Трапеза на преображение господне


Преображение Господне. Меню на 19 августа

Как описывают Евангелия, за сорок дней до смерти Иисус вместе с апостолами Петром, Иоанном и Иаковом поднялся для молитвы на гору Фавор и там лик Его преобразился, а одежда сделалась белой. С преобразившимся Христом беседовали явившиеся пророки Моисей и Илия, которые олицетворяют Закон и служение пророков. Беседующих осенило облако, из которого раздался голос Божий: "Сей есть Сын Мой Возлюбленный; Его слушайте".

Это событие - открытие тайны Божественного промысла о спасении человека, обожествление всей человеческой природы, совершившееся через рождение Иисуса Христа.

Праздник Преображения можно связать и с ветхозаветным праздником Кущей. "Если хочешь, сделаем здесь три кущи", - говорит Петр Иисусу. Эту связь подтверждает и традиция совершать в праздник Преображения (как и во время праздника Кущей) освящение плодов. На Востоке к началу августа поспевают злаки и виноград, которые христиане приносят в храм для благословения в знак благодарности Богу за дарование этих плодов. Часть этого урожая в первые века христиане жертвовали в храм для совершения таинства Евхаристии - Причастия Святых Таинств.

В тех странах, где не растет виноград, установился обычай освящать вместо винограда яблоки. Поэтому в народе праздник Преображения получил также название Яблочный Спас.

Праздник Преображения отмечается Восточной Церковью с IV века. В календарь Западной Церкви он был введен папой Каликстом III в 1457 году. В традиции Армянской Церкви праздник Преображения включен в пасхальный цикл, является подвижным и отмечается в седьмое воскресенье после Пятидесятницы.

Несмотря на строгий Успенский пост, и то, что праздник приходится на среду (день постный даже в обычные дни), церковным уставом разрешено есть рыбу, морепродукты и вино. Предлагаем вам праздничное меню.

МЕНЮ НА 19 АВГУСТА

САЛАТ ОВОЩНОЙ С КАЛЬМАРАМИ

Кальмары - 100 г., перец сладкий - 1 шт., помидоры - 1 шт., огурцы - 1 шт., лук репчатый - 1 головка, лук-порей - 1 головка, морковь - 1 шт., оливки и маслины без косточек - 8 шт., лук маринованный - 1 головка, масло оливковое - 1 ст. ложка, лимон - 1/2 шт., лавровый лист - 1 шт., зелень петрушки, соль, перец черный молотый - по вкусу

Кальмары очистите и варите 2 минуты в подсоленной воде, добавив репчатый лук, морковь, лавровый лист. Откиньте на сито. Охладите и нарежьте соломкой.

Помидор, огурец, сладкий перец, маринованный лук нарежьте кубиками, смешайте с кальмарами. Добавьте нарезанные колечками маслины и оливки.

Заправьте салат маслом, свежевыжатым лимонным соком, посолите, поперчите и поставьте на 30 минут в холодильник. Перед подачей оформите зеленью.

СУП-ПЮРЕ ИЗ ФАСОЛИ С ОРЕХАМИ

Фасоль стручковая - 500 г., орехи грецкие толченые - 1/2 стакана, масло растительное - 4 ст. ложки, лук репчатый - 3 головки, зелень, соль

Лук очистите, нарежьте кубиками и обжарьте на масле без изменения цвета. Предварительно замоченную фасоль залейте водой, сварите до мягкости, процедите через дуршлаг, протрите, разведите пюре отваром и прокипятите 5 минут. Лук положите в кипящий суп, добавьте орехи, соль и варите еще 10 минут. При подаче добавьте в суп мелко нарезанную зелень.

ЛОСОСЬ С ОГУРЦАМИ

Лосось - 1 кг филе, огурцы - 1 шт., лук репчатый крупный - 2 головки, сок лимонный - 1 ст. ложка, масло растительное - 3 ст. ложки, зелень укропа - 2 ст. ложки, уксус винный - 2 ст. ложки, перец черный молотый, соль

Мелко нашинкованный лук спассеруйте в разогретом масле до золотистого цвета. Сняв с огня, добавьте лимонный сок, посолите, поперчите.

Огурец очистите от кожицы, разрежьте пополам, удалите семена, нарежьте тонкими ломтиками и смешайте с луком.

Филе лосося разрежьте на 4 куска, посолите, уложите в форму, смазанную маслом, сверху выложите огурцы с луком. Запекайте в духовке в течение 15–20 минут при 180–200 °С.

При подаче посыпьте укропом, сбрызните уксусом.

СЕЛЬДЬ С ГОРЧИЧНЫМ СОУСОМ

Лук-порей или репчатый - 3 луковицы, соль для соуса - 2 шт., горчица неострая для соуса - 2-3 ст. ложки, уксус для соуса - 50 г., масло растительное для соуса - 100 г

сахар для соуса - 40 г. перец свежесмолотый, зелень укропа тонко измельченная - 1 пучок, хлебные крошки - 2 ст. ложки, сельдь свежая очищенная, без костей - 1 кг.

Промойте сельдь и срежьте плавники. Промойте и нарежьте ломтиками лук-порей. Растопите 1 столовую ложку сливочного масла и обжарьте лук; он должен быть мягким. Смажьте жаропрочное блюдо оставшимся сливочным маслом и положите порей в качестве основы.

Уложите сельдь кожицей вниз на рабочую поверхность. Приправьте солью и перцем, добавьте немного укропа. Скатайте куски сельди кожицей наружу. Положите рыбу на основу из лука-порея. Куски сельди должны лежать достаточно плотно друг к другу. Разогрейте духовку до 270 °С.

Смешайте ингредиенты соуса. При необходимости приправьте солью. Залейте сельдь соусом и присыпьте хлебными крошками.

Поставьте блюдо в духовку и запекайте приблизительно 25 минут, пока поверхность рыбы не подрумянится. Подавайте с вареным картофелем.

ЯБЛОКИ ПЕЧЕНЫЕ

4 больших яблока, 2 ст. ложки сахара, изюм, орехи, ванилин или корица.

Яблоки промыть, осторожно вынуть сердцевину, наполнить их смесью изюма, сахара, измельченных орехов с ванилином или корицей. Форму выстлать промасленной пергаментной бумагой или фольгой, положить в нее яблоки, запечь в духовке в течение 20 минут.

АНГЕЛА ЗА ТРАПЕЗУ!

Молитва Преображению Господню

Господи Иисусе Христе, Боже наш, во Свете живый неприступнем, Сияние сый Славы Отчия и Образ Ипостаси Его! Егда прииде исполнение времен, Ты за милосердие неизреченное к падшему роду человеческому Себе умалил еси, зрак раба приял еси, смирил еси Себе, послушлив бысть даже до смерти. Обаче прежде Креста и вольныя страсти Твоея на горе Фаворстей преобразился еси в Божественней Славе Своей пред святыми Твоими ученики и Апостолы, мало скрыв плоти восприятие, да егда Тя узрят распинаема, и смерти предаваема, уразумеют убо страдание Твое вольное и Божество. Даруй же и нам всем, пречистыя Плоти Твоея Преображение празднующим, чистым сердцем и нескверными умы взыти на Святую гору Твою, в селения святыя славы Твоея, идеже глас чист празднующих, глас несказаннаго радования, да тамо купно с ними лицем к лицу узрим Славу Твою в невечернем дни Царствия Твоего, и со всеми святыми, от века Тебе благоугодившими прославим Всесвятое имя Твое со Безначальным Твоим Отцем и Пресвятым и Благим и Животворящим Твоим Духом ныне и присно и во веки веков.

www.kp.ru

Преображение Господне

Преображение Господне

Преображение Господне, или, по-народному, «Яблочный Спас» — православный праздник, который верующие отмечают 19 августа. В этот день мы вспоминаем евангельское