором он становится самостоятельным и может обеспечить своё «независимое» существование в обществе.

    Ты выбрал объект для наблюдения? (мы договорились об этом в самом начале нашего знакомства).
    Предлагаем тебе начать составлять его психологический портрет: выдели качества личности, которые есть у твоего «объекта» наблюдения.

    О любом человеке можно сказать очень многое, но, прежде всего, то, что каждый — это личность, т.е.человек, наделенный особыми психическими свойствами, познающий и преобразующий мир и занимающий определенное место среди других людей в обществе.

    Никогда не было и не будет на Земле человека, во всем подобного другому, абсолютного двойника, и такая неповторимость не случайна, это одна из закономерностей развития личности. Человек не рождается личностью, ею он становится постепенно, и этот процесс занимает многие годы.

    С чего начинается история личности? Всякий живой организм представляет собой не сумму отдельных органов, а такое единство, в котором все составные части связаны между собой, зависят друг от друга. Если нарушается жизнедеятельность какого-либо органа, то это не может не отразиться на деятельности всего организма, потому что нарушается его единство. Таким образом, всякое живое существо целостно, неделимо. Чтобы подчеркнуть это, мы говорим, что оно есть индивидуум (в переводе с латыни значит «неделимое»).

    Представление о себе как о личности складывается из совокупности представлений о своих качествах. Основу этих личности их качеств в образе Я составляют:

    • Знания, умения, навыки
    • Умственные способности
    • Трудолюбие, прилежание
    • Предприимчивость, активность
    • Доброта, доброжелательность
    • Честность, правдивость
    • Ответственность, обязательность
    • Самостоятельность, целеустремленность
    • Общительность, коллективизм
    • Творческие способности
    • Оптимизм, жизнерадостность

    mostech-group.ru

    10 фактов, доказывающих, что младенцы обладают силой, которая и не снилась супергероям

    Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
    что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
    Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

    В мире существуют тысячи всевозможных языков, однако слово «мама» почти на всех звучит одинаково. И все потому, что его «выбрали» сами младенцы. Оказывается, из-за особенностей развития человеческой речи и артикуляции звуки «м» и «а» проще всего выговорить, поэтому именно их маленькие дети и произносят раньше остальных. Благодаря этому и появилось слово. А знаете ли вы, почему младенцы все тянут в рот и часто хотят есть?

    AdMe.ru подготовил для вас 10 фактов о новорожденных детях и тех малышах, которые только готовятся появиться на свет.

    Почему младенцы плачут по ночам, если они не голодны и чувствуют себя хорошо?

    Есть мнение, что младенцы плачут по ночам для того, чтобы не дать родителям зачать еще одного ребенка. Автор теории Дэвид Хейг предполагает, что подобное «умение» выработалось у младенцев в процессе эволюции, поскольку отсутствие у матери других детей увеличивало выживаемость.

    Кроме того, по мнению Хейга, определенные гены, полученные от матери или отца, решают, будет ли плакать ребенок по ночам. Если они получены от матери, то младенец будет заинтересован в еще одной беременности и не побеспокоит родителей в течение ночи, а если от отца, то нет, поскольку (опять же, по предположению Дэвида Хейга) отец, а точнее его гены, не уверен в том, что следующая беременность наступит от него же.

    Как развивается мозг новорожденного?

    Мозг ребенка после рождения растет очень быстро: в течение первых 3 месяцев жизни он достигает 50 % от объема мозга взрослого человека. Однако, уже находясь в утробе, ребенок способен познавать окружающий мир: ученые считают, что плод реагирует на яркие вспышки света и учится узнавать не только голос матери, но и, к примеру, ее любимую песню.

    Почему мы не помним события раннего детства?

    «Инфантильная амнезия» — так на научном языке называется феномен, из-за которого мы не способны вспомнить первые годы своей жизни. У ученых нет единого мнения о причинах этого явления, однако проведенное исследование показало: скорее всего, происходит это из-за более быстрого, чем у взрослых, процесса формирования новых клеток мозга, которые вытесняют старые, хранящие первые воспоминания.

    www.adme.ru

    Почему русские не показывают детей первые 40 дней после рождения 

    Часто приходится слышать о том, что новорождённого младенца нельзя показывать посторонним людям, пока не исполнится 40 дней после рождения.

    Религиозная причина

    В православии число 40 является значимым. Так, 40 дней, если верить библейским источникам, длился всемирный потоп. Также, по православным канонам, как раз по достижении 40 дней положено крестить детей, за исключением особых случаев, например, когда ребенок серьёзно болен и может умереть некрещёным. У ребёнка ещё нет своего ангела-хранителя, который появится только после крещения, а пока ребёнок не защищен от негативных воздействий. Так что ему лучше контактировать только с самыми близкими людьми: родителями, бабушками и дедушками и другими близкими родственниками.

