Почему он умер


Почему он умер?

Мать 36-летнего усольчанина, скончавшегося в больнице, считает, что сыну не оказали необходимую помощь из-за неуточненного диагноза

Сначала лечили ОРЗ, потом пневмонию, а после заспорили — туберкулез у пациента или нет? Один врач твердо стоял на том, что туберкулеза нет, другие боялись поверить — а вдруг все же есть? Тем временем у больного открылось желудочное кровотечение, упало давление. Язву желудка диагностировали, но поместить больного в реанимацию отказались — с туберкулезом туда нельзя. Чтобы исключить болезнь легких, решили сделать томографию, но пациент умер от внутреннего кровотечения. Перед смертью его все же поместили в реанимацию, несмотря на сопутствующие диагнозы, но было уже поздно.

Эта история произошла в марте — начале апреля в Усолье-Сибирском. Утром 15 марта Максим Лифановский почувствовал себя плохо: высокая температура, озноб, кашель — все признаки ОРЗ. Жаропонижающие и противовирусные средства не помогали — температура вновь и вновь поднималась до 40 градусов. 

— 17 марта мы вызвали врача на дом, а вечером пришлось еще и в скорую звонить — жаропонижающие не справлялись. Медики со скорой рекомендовали госпитализацию, но для этого нужно было сделать флюорографию, — рассказывает мать Максима Ирина Николаевна. — На следующий день мы сделали снимок в спецмашине, потому что в больнице не работал аппарат. Это была пятница, и снимок нам отдали только в понедельник.

Флюорография показала пневмонию правого легкого, и мужчина начал лечиться от нее на дому. Легче не становилось, и Максима отправили на анализы в тубдиспансер, сделали еще несколько снимков. Одна из врачей Усольского тубдиспансера уверенно заявила, что у больного туберкулез обоих легких. При этом главный врач Людмила Симонова диагноз опровергла.

— Она сказала: «Это не наш пациент, я не вижу у него туберкулеза», — вспоминает мать погибшего. — И перенаправила нас в химпромовскую больницу. Это было 25 марта, опять пятница, в стационар его положили только 28-го, в понедельник. А уже 30-го выписали — с температурой 39,9, низким давлением — 90 на 60 и плохими анализами. И снова отправили в тубдиспансер!

По словам Ирины Николаевны, главврач и на этот раз повторила, что не видит на снимках туберкулеза, и предложила ехать домой, подождать решения консилиума — случай Максима Лифановского рассматривали уже вместе с иркутскими врачами. В итоге для подтверждения диагноза «туберкулез» было решено сделать пациенту томографию.

— В общем, гоняли его туда-сюда. Давление падало, но это, видимо, особо никого не смущало, — плачет мать. — Дома у него началась рвота, и я заметила кровь. Сын очень ослаб, похудел, я повела его в туалет, а он упал и потерял сознание.

На скорой Максима снова увезли в больницу, на этот раз в Усольскую городскую. «Врачи со скорой сразу сказали — язва и желудочное кровотечение. Низкое давление — 80 на 40, бледный, обессиленный, рвота с кровью — все признаки налицо. Значит, все это началось еще в химпромовской больнице, откуда его благополучно сбагрили?» — задается вопросом женщина.

В городской больнице Максима сразу положили в реанимацию, но из-за сопутствующего диагноза вскоре вывели в отдельный бокс. «Я закупила все, что потребовалось для реанимации, пришла, а он в изоляторе лежит!  Один за закрытой дверью, — продолжает мать. — Да, ему ставили капельницы, сделали ФГС, что-то еще — лечение оказывали, но это ведь не реанимация. Врачи сказали, что язва сама должна затянуться, а он в это время исходил кровью. Язва 1,5 сантиметра в диаметре — разве она может затянуться сама? Тем более на фоне пневмонии, температуры и низкого давления… Врачу говорю: давление 90 на 60. А он — я знаю… И никаких действий или объяснений. Хоть бы раз по-человечески все объяснили! Нет!»

В ночь на 4 апреля Максиму стало совсем плохо. Он перестал отвечать на звонки, и ранним утром мать прибежала в больницу. «Мама, ночью стало плохо», — сказать больше у Максима не хватило сил. Женщина забила тревогу, и больного снова повезли на ФГС.

— Вот здесь и было потеряно время. Полчаса — пока поднимали его наверх, пока делали, пока спускали. Он отключился, от потери крови остановилось сердце, — не сдерживая слез, рассказывает мать. — Его срочно поместили в реанимацию, но уже было слишком поздно.

За полтора месяца после смерти сына Ирина Николаевна так и не нашла ответ на мучающий ее вопрос: «Даже если у человека туберкулез или что-то еще, разве это означает, что ему не нужно оказывать помощь? Разве он лишен права на жизнь?»

  • Лечили по стандарту

Главный врач ОГБУЗ «Усольская городская больница» Наталья Мельникова сообщила «Пятнице», что в их медучреждении идет внутренняя служебная проверка, результаты которой будут готовы в июне. Кроме того, министерство здравоохранения со своей стороны проводит ведомственный контроль качества. «Я могу сказать, что этого пациента, как и всех остальных, лечили по стандарту, он получал все возможное, — говорит Наталья Сергеевна. — Нужно отметить, что лечение язвы не всегда требует оперативного вмешательства. К сожалению, люди умирают, и нам жаль терять каждого пациента». У медиков нет возможности защищаться — врачебная тайна сковывает руки, поэтому узнать, как выглядела ситуация их глазами, мы, скорее всего, не сможем. Однако какое-то прояснение дадут результаты служебного расследования и заключение СКР.

baik-info.ru

"Погибший" или "умерший", COVID-19? Почему умерших в результате коронавирусной инфекции называют "погибшими" ?

Для понимания разницы между словами "погибший" и "умерший" следует обратиться к их этимологии.

Погибший. Действительное причастие, совершенного вида, прошедшего времени. Погибшим называют того, кто считается убитым или умершим при трагических обстоятельствах. Погибший – тот, кто умер неестественной, насильственной смертью.

Происходит от глагола погибнуть, от "по-" + "гибнуть", далее из праславянского "gyb-", от которого в числе прочего произошли: старо-славянское "гыбнѫти", русское "гибнуть, гинут".

Гибель. Преждевременная или насильственная смерть. Прекращение существования чего-либо вследствие неблагоприятных или трагических обстоятельств.

Умерший. Действительное причастие, совершенного вида, прошедшего времени. Умершим называют того, кто умер.

Происходит от глагола умереть, из "у-" + "мереть", далее от праславянского "merti", от которого в числе прочего произошли: древне-русское "мерети, мьру", старо-славянское "мрѣти, мьрѫ", русское "мереть, мру, умереть".

Смерть. Имя существительное женского рода. Славянское "sъ-mьrtь" следует связывать с древнеиндийским "su" – "хороший, благой", первоначально "благая смерть", т. е. "своя, естественная", далее связано со "svo-" (свой).

В медицинском сообществе принято, что умирают от болезней, а погибают в результате несчастных случаев.

  1. Дмитриев Д.В. Толковый словарь русского языка. М.: Астрель: АСТ, 2003. — 1578 с.
  2. Ефремова Т.Ф. Толковый словарь. - 2-е изд., испр. - М. : Астрель : АСТ, 2005 (Тип. изд-ва Самар. Дом печати). - 636.
  3. Ушаков Д.Н. Толковый словарь современного русского языка. – М.: “Аделант”, 2014. – 800 с.
  4. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка : в 4 томах / Макс Фасмер ; пер. с нем. и доп. О. Н. Трубачева. - 4-е изд., стер. - Москва : Астрель : АСТ, 2007.

yandex.ru

Смерть на ощупь, или Когда реаниматологи плачут

«Нельзя давать слабинку, но иногда я плачу. Почему он умер такой молодой? Ты прошел с ним этот ад умирания, а выдернуть его у смерти не смог»

Фото с сайта footage.framepool.com

Вернуть человека «с того света» (реанимировав после клинической смерти) для медицины сегодня — не проблема. Однако бывает, что пациент выходит из этого состояния с большими потерями, изменяется его сознание, а порой и вовсе отсутствует, и человек остается прикованным к аппаратам, перестав быть личностью.

Прогресс реанимации ставит новые этические проблемы: нужна ли такая реанимация человеку, когда от него остается только тело? Можно ли как-то побороть, взять под контроль побочные продукты успеха медицины?

Комментирует, но не дает никаких конкретных ответов врач-реаниматолог Игорь Ворожка.

Разбираемся с общими понятиями: клиническая смерть и смерть мозга

Фото с сайта medscape.com

— Давайте начнем с вещей, хрестоматийных для врача. Что такое клиническая смерть?

— Клинической смертью считается полная остановка кровообращения. Внешне наблюдается остановка дыхания, отсутствие пульса. Если в этот момент оказать реанимационную помощь и успеть в промежуток от 3 до 7 минут, в большинстве случаев завести сердце получается.

Если это сделать ближе к седьмой минуте, могут начать отмирать клетки коры головного мозга. И тогда сердце будет продолжать биться, но пациент может превратиться в «овощ». Как говорят врачи, «без головы».

Если реанимационная помощь оказывается правильно, в полном объеме и своевременно, кровь попадает прямо в мозг, что позволяет избежать гипоксии (нарушения мозгового кровообращения, ведущего к сбою его функций – прим. Ред.). Сопутствующий риск — отек мозга, но теперь с этим успешно борются. И тогда спустя какое-то время пациент встает на ноги без последствий для головы.

— А чем от клинической смерти отличается смерть мозга, или то, что в медицинских документах называется «запредельная кома»?

— Диагноз «смерть мозга» означает, что абсолютно все функции головного мозга, всех его отделов, в том числе коры, не работают. Констатация смерти мозга устанавливается в результате нескольких исследований, главные из которых: реоэнцефалограмма, проверяющая наличие импульсов в подкорковых частях мозга, и многоуровневый тест на важнейшие рефлексы.

Если реоэнцефалограмма показывает синусоиду – «кривую на аппарате» — значит, есть надежда, что какие-то отделы мозга живы. Правда, в этом случае нет уверенности, что целостно восстановится сознание человека, его память, рефлексы. Здесь возможна терапия, но нет гарантий: такой человек может глотать, смотреть, но может не говорить, не узнавать родственников, останется прикованным к постели.

Когда перед интервью я читала инструкции по определению запредельной комы, меня смутила фраза: «биологическая смерть чаще всего наступает на первые-вторые сутки после смерти мозга». Объясните, пожалуйста.

— Пример: в результате болезни или травмы у человека произошла остановка сердца. После реанимации его подключили к аппаратам: ИВЛ, электрокардиостимулятору – если сердце «не завелось». Этому больному вводят препараты, которые поддерживают деятельность организма.

Но, если его мозг умер, вся эта система жизнедеятельности, которой мозг рассылал команды — что и как делать — не восстанавливается, и через какое-то время начинается реакция распада. В печени накапливаются продукты распада – метаболиты, и она уже не справляется с тем, чтобы их перерабатывать: мозг-то молчит, не контролирует ситуацию. Начинается интоксикация.

Обычно этот процесс развивается в течение трех дней. И тогда, даже если сердце еще продолжало работать само, оно тоже останавливается. Наступает биологическая смерть.

— А известны ли в истории случаи, когда человек «запускался» после запредельной комы-смерти мозга?

— Я о таких случаях слышал, но сам не видел. Когда учился в медакадемии, нам о них рассказывали; можно сказать, что такие случаи уникальны. О таких пациентах даже написаны книжки.

В теории и в жизни

Фото с сайта bigthink.com

— Если, скажем так, в истории медицины нам известны чудеса, хотя процент их ничтожен, чем руководствуется врач, принимая решение отключить аппаратуру?

— Принимает такое решение не один врач, а консилиум. При этом учитывается множество факторов. Продолжительность ведения этого пациента, продолжительность ИВЛ, сопутствующие этому осложнения: пролежни, вторичная инфекция. Бывает, что и антибиотики не помогают, потому что бактериальная микрофлора к ним уже толерантна, а иммунитет на нуле. Тогда пациент погибает от вторичной инфекции.

Сопоставив все эти факторы и данные всех инструментальных методов, анализы крови, консилиум принимает решение об отключении ИВЛ. Есть специальная шкала с набором критериев.

Также учитывается, лежит ли пациент в отдельном стерильном боксе или в общей реанимации. В общей реанимации высок риск заражения внутрибольничной инфекцией других пациентов. Иногда на периферии, где с ведением таких пациентов плохо, просто сопоставляют несколько факторов, понимают, что с ведением такого пациента не справятся и принимают решение об отключении. В Москве, где есть необходимые препараты и с оснащением получше, борются дольше, хотя если присоединяется внутрибольничная инфекция, это все равно плохо.

— То есть, в какой-то момент смерть становится просто набором количественных показателей, ее можно буквально пощупать руками?

— Да, мы практически так и щупаем – светим, колем во время рефлексотерапии, смотрим – безнадежен пациент или небезнадежен.

«А если он проснется овощем?»

Фото с сайта health.usnews.com

— Насколько знаю, такие же количественные стандарты существуют и для реанимации – по инструкции пациентов положено реанимировать определенное количество минут. А что на практике?

— Полгода назад был случай, когда мы реанимировали 245 минут – а вообще по нормативам — полчаса.

Такая долгая реанимация — уникальный случай, вообще нереально. Молодой парень, с очень тяжелым пороком сердца. Его готовили к операции, и вдруг он начал умирать. Мы ему делали сначала закрытый массаж сердца, потом открытый — хирурги, открывали грудную клетку. В итоге он ожил. Да, потом болел – был отек мозга, декомпенсация, полиорганная недостаточность, дыхательная. Но ему все-таки сделали операцию на сердце, он был переведен в палату и выписан, там все стабильно.

— То есть, по вашим словам я понимаю, что реанимировать надо до последнего?

— У нас говорят, «до победного».

— А умом в это время вы понимали, что парень может овощем проснуться, например?

— Где-то понимали, конечно. Но парень, во-первых, молодой, — ему девятнадцать лет. И мы просто чуяли, что надо идти до конца – литрами вводили специальные препараты. Но по мониторам мы видели, — надежда есть. Видим синусовый ритм – с нарушениями, но понимаем, что потом можем с этим побороться, есть такие препараты. Понимали, что уже все регламенты превышены, но шли до победного. И парнишку в итоге спасли.

Просто каждый специалист занимается своим делом. Например, журналист на войне, и мимо него летят пули. А он пишет. Ты — спасаешь. Ведь ничего ж неизвестно заранее точно: что будет именно с этим человеком. А вдруг все будет хорошо?

— Идете в атаку.

— Да. Понимаете, медицина – не математика.

Бывает, например: привозят пациента, операция аорто-коронарного шунтирования, прошла идеально — буквально от разреза до кожного шва. Мужчина, сохранный, пятьдесят лет, три шунта. После операции перевозим в реанимацию – вдруг асистолия. Смерть.

Или наоборот — пациенты с тяжелейшими отеками мозга, которых заводили, долбили разрядами, прожигали кожу прям до кости  и качали до переломанных ребер – ломали просто грудину, но прокачивали сердце, чтоб «голова не отлетела». И в итоге им делали операции, делали послереанимационную пластику – и они возвращались, и все было нормально.

— Есть такое мнение, что сами врачи, которые представляют реанимационный процесс и возможные последствия при тяжелых диагнозах, просят: «Не откачивайте меня».

— Не сталкивался с таким. Видел другое. Например, начинается операция, и ты вводишь пациента в наркоз, объясняешь ему, что сейчас будет – его привяжут к столу, он заснет, объясняешь, что будет, когда он проснется. И несколько раз пациенты, особенно старшего возраста, просили: «Если я умру, не вскрывайте».

Помню, был случай – просто мистика какая-то, сейчас вспомнил его, до сих пор в голове не укладывается. Пациент занимался изготовлением памятников.

И вот ложится он на стол и говорит: «Если я умру, не вскрывайте. Но вообще я себе памятник уже выбил, с фотографией, полную дату рождения, только дату смерти не подписал».

И я стою, у меня мурашки по коже: «Что же он такое говорит?» Думал, я вообще сейчас операцию отменю. Но потом успокоился и решил: «Ладно, человек просто волнуется».

Этому пациенту сделали операцию. Все прошло идеально, хотя было тяжело — она шла двенадцать часов. Привозят его в реанимацию, он просыпается, все в норме. И вдруг – раз – остановка сердца. Мы его реанимируем полтора часа, но он умирает. Памятник пригодился.

— Как врачи справляются с тем, что сделали все, а человек умер? Получается, — что же зависит от врача?

— Когда так происходит, потом об этом все время думаешь, прокручиваешь ситуацию. Тем более операций в день может быть несколько: ты можешь выйти с одной и тут же пойти качать ребенка, который умирает при тебе.

Здесь важно себе повторять: ты не всемогущ, наверное, у человека судьба такая. И нельзя давать себе слабинку как специалисту – хирургу, реаниматологу или анестезиологу. Но я иногда плачу. Начинаешь думать над жизнью: «Почему он умер такой молодой?» Ты был вместе с ним, прошел через какой-то, в общем, ад, пытался выдернуть его у смерти, не смог. Эти мысли все время в голове. Я не знаю ответов.

Что чувствует врач, отключающий человека от аппаратов и забирающий его органы

Фото с сайта vitals.nbcnews.com

— А еще вопрос, может быть, не к вам. Если на столе умирает человек, и вы понимаете, что он – потенциальный донор. То есть, он умер, но можно изъять органы и пересадить кому-то другому.

— Я несколько раз ездил на заборы сердца.

Помню, два месяца назад я ездил в одну московскую больницу. Парню двадцать три года, его просто избили возле метро, но чем-то так стукнули, что разбили голову на две части. Нашли его родственников, они подписали разрешение на забор органов. В почке нуждался ребенок, в печени — женщина и мужчина – на две доли ее разделили, в сердце – тридцатилетний мужчина. И вот подписаны все документы, пациент подключен к аппаратам, и ты стоишь на заборе, видишь эту открытую черепную коробку и начинаешь себя ставить на место этого парня.

Если б ты просто пришел, аппарат отключил – и все. Ведь уже констатирована смерть мозга, и ты знаешь, что через 2-3 дня во всем организме произойдут необратимые изменения. Не живут люди с разрубленной на 2 части головой. Но я должен еще и еще проверить все документы и поставить подпись, что я согласен на забор. А потом очень аккуратно вести динамику — чтобы не дай Бог сердце не пострадало от гипоксии, асистолии. Ведь сердце нужно забрать «живым», теплым.

Мне иногда снятся сны: пациент очнулся и говорит: «Почему вы берете у меня сердце?»

Вообще этот забор органов бывает тяжелее, чем даже неуспешная реанимация. Потому что там ты что-то делал, боролся со смертью, а здесь у тебя лежит труп живой. Ничего нельзя сделать, совсем. Вчера он жил, а потом ударили, или авария, или КАМАЗ наехал, – много случаев было.

Скриншот c youtube.com

И когда ты отключаешь аппараты, тебя всего трясет, потому что ты понимаешь: «Человек только что был, а теперь его нет». И у него начинают забирать органы.

А потом едешь с этим сердцем с мигалками по городу. Тогда ехали спасать тридцатилетнего мужчину. Он служил в армии, заболел ангиной, и у него началась тяжелейшая кардиомиопатия: сердце разрушилось, спасала только пересадка. Еще из клиники, где забирали органы, я сделал звонок, что везу сердце, а врачи сделали пациенту кожный разрез и начали выделять старое сердце. Здесь не теряется ни минуты.

И потом ты видишь то же сердце в другом человеке, оно работает как родное, и пациент с маской на лице после операции показывает тебе жестом: «У меня все хорошо!» И вот тут немного переключаешься, потому что, да, один умер, но благодаря нему спасли жизнь другого.

В тот раз спасли пятерых человек, они продолжат жить, продолжат свой род. И ты понимаешь, что это гуманно по отношению к ним – мы не дали им умереть. А про донора – опять думаешь про судьбу: ну кто знал на самом деле, что он к метро пойдет…

Врачи живут одним днем

Фото с сайта huffingtonpost.com

Чем отличаются врачи от продавцов, от дизайнеров… Глядя на все это, на то, что вот можно пойти к метро и не вернутся, ты понимаешь ценность жизни. Буквально живешь одним днем. Врачи живут одним днем: прожил день – хорошо.

Я с детства хотел стать врачом, хотя в семье из врачей – только бабушка акушер-гинеколог. Есть те, кто учился для диплома, для галочки, те, кто зарабатывает деньги. Но те, кто фанаты, чувствуют каждую боль, каждую потерю, каждую ситуацию, которая происходит в больнице. Как губка, все через себя. Это очень тяжело, но необходимо. 

Справка:
Смерть мозга
— это необратимая гибель тканей головного мозга, приводящая к его полной неспособности обеспечивать какую-либо самостоятельную активность и жизнедеятельность организма (дыхание, поддержание артериального (кровяного) давления). Является эквивалентом понятия “биологическая смерть”, то есть необратимым состоянием в противопоставление понятию “клиническая смерть”, обозначающему временное и потенциально обратимое прекращение жизнедеятельности (дыхания, сердечного ритма).Признаки смерти мозга (российский стандарт)
Полное и устойчивое отсутствие сознания (кома).
Отсутствие тонуса всех мышц. (Примечание: отдельные рефлекторные сокращения сохраняются у трупа еще несколько часов после смерти до остывания тела, при котором мышцы застывают).
Отсутствие реакции на сильные болевые раздражения в области тригеминальных точек и любых других рефлексов, замыкающихся выше шейного отдела спинного мозга. (Реакция на боль от укола в месте выхода тройничного нерва на поверхность лица не отражается всплеском мозговой активности на электроэнцефалограмме).
Отсутствие реакции зрачков на прямой яркий свет. При этом должно быть известно, что никаких препаратов, расширяющих зрачки, не применялось. Глазные яблоки неподвижны. (При свечении в зрачок он рефлекторно не сужается).
Отсутствие корнеальных рефлексов (при осторожном прикосновении к глазному яблоку веко рефлекторно не сокращается).
Отсутствие окулоцефалических рефлексов (при повороте головы глазное яблоко рефлекторно не смещается в сторону, противоположную повороту. У живого человека такая реакция сохраняется даже в коме).
Отсутствие окуловестибулярных рефлексов (нет движения глазного яблока при раздражении наружного слухового прохода ледяной водой. У человека в сознании глаз сначала быстро сдвигается в сторону, противоположную раздражению, потом медленно – в сторону раздражения. В коме сохраняется только вторая стадия).
Отсутствие фарингеальных и трахеальных рефлексов. (Контролируется анализом газового состава крови при подаче через аппарат ИВЛ 100% влажного кислорода. При этом в организме накапливается углекислота, что у живого человека приводит к возникновению спонтанных дыхательных движений).
Отсутствие самостоятельного дыхания prednisone pills.
При проведении тестов нужно исключить предварительный прием пациентом препаратов, тормозящих реакцию на внешние раздражители.Американский стандарт
дополнительно учитывает отсутствие глотательного рефлекса и предписывает провести апноэ-пробу – отключение больного от аппарата ИВЛ с последующим поиском самостоятельных дыхательных движений. В связи с опасностью для жизни апноэ-проба проводится в последнюю очередь.Порядок проведения тестов
В России тестами, подтверждающими смерть мозга, являются электроэнцефалография (ЭЭГ) и панангиография сонных и позвоночных артерий (введение в артерию контрастного вещества с последующей серией снимков. Задача – подтвердить отсутствие мозгового кровообращения).
ЭЭГ проводится в обязательном порядке для подтверждения клинического диагноза смерти мозга во всех ситуациях, когда имеются сложности в исследовании окулоцефалических и окуловестибулярных рефлексов головного мозга (травма или при подозрение на травму шейного отдела позвоночника, перфорация барабанных перепонок, обширная травма лица, патология зрачка, синдром апноэ во сне, хроническая патология легких, хроническая сердечно-легочная патология).
Проводится также оценка реактивности ЭЭГ на свет, громкий звук и боль в течение не менее 10 минут в ответ на световые вспышки, звуковые стимулы и болевые раздражения. Источник световых вспышек, подаваемых с частотой 1–30 Гц, должен находиться на расстоянии 20 см от глаз. Интенсивность звуковых раздражителей (щелчков) должна составлять 100 дБ, динамик должен находиться около уха больного. Стимулы максимальной интенсивности должны генерироваться стандартными фото- и фоностимуляторами. С целью болевого раздражения используются сильные уколы кожи иглой.
При первичном поражении мозга срок наблюдения больного составляет 6 часов в России и 12 – в некоторых других странах. При вторичном поражении мозга – 72 часа в России и 24 – в общемировой практике.Кто устанавливает
Диагноз смерти мозга устанавливается консилиумом врачей, в состав которого входит анестезиолог с опытом работы в отделении интенсивной терапии не менее пяти лет. Для проведения специальных исследований в состав консилиума входят другие специалисты с опытом работы по специальности не менее пяти лет, в том числе и приглашенные из других учреждений на консультативной основе. Утверждение состава консилиума проводится заведующим отделением интенсивной терапии, а при его отсутствии — ответственным дежурным врачом учреждения. В состав консилиума не могут входить специалисты, принимающие участие в заборе и трансплантации органов и/или тканей человека.

www.miloserdie.ru

Пасхальные переживания: почему Он умер раньше других?

 

История пасхи — это прежде всего история жертвы. Немногие знают, что «пасхой» евреи называли не только событие, но и самого ягненка, которого лишали жизни взамен на жизнь человеческую (Числ. 9:11, Марк 14:12). Распятый на кресте Иисус стал нашей «пасхой» — Ягненком, умершим вместо нас тяжелой, мученической и позорной смертью. Во всей этой пасхальной истории, истории Жертвы есть одна деталь, на которую я бы хотел обратить ваше внимание. Читая текст ниже, подумайте, когда умер Христос?

«Итак пришли воины, и у первого перебили голени, и у другого, распятого с Ним. Но, придя к Иисусу, как увидели Его уже умершим, не перебили у Него голеней, но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода» Иоанна 19:32-34

Вы заметили, что Христос умер раньше, чем оба разбойника? Почему это произошло?Спросим немного иначе — зачем Бог оставил нам такую деталь? Есть как минимум две причины. Во-первых, в этом исполнились пророчества — об этом говорит сам Иоанн в Ин. 19:36, 37. Но почему именно так? Думаю, что второй причиной более скорой смерти есть мои и ваши грехи, которые Иисус принял на себя. Для этого утверждения есть следующее основание:

«Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу: и Господь возложил на Него грехи всех нас» Исаия 53:6

Обратите внимание, исходя из этого пророчества, грехи всех людей были возложены на одного Христа. Каждый человек грешит. Кто то решил подсчитать (правда я не знаю, каким способом) и выяснил, что человек в среднем грешит 120 раз в день (словом, делом, в сердце). По другому заявлению, среднестатистический человек врет в среднем до 100 раз в день. Но предположим, есть какой-либо праведный человек, который «свел к минимуму» свои плохие дела и слова (что реально невозможно, ну просто для примера) и согрешает в сердце всего 3 раза в день. За месяц он согрешает 90 раз, за год больше 1000, а за 70 лет жизни, при таком «святом минимуме» он согрешит более 70.000 раз! И это только один человек. Умножьте это на миллиарды жителей земли, причем каждый из них грешит то не три, а сотни раз в день. В общем, вся эта математика к тому, чтобы осознать, какой колоссальной тяжести грех был возложен на Иисуса! Будучи Богом справедливым, Отцу «угодно было поразить Его, и Он предал Его мучению» (Ис. 53:10). Также сказано: «душа согрешающая, та умрет» (Иез. 18:4), «проклят пред Богом всякий повешенный на дереве» (Втор. 21:23).

Иоанн отмечает, что «тотчас истекла кровь и вода». Медики знают, что это означает. Сердечная кровь еще раньше перемешалась с жидкостью околосердечной сумки. Сердце не выдержало мук, иначе говоря Иисус умер от разрыва сердца. Его тело не выдержало натиска возложенной на него Богом вины за наши с вами грехи.

Иисус умер раньше разбойников, тем самым исполнив пророчества, и перед Святым Богом Он стал жертвой за грехи всех людей, включая меня и вас. Мы причастны к Его смерти, и более того, мы все причастны к Его скоропостижной смерти. Все было бы грустно, если бы… не закончилось воскресением! Слава воскресшему Христу!

«Но Господу угодно было поразить Его, и Он предал Его мучению; когда же душа Его принесет жертву умилостивления, Он узрит потомство долговечное, и воля Господня благоуспешно будет исполняться рукою Его» Исаия 53:10


Источник: Богоискатель

imolod.ru

Почему он не умирал?

В истории было множество людей, циркачей, артистов, которые делали что-то невероятное. Все из них были разоблачены и оказались шарлатанами. А вот жил такой парень — Мирин Дажо (настоящее имя Арнольд Хенске). Если кто не знал или забыл, то это единственный известный в истории человек с суперспособностью неуязвимости. Его могли сколько угодно протыкать шпагами через внутренние органы и он не умирал.

Почему?

В 1945 году, на 33-м году жизни, Арнольд поверил в то, что его тело неуязвимо. Он бросил работу и переехал в Амстердам, где ходил по кафе и барам и предлагал посетителям зарезать себя.

Хотя Арнольд прославился исключительно прокалыванием тела, на его первом выступлении он съел кусок стекла и шесть лезвий. Как признавался сам Арнольд, эти вещи никогда не покидали его тело, а дематериализовались внутри него.

В Амстердаме он взял себе псевдоним Мирин Дажо (эспер. Mirin Daĵo, от mirindaĵo), что в переводе означает «чудо».

Следующим этапом стал поиск агента, который бы организовывал М. Дажо выступления: сначала в кафе и клубах, позже в театрах и церквях для донесения своего послания человечеству. Агент был найден, и Мирин Дажо был отправлен для обследования в университет Лейдена, чтобы получить лицензию на выступления. Первое научное обследование провели профессор Карп, доктора Бертольт и Стоквис. Лицензию Мирин Дажо получил только для выступлений в закрытых клубах в связи с необычным умением. Это огорчило его, так как демонстрация неуязвимости должна была проходить не в форме шоу, а в форме лекции и должна была являться донесением до людей его мировоззрения.

 

Ян де Гроот (агент) подсчитал, что в день Дажо прокалывали более 50 раз, и несколько дней более 100 раз. Острые спицы и рапиры проходили сквозь сердце, лёгкие и селезёнку, иногда через несколько органов одновременно, кровь при этом отсутствовала. Время от времени лезвия посыпались ядом или вонзались преднамеренно заржавевшие. В одном выступлении в Цюрихе, чтобы доказать публике, что это не обман, Дажо пронзили тремя полыми 8-миллиметровыми трубками, через которые подавалась вода.

В 1947 году Мирин Дажо отправился на гастроли в Швейцарию. 31 мая 1947 года он продемонстрировал свои таланты в Цюрихском кантональном госпитале в присутствии множества докторов, врачей и журналистов. Там же были сделаны рентгеновские снимки, показывающие пронзённые шпагой внутренние органы. После изъятия шпаги кровь отсутствовала, а на теле остались лишь маленькие пятнышки. Подобные исследования были проведены также в Базеле и Берне.


По словам одного из ученых, который вместе со своими коллегами наблюдал за феноменом Дажо, то, что он демонстрировал, заставляло специалистов только разводить руками. С научной точки зрения происходящее объяснить было невозможно. С обнаженным торсом Дажо абсолютно спокойно стоял посередине помещения, а в это время со спины к нему подходил ассистент и резко втыкал в бок длиннющую острую рапиру. При этом Мирин Дажо продолжал сохранять невозмутимый вид.

Но самое странное и для врачей, и для научных работников состояло в том, что острие металла не оставляло на теле уникального человека никаких ран — все происходило абсолютно бескровно.

Для того чтобы убедиться в отсутствии повреждения внутренних органов, Дажо сделали рентген. И легкие, и сердце были в полном порядке, несмотря на то, что в них в этот момент находилась настоящая рапира. Создавалось впечатление, будто бы орудие проткнуло насквозь не живого человека, а манекен с пластилиновыми органами. Причем уникум уверил врачей, что никакого вреда острый предмет ему не нанес, но все-таки снисходительно разрешил помазать малюсенькие отверстия в теле, оставленные рапирой дезинфицирующими средствами.

Несмотря на то, что самому Дажо кинжалы и рапиры не причиняли никакого вреда, зрители часто падали в обморок. Во время одного из выступлений у особенно впечатлительной зрительницы случился сердечный приступ. А на представлении в концертном зале «Корсо» в Цюрихе рапира задела кость. Услышав в абсолютной тишине негромкий скрежет, несколько человек упали в обморок. Это привело к тому, что Дажо запретили проводить свои выступления в больших залах. Ему пришлось ограничиться сценами кафе и баров, но это его не смущало.

Как же он умер?

Во время гастролей по Швейцарии «ангелы-хранители» Дажо велели ему проглотить стальную иглу, которую затем полагалось извлечь хирургическим путём. Причём операция должна была пройти без наркоза. 11 мая 1948 года Дажо проглотил иглу. Она оставалась внутри его тела два дня. Доктор согласился извлечь её, но операцию 13 мая провели под наркозом.

Через 10 дней помощник де Гроот отправился в аэропорт встречать жену, а Дажо остался дома и лёг в постель. Приехав домой, де Гроот с женой застали Дажо по-прежнему лежащим в постели. Ян знал, что его друг часто медитирует или как он утверждал "покидает тело". Поэтому он, как обычно, проверил у него пульс и, убедившись, что пульс бьётся сильно и ровно, ушёл. Дажо не встал и на следующий день. Поскольку он никогда не впадал в столь длительный "транс", де Гроот забеспокоился, но Дажо продолжал глубоко дышать, и пульс у него был ровным.

Утром третьего дня де Гроот вновь заглянул в комнату друга. Ни пульса, ни дыхания у Дажо уже не было. Дажо был объявлен мёртвым 26 мая 1948 года. Вскрытие показало, что причиной смерти является разрыв аорты. Хирург, извлекавший иглу, и де Гроот с этим заключением не согласились.

Скептики уверены, что он фокусник: "закрывает кулаком откуда выходит наконечник, закрывает рукой отверстие когда вынимает шпагу, ну и подделка рентгена. Края должны быть черными, а шпага и тело белыми (и должны быть видно ребра и внутренние органы." Но это мнение юзеров интернета, каких то документов или источников на этот счет нет.

А какие ваши версии?

https://masterok.livej...

interesnosti.mediasole.ru

От чего умер Ленин? Неизвестно. И вот, почему.

Ленин умер в 1924 году, но мы до сих пор точно не знаем, от какой болезни. Официальный диагноз расходится с медицинской теорией, а дневники врачей советского руководителя будут засекречены до 2024 года. В рамках спецпроекта к 150-летию Ленина объясняем, что в этих дневниках и как ученые пытались узнать, как и от чего лечили умирающего Ленина.

В.И. Ленин в Горках, 1923 г.

© Фотохроника ТАСС

Ленин умер 21 января 1924 года, но болезнь прогрессировала давно. Все началось с обмороков и бессонницы, которые врачи поначалу списывали на переутомление. Но состояние Ленина ухудшалось, а врачи не могли толком определиться с диагнозом. Основных версий было две: атеросклерозЧто это?Отложение жировых бляшек на стенках сосудов, из‑за которого крови тяжелее попадать в головной мозг. У больного сперва начинаются головокружение, а в конце жизни развивается деменция. и сифилитическоеЧто это?Нейросифилис. Поражение центральной системы. Вызывает затруднения в координации и речи, паралич. Вопреки распространенному мнению, сифилисом можно заразиться не только половым путем. Юрий Лопухин, доктор, исследовавший болезнь Ленина, считал, что «прямых или безусловных признаков сифилиса не было». поражение мозга.

Поначалу наступило небольшое улучшение, Ленин даже вернулся к работе, но в декабре 1922 года его поразил паралич правой руки и ноги. В марте 1923 года он перестает говорить, а в мае его перевозят из Кремля, где он на тот момент проживал, в подмосковную усадьбу Горки под присмотр его жены Надежды Крупской. В это время Ленин фактически не принимал участия в управлении страной, а его коллеги по партии перестали его посещать. В последний день жизни Ленин много спал, пил кофе и ел бульон, «но вскоре, — как описывала впоследствии Надежда Крупская, — заклокотало у него в груди… судорога пробегала по телу, я держала его сначала за горячую мокрую руку, потом только смотрела, как кровью окрасился платок». В 18.50 21 января Владимир Ленин умер.

Вскрытие на следующее утро провели прямо в усадьбе. Диагноз — а протокол вскрытия переписывали несколько раз — в итоге звучал так: «распространенный артериосклерозЧто?Так тогда называли атеросклероз. артерий с резко выраженным поражением артерий головного мозга», а «основой болезни умершего является распространенный артериосклероз сосудов на почве их преждевременного изнашивания (AbnutzungsscleroseЧто?Изначально диагноз был написан по-немецки. Как указывал эксперт-геронтолог Валерий Новоселов, в реальности такого диагноза не существует, а «теория износа в теме атеросклероза была отметена еще в начале XX века».)».

Москва, 23 января 1924 г. Траурный поезд с телом В.И. Ленина

© Фотохроника ТАСС

Все два года, что Ленин боролся с болезнью, доктора Алексей Кожевников, Василий Крамер и Виктор Осипов вели специальный дневник. Там они писали, какие лекарства и процедуры назначены больному, симптомы болезни, общее описание состояния Ленина. Все эти записи в 1924 году были изъяты органами госбезопасности и засекречены. Впервые информация о них в открытом доступе появилась через 88 лет. Журнал «Вопросы истории КПСС» выпустил серию статей в разделе «За семью печатями». Там были опубликованы отрывки из дневников, но не более того. Тогда же историей болезни и смерти Ленина стали интересоваться ученые.

Первым был Юрий Лопухин. Он возглавлял НИИ физико-химической медицины и участвовал в бальзамировании тел первого генсека Болгарской компартии Димитрова и первого главы социалистического Вьетнама Хо Ши Мина. Лопухин, которому интереснее всего было узнать, как сохраняли тело вождя после смерти, в 1997 году выпустил книгу «Болезнь, смерть и бальзамирование В.И.Ленина». В ней отрывков из дневников врачей нет, и на данный момент нет информации, что Лопухин вообще имел к ним доступ. Всю информацию он брал из бюллетеней о здоровье Ленина (их регулярно издавало советское руководство в 1922–1923 годах) и протоколов вскрытия. Причем Лопухин был первым, кто указал на то, что врачи никак не могли эти протоколы дописать и, скорее всего, звонили в Кремль за указаниями.

В 2017 году Валерий Новоселов, невролог, гериатр и главный врач Научно-медицинского геронтологического центра, смог получить доступ к дневникам врачей Ленина. По его словам, они представляли из себя папку из «410 листов машинописного текста с правками врачей, вписывавших названия препаратов и латинские термины». Из них следовало, что лечили советского лидера преимущественно от сифилиса. В частности, ему прописывались препараты на основе мышьяка, ртути, йода и висмута, использовавшиеся тогда при лечении сифилиса.

Феликс Дзержинский и Климент Ворошилов у гроба Ленина

© РИА «Новости»

В интервью Новоселов приводил отрывки из дневников, которые также указывали на сифилис: [у Ленина] «обнаруживается часто, с другой стороны, ненормальная раздражительность. Больной впадает в возбуждение, в гнев» и «больные [сифилисом] жалуются на тяжесть в голове, неясность и затруднение мышления, умственную и физическую утомляемость, что легко доказывается объективно; раздражительность, придирчивость, мнительность, подозрительность, тревожное и беспокойное состояние».

При этом в самом диагнозе гериатр не видит ничего постыдного: тогда из‑за антисанитарии в некоторых регионах России сифилисом болели до 43% населения. И болезнь эта передавалась, как правило, не половым, а бытовым путем: например, через общую посуду и столовые приборы. По словам Новоселова, самое нетипичное в истории болезни Ленина — то, что «потом из этого сделали самый сложный случай в истории медицины».

В том же 2017 году Новоселов запросил у Государственного архива копии дневников. И тут выяснилось, что дневники засекречены. Причем, как выяснилось из дальнейшей переписки с архивом, доступ к ним был ограничен всегда. В 1999 году, по истечении 75 лет со смерти Ленина, в архив обратилась его племянница Ольга Ульянова и попросила продлить срок ограниченного доступа до 2024 года. В архиве посчитали, что в документах содержится медицинская тайна.

27 января 1924 года. Траурная процессия на Красной площади в Москве

© РИА «Новости»

В 2018 году Новоселов подал иск в Замоскворецкий районный суд Москвы с требованием отменить решение архива о засекречивании. По словам руководителя представлявшей интересы врача в суде «Команды 29» Ивана Павлова, «законодательство защищает личную тайну, которую хотела сохранить племянница Ленина, в течение 75 лет, никакой возможности продлить этот срок законом просто не предусмотрено. Очевидно, эти документы представляют общественный и научный интерес, тем более речь идет о высшем должностном лице государства, такая информация и сейчас не может быть засекречена».

В России уже были случаи, когда ученых привлекали к ответственности якобы за разглашение тайны при работе с архивами. В сентябре 2009 года прокуратура Архангельской области возбудила уголовное дело против историка Михаила Супруна. Он работал над Книгой Памяти, посвященной репрессированным в сталинское время немцам, и их родственники подали на него и главу архива областного УВД Александра Дударева в суд якобы за разглашение личной тайны. При этом, по словам адвоката Дударева Владимира Морева, потерпевшие на суде прямо заявляли, что к ним «пришли работники ФСБ и попросили написать [заявление]». В итоге суд признал Супруна виновным по статье 137 УК РФ о нарушении неприкосновенности частной жизни, но освободил от ответственности из‑за истечения срока давности.

Первый деревянный временный Мавзолей В.И. Ленина. Возведен ко дню его похорон 27 января 1924 года по проекту архитектора Алексея Викторовича Щусева

© РИА «Новости»

Весной 2018 года Замоскворецкий суд отказал Новоселову в удовлетворении его требований. При этом архив не стал запрещать ученому использовать уже полученные записи в научных целях. По словам Новоселова, он — на данный момент единственный, кто хотя бы запрашивал доступ к дневникам врачей Ленина. До этого ими никто не интересовался. «Я делал доклад в Обществе истории медицины — никто из историков про этот документ даже не слышал», — говорил доктор.

Юрий Лопухин умер в 2016 году. В 2019 году Новоселов заявил, что хочет «закончить с этой темой и забыть про нее… показать историческую правду истории медицины, которая является частью истории нашей страны». Он договорился с научным журналом «Вопросы истории» о публикации четырех статей по теме. Одна уже доступна. В этом же году выйдет книга Новоселова «Смерть Ленина. Медицинский детектив», где вся эта история будет рассказана куда подробнее.

Подробности по теме

Ленин жил: спецпроект «Афиши Daily» к 150-летию советского вождя

Ленин жил: спецпроект «Афиши Daily» к 150-летию советского вождя Отрезаем лишнее, оставляя суть: в этом сообщении меньше 280 символов — так же, как и в нашем твиттере

daily.afisha.ru

Точную причину смерти вряд ли удастся установить

Во время очередных поисков 16-летнего жителя Смоленска Влада Бахова в лесу были найдены скелетированные останки мужчины. Поисковики обнаружили их в оросительном канале.

Приехавший на место происшествия отчим Влада Иван Фадеев опознал здесь же кроссовки пасынка. Само «тело» подростка визуальному опознанию не подлежит.

По словам официального представителя СК РФ Светланы Петренко, для точного установления личности будет проведена генетическая экспертиза.

С момента пропажи Влада и до его предположительного обнаружения прошло почти 10 месяцев. Все это время родственники, разумеется, очень надеялись, что парень жив. И мне сложно представить тот ужас, который накрыл Ивана Фадеева при виде страшной находки, от которой нетленными остались лишь кроссовки Влада.

Такие болотные топи встречаются в демидовских лесах.

Напомним, что Влад Бахов пропал 6 апреля во время молодежной вечеринки за городом. По словам друзей, сильно выпил, отошел на минутку в лес и пропал. Ребята кинулись искать парня, но не нашли. В этой истории очень много вопросов, на которые предстоит ответить следователям Центрального аппарата СК РФ. По поручению главы следкома Александра Бастрыкина дело передано из Смоленска в Москву.

Но сейчас не об этом. Обстоятельства вчерашнего обнаружения Влада тоже выглядят странно. Причем, выглядят в прямом смысле. По свидетельству смоленской журналистки Натальи Лещинской после осмотра криминалисты забрали с собой не все останки тела. Часть из них все еще в лесу. Об этом и не только мы решили поговорить с судебно-медицинским экспертом Эдуардом Тумановым.

- Эдуард Викторович, если предположить, что Влад сразу оказался в оросительном канале и пролежал там неполных 10 месяцев. Почему так сильно истлело его тело, и остались лишь кости?

- Если бы он провалился в болото, то тело сохранилось бы лучше, потому что болото обладает консервирующими свойствами. Но в оросительном канале совсем другая среда. Плюс лето, жара, провоцирующая процессы гниения. Много мух, жуков, паучков, питающихся белком. И тело человека для них, как бы печально это ни звучало, пища, которую они интенсивно съедают.

Влад Бахов пропал 6 апреля во время молодежной вечеринки за городом.Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

- То есть это нормальная ситуация, когда за короткий срок от тела ничего не остается?

- Да. Такое мы нередко видим в летний период. Происходит очень быстрая скелетизация за счет разрушения трупа животными и насекомыми.

- Если предположить, что он был сильно пьян, потом немного пришел в себя и рванул куда-то в лес, добежал до оросительного канал, то как он там утонул? Ведь оросительный канал неглубокий.

- Достаточно по ноздри оказаться в воде, чтобы утонуть. В нашей практике был случай, когда человек в луже погиб. Вышел из дома, свалился в лужу с крыльца. Вода попала в дыхательные пути, спазм и смерть. Он был пьяный изрядно. Что касается Влада. Он ушел крайне легко одетый, что резко снижало вообще все функции организма. То есть он прогрессивно терял свою физическую форму по мере там дальнейшей ходьбы по лесу. Плюс алкогольное опьянение, которое вызывало дискоординацию движений. В этих условиях свалиться в оросительную канаву элементарно.

- Можно свалиться и дальше пойти.

- Ну, это для здорового крепкого человека и то может быть проблемой. А в его состоянии такое падение могло быть, действительно, смертельным.

- Можно ли сейчас по скелетированным останкам установить причину смерти?

- Практически невозможно. По скелетированным останкам мы можем увидеть только факт травмы, если она была, с повреждением костей скелета. В некоторых случаях, но не во всех, иногда можно установить прижизненность травм. Если там сохранились какие-то фрагменты костного мозга. Но по скелетированному трупу назвать причину смерти можно только в предположительной форме. Например, вдруг у него было колото-резаное ранение сердца? А сердца-то уже нет. Или, допустим, у него была смертельная наркотическая интоксикация. Но мы же обнаруживаем это по исследованию внутренних органов, по содержанию в них наркотических препаратов, либо продуктов их метаболизма. А что здесь в данном случае исследовать? Нечего. Поэтому, как правило, эксперты в таких случаях пишут, что достоверно определить причину смерти не представляется возможным.

- А если его, например, ударили по голове, он упал в этот водоем и там остался, тоже ничего установить нельзя?

- После того, как ударили по голове, возможны два варианта. Либо удар был достаточно сильный и вызвал повреждение костей черепа. Либо повреждения костей черепа не было, но было внутримозговое кровоизлияние. Чтобы установить факт кровоизлияния в вещество головного мозга, либо под его оболочкой, надо увидеть либо головной мозг, либо оболочку. А в данном случае этого нет.

- Да, ничего нет.

- Если мы видим перелом костей черепа, то не всегда удается установить прижизненный он или нет. Поэтому тоже нельзя вынести однозначного суждения.

- Местная журналистка после того, как криминалисты уехали с места происшествия, обнаружила, что они собрали не все останки. Она сфотографировала даже косточки, втоптанные в землю.

- Это говорит о халатности при проведении осмотра места происшествия.

- А как вообще такое может быть при условии, что дело на контроле у самого Бастрыкина?

- Даже внимание Бастрыкина не гарантирует профессионализм некоторых следователей.

Поделиться видео </>

Поиски Влада Бахова в Смоленской области.В районе поисков Влада Бахова предположительно нашли тело. Труп человека находился в полутора километрах от места, где проходила вечеринка подростков. Видео: Женя Матузов, ВКонтакте.! другой источник

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Под Смоленском на месте поисков пропавшего Влада Бахова нашли тело неизвестного мужчины

Поисковики наткнулись на страшную находку во время очередного выезда в демидовский лес (подробности)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Мать пропавшего под Смоленском Влада Бахова: «Если следователи считают, что мой сын утонул в болоте, то почему они его там не ищут?»

Девятиклассник Влад Бахов пропал 6 апреля под Демидовым. Отмечал за городом день рождения друга в компании 12 человек. Со слов товарищей, сильно напился, отошел в лес и исчез. Приятели хватились Влада спустя час, кинулись искать, но не нашли. За 9 месяцев эту местность прочесали 3 000 добровольцев. Ни одной зацепки, ни одной улики. (подробности)

«Они точно что-то знают, но не договаривают»: какую правду скрывают свидетели истории пропавшего под Смоленском подростка

После публикации в «КП» о загадочном исчезновении смоленского паренька Влада Бахова, к его поискам широко подключились федеральные СМИ и разные специалисты. Мы попросили профайлера Светлану Пешенькову проанализировать записи наших телефонных разговоров с людьми, которые могут знать правду об исчезновении 16-летнего подростка. (подробности)

www.kp.ru


Смотрите также