    Языческие домыслы

    В языческой Руси верили, что существуют мир живых (Явь) и мир мёртвых (Навь). Новорожденный ребенок, только что пришедший в этот мир, по мысли язычников, все ещё принадлежит миру потустороннему. И до 40 дней длился переходный период. Поэтому было очень важно беречь младенца от дурного глаза и всяческого негатива, а то он так и останется во власти потусторонних сил.

    Медицинские предписания

    До сорока дней иммунитет маленького человечка ещё не полностью сформирован, а новые люди могут принести с собой бактерии и вирусы. В результате ребёнок может заболеть, поэтому лучше ограничить число его контактов с окружающими, сводя круг общения до самых близких членов семьи и тех, с кем приходится общаться по необходимости — например, врачей или медсестер из поликлиники.

    Психология

    Визиты посторонних людей оказывают серьезное эмоциональное воздействие и на ребенка, и на его мать. Не у всех женщин гладко проходит послеродовой период: роженица может неважно себя чувствовать из-за разрывов, физиологической перестройки организма. У некоторых бывает послеродовая депрессия. К тому же, мама очень занята малышом, и ей совершенно не до гостей. Если те все же настоят на визите, она может начать нервничать, у неё может пропасть молоко. Поэтому рекомендуется тем, кто напрашивается взглянуть на новорожденного, твердо сказать — до полутора месяцев никаких «показов», но даже если 40 дней уже прошли, не стоит устраивать «паломничество». Достаточно, если за один раз ребенка навестят 1-2 человека. И, разумеется, визиты не должны быть ежедневными.

    Видео дня. В Красногорске новый флешмоб - акция Знамя победы

    Читайте также

    news.rambler.ru

    8 вещей, которые никогда нельзя делать с новорожденным!

    Часто, когда у нас появляется ребенок, мы просто не знаем, что делать с огромным количеством информации, поступающей извне...

    Младенец, едва появившись на свет, сразу оказывается в объятиях матери. Он знает, что мама рядом, чувствует ее запах, слышит ее голос и… моментально успокаивается.

    Мама же, в свою очередь, тоже испытывает множество прекрасных чувств, но вместе с тем она сильно нервничает (практически по любому поводу), особенно если она стала мамой впервые…

    Советы сыплются на нее со всех сторон: от бабушек, мам, сестер и подруг, которым уже посчастливилось испытать радость материнства… А еще были курсы по подготовке к родам, разные блоги и сообщества в Интернете.

    Очень важно, чтобы опыт материнства был с самого начала правильным

    И в большинстве случаев новоиспеченная мать с новорожденным ребенком на руках просто не знает, что ей делать со всей этой информацией (надо признать, весьма объемной).

    И если вы с ребенком уже выписались из клиники и приехали к домой, давайте обозначим некоторые основные моменты. Ведь очень важно, чтобы опыт материнства был с самого начала правильным, позитивным.

    Что никогда нельзя делать с новорожденным ребенком


    1. Не игнорируйте его

    Не оставляйте своего ребенка одного ни в кровати, ни в колыбельке, ни на пеленальном столике, ни в другой комнате… Нигде.

    Новорожденный ребенок просто не должен оставаться один. Не игнорируйте его.

    Подписывайтесь на наш аккаунт в INSTAGRAM!

    А плач — это его единственный способ общения: если ребенок плачет, значит, ему что-то нужно: поесть, сменить подгузник, у него что-то болит или он просто хочет видеть маму, чтобы она была рядом.

    Так что отбросьте все убеждения из серии «нужно воспитывать в ребенке самостоятельность», «он должен быть независимым» и пр. Поверьте, ваш малыш станет таковым, но всему свое время.

    Как и любое другое млекопитающее, человек сильно зависит от того, как о нем заботится его мама и всегда ли она бывает рядом. И после 9 месяцев, проведенных в ее утробе, где он слышал ее голос постоянно, неудивительно, что малыш будет плакать всякий раз, как она отдалится (даже если уйдет всего лишь в другую комнату).

    2. Не кормите «по часам»

    Если вы выбрали грудное вскармливание — это просто прекрасно! Ничего лучше нельзя придумать для новорожденного, а тот момент, когда ребенок смотрит на вас во время кормления, с ним ничто не сравнится… Так что в добрый путь!

    Но у грудного вскармливания не должно быть четкого графика, кормление должно быть только «по требованию». Перерывы по 3 часа — это для детей, которые растут на искусственных молочных смесях.

    А новорожденному малышу материнская грудь нужна не только на момент кормления, ведь это его связь с мамой: материнское тепло и любовь, его утешение и покой. 

    3. Не оставляйте «поплакать»


    Обязательно найдутся бабушки и тетушки, которые скажут вам оставить ребенка в колыбельке «проплакаться». А не то вы приучите его к рукам и т.д. А еще вы можете даже услышать, что новорожденный малыш так манипулирует вами!

    Вот только манипуляция — это модель поведения, применяемая только ко взрослым, но никак не к младенцу.

    Задайте себе всего один вопрос: «После 9 месяцев ожидания… неужели я оставлю его там плакать одного и не буду обращать внимания?»

    Да, если к ребенку долго не подходить, когда он плачет, он рано или поздно перестанет звать, но только потому что усвоит ваш «урок»: он начнет думать, что вам все равно, что с ним происходит (что его предали).

    Поскольку плач — это единственный для ребенка способ общения, прислушайтесь, ведь он хочет вам что-то сказать…

    4. Не оставляйте ребенка одного, даже когда он спит


    Новорожденный ребенок не может спать, как взрослый. Каждые два или три часа он будет просыпаться и искать маму, чтобы заснуть вновь. Ребенка нельзя «научить» спать, он это делает, потому что это для него абсолютно естественно.

    Совместный сон — это процесс, который так или иначе будет иметь место в вашей жизни (по мере взросления ребенка). Но если такой вариант вам по какой-то причине не подходит, то хотя бы поставьте его кроватку рядом со своей, чтобы у вас была возможность быстро реагировать на его зов. И тогда вам не придется вставать по несколько раз за ночь.

    5. Не трясите ребенка


    Надо признать это: после долгих бессонных ночей с постоянно плачущим ребенком, когда уже никто не знает, что делать, раздражение накапливается. И, вероятно, папы и мамы, которые говорят, что им никогда не хотелось встряхнуть ребенка посильнее, чтобы он успокоился, мягко говоря, лукавят.

    Но вам следует знать, что сильная тряска никак не поможет новорожденному малышу заснуть. Скорее всего он испугается и заплачет еще громче.

    Кроме того, так вы можете нанести вред его хрупкому телу.

    Ласка и объятия — вот, что нужно вашему ребенку. Они помогут ему почувствовать себя в тепле и безопасности, и он успокоится быстрее.

    6. Не отказывайтесь брать его на руки

     

    На руках у матери новорожденный ребенок успокаивается. Если у него отнять такую возможность, он в принципе не научится расслабляться, и это качество (а, точнее, его отсутствие) перейдет с ним и во взрослую жизнь.

    После 3-часовой разлуки с матерью у новорожденного активизируются рецепторы «боли», это вызывает сильный стресс, а в долгосрочной перспективе, дефицит памяти.

    Новорожденный малыш не может быть самостоятельным и самодостаточным. Ему необходим постоянный контакт с мамой, чтобы она держала его, оберегала и давала все, в чем он нуждается.

    Если ограничить этот естественный контак с самого рождения, это может привести к ослаблению или даже вырождению рецепторов гормонов счастья. Речь идет о серотонине, эндогенных опиоидах и окситоцине.

    7. Не наказывайте его


    Шлепанье сильно подрывает доверие ребенка к тому, кто о нем заботится. Он неосознанно начинает подавлять свои потребности, у него ослабевает мотивация к познанию мира. В будущем он не будет доверять себе, считая свои импульсы незначительными, он может даже привыкнуть к боли и состоянию стресса.

    Для того чтобы вырастить счастливых и уверенных в себе детей, необходимо быть терпеливыми.

    Конечно, заботиться о новорожденном — это нелегкий труд! Люди часто выходят из себя. Но важно помнить о том, что маленький ребенок нуждается, прежде всего, в терпении взрослых, которые заботятся о нем.

    И вот еще одно важное замечание: если люди умеют справляться со своими негативными эмоциями, то у них вырастают дети более чуткие, способные к эмпатии и совместной деятельности (у них лучшая социальная адаптация).

    8. Не сомневайтесь в своих инстинктах

    Мнений вы услышите великое множество, начиная от специалистов и ученых и заканчивая всеми «мамашами» из своего окружения.

    И несмотря на то, что какие-то из их советов могут действительно оказаться полезными, доверяйте, прежде всего, себе. Если в какой-то момент вы услышите свой внутренний голос, который не соглашается с мнением большинства, доверьтесь ему!

    Ведь материнство воссоединяет женщину с природой, а ее не обманешь. Это самый чистый из имеющихся у нас инстинктов!опубликовано econet.ru.

    Если у вас возникли вопросы, задайте их здесь

    P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

    econet.ru

    Кого считать личностью, или Скандал вокруг учебника

    Скандал вокруг отрывка из учебника обществознания: неспособные к социальной жизни не являются личностями, а значит и гражданами. Научная Россия объясняет, почему психологи призывают не пугаться.

    В сентябре 2015 года социальные сети взорвал отрывок текста из учебника обществознания для 8 класса средней школы: тысячи возмущенных перепостов и комментариев. Похоже, авторы учебника выбрали не самый удачный способ изложить тему для школьников. Понимая личность в рамках советской психологической традиции, — как социальный конструкт, — авторы объясняют, что «гражданин обязательно является личностью», и получается, что неспособные к социальной жизни вроде бы и не граждане. Звучит ужасно, особенно на фоне истории XX века — с бытовой точки зрения. Но не с академической. Это тот случай, когда обе стороны правы.

    «Представьте себе человека, с раннего детства страдающего серьезным психическим заболеванием, — предлагают авторы учебника А.Ф. и Т.И. Никитины. — Он не способен к учению, труду, созданию семьи, ко всему тому, что образует духовный мир личности». Авторы делают вывод: в отсутствие «социальных свойств» человек личностью называться не может. И вот далее некоторая путаница: то автор говорит, что такой человек при этом остается гражданином, то утверждает, что гражданином может быть только личность.

    Правозащитники бьют во все колокола, совершенно правомерно говоря о том, что не считать человека гражданином на основании его болезни — это нарушать Конституцию. Школьные педагоги поясняют, что это лишь один из одобренных Министерством образования России учебников по предмету, не особенно популярный, и каждый педагог способен корректно прояснить школьникам этот вопрос.

    С другой стороны, критики говорят о проблеме тяжело больных, в частности, детей с сильно ограниченными возможностями, на которых у государства не всегда хватает денег — звучат обвинения в желании сэкономить на наиболее беззащитных членах общества и указания на исторические прецеденты. Мы не оцениваем справедливость этих претензий, лишь объясняем, почему реакция была столь болезненной.

    В любом случае, наш портал о науке, потому вопросы права, экспертизы школьных учебников, этики и тем более политики мы оставим в стороне и поговорим о ней, о науке, а конкретнее — о психологии как науке. Именно на положениях психологии авторы учебника строят свой не самый удачный пересказ для школьников. Кого можно, а кого нельзя считать личностью, придумали вовсе не они.

    Скажем сразу, любого человека, получившего высшее психологическое образование или просто подробный и неформальный курс по психологии в вузе, утверждение о том, что психически больной человек в некоторых случаях может не считаться личностью, нисколько не покоробит. Мало того, как человек, получивший такое образование, могу подлить масла в огонь общественного возмущения: ребенок, приблизительно лет до трех, тоже не личность.

    На самом деле тут мы, в первую очередь, попадаем в ловушку разницы между языками обывательским и академическим. Ловушку, очень типичную для психологии, в отличие от квантовой физики или молекулярной биологии, к примеру. Вряд ли вы в повседневной жизни употребляете слова вроде «нейтрино» или «нуклеотид», а вот слова «темперамент», «характер», «мотивация» или «личность» всем хорошо знакомы. Только не всегда ученый-психолог подразумевает под ними то же самое, что обыватель. В общем, это тема отдельной статьи, а в этой заметке мы разбираемся с «личностью».

    В обыденном языке мы говорим «личность», а подразумеваем «Личность». Признавая человека личностью, мы подразумеваем базовое уважение и базовые права, не признавая — всего этого лишаем. Для психологов же это лишь термин, у которого, впрочем, нет единого, принятого всеми учеными определения. Однако в отечественной психологии принято различать понятия «индивид» и «личность», имея в виду под первым любого человека, а под вторым — человека, обладающего рядом характеристик, то есть уже не любого.

    Вот как поясняет необходимость такого разделения классик отечественной психологии Алексей Николаевич Леонтьев в своей книге «Деятельность. Сознание. Личность»: «Входят ли в психологическую характеристику личности, например, скорость реакций человека, объем его памяти или умение печатать на машинке? Один из способов обойти этот капитальный вопрос психологической теории [о понятии личности] состоит в том, что под понятием личности разумеется человек в его эмпирической тотальности. Психология личности превращается, таким образом, в особого рода антропологию, включающую в себя все — от исследования особенностей обменных процессов до исследования индивидуальных различий в отдельных психических функциях».

    Соответственно, психологи предлагают отойти от тотальности и дают такое определение этому термину: «личность — это совокупность изменяющихся, индивидуальных свойств, качеств и характеристик, приобретаемых человеком в ходе развития в связи с включенностью его в деятельность и общение». По более емкому определению психолога и философа Уильяма Джемса, личность — это «хозяин психических функций».

    И именно в этом смысле психиатры говорят, например, о распаде личности при тяжелой форме шизофрении (современная медицина позволяет делать столь тяжелые случаи редкостью). В этом же смысле мы согласимся, что младенец, находящийся в слиянии с матерью, не отделяющий себя от нее, — еще не личность. И младенец, лишившийся человеческого общества и выросший среди волков, личностью в психологическом понимании этого слова не станет.

    Значит ли, что при этом больной шизофренией или младенец недостойны уважения, человеческого отношения? Конечно, нет. Ведь «личность» здесь не этическая оценка, а лишь обозначение определенной психологической сущности.

    Наконец, второй важный момент. В 1977 году А.Н. Леонтьев пишет: «Мы не говорим "личность животного" или "личность новорожденного"… Мы всерьез не говорим о личности даже и двухлетнего ребенка…». Интересно, что сейчас-то мы как раз именно так и говорим. То есть за почти 40 лет с момента написания книги само понимание термина «личность» в общественном сознании явно поменялось.

    Связано это во многом с бурным развитием так называемой популярной психологии, в основе которой — переводные издания. Дело не в том, что западные психологи-гуманисты в отличие от советских психологов признают личностью всех, на самом деле подходы как раз отличаются несильно. Дело по большей части в трудностях перевода. Английское personality почти повсеместно переводится как «личность», тогда как на деле значение этого термина ближе к русскому «индивидуальность», а потому он активно применяется и по отношению, например, к животным.

    И в завершение вернемся к отрывку из учебника.

    Да, авторы правы в том, что не любой человек является личностью только по факту рождения. И нет, в этом нет оскорбления или «расчеловечивания», это просто термин, которым пользуются психологи. Рассказать о термине школьникам точно стоило поподробнее, подчеркнув разницу между житейским и научным пониманием этого слова, тогда бы текст не звучал так, как звучит сейчас.

    Да, некоторые психические заболевания могут приводить к разрушению личности или вовсе не давать ей сформироваться, если заболевание врожденное. Если человек в силу болезни, действительно, оказывается не способен к каким бы то ни было социальным взаимодействиям, применить термин «личность» мы не можем. Собственно, авторы и описывают такой вариант, говоря о человеке, «не способном к учению, труду, созданию семьи, всему тому, что составляет духовный мир личности» — только формулировки настолько некорректны, что можно отнести это утверждение к любого человеку, имеющему психиатрический диагноз. На деле столь тяжелая патология — это достаточно редкий случай, подавляющее большинство людей с психическими нарушениями способны, пусть иногда и с ограничениями, к социальному взаимодействию, а значит, являются сформировавшимися личностями.

    Сергей Степанов, психолог, доцент Московского городского психолого-педагогического университета, автор книг по широкому кругу проблем психологии, популяризатор науки, любезно согласился прокомментировать этот казус.

    «Для психолога может идти речь о личности больного шизофренией или личности больного маниакально-депрессивным психозом, хотя личность эта и часто деформирована, искажена в силу болезни. Психиатры и психологи в личности больному не отказывают. Человек, как существо общественное, в любом своем качестве — благородном или не очень, больном или здоровом — все равно личность.

    Другое дело — когда этой личностью становятся, является ли личностью младенец? И вот тут, ведя подобные разговоры, мы порой уходим от научной терминологии и впадаем в житейско-гуманистическую: необходимость уважать личность ребенка, считаться с личностью и так далее. В научном же смысле личность новорожденного еще потенциальна, совсем малое дитя личностью может быть названо только публицистически-патетически. Ему личностью еще предстоит стать, и если ничего не будет сделано, если мы бросим его в лесу, как Маугли, то он личностью и не станет, и примеры тому известны».

    P.S. 24 сентября издательство «Дрофа» приостановило продажи учебника: «Учебник будет направлен на дополнительную экспертизу. Издательство готово отозвать учебник и предоставить школам другой учебник по обществознанию в случае, если он не получит одобрение экспертов. <...> Мы уверены, что учебник «Обществознание» в самом скором времени получит объективную и независимую оценку. Результаты дополнительной экспертизы будут опубликованы сразу после их получения».

    scientificrussia.ru


    Смотрите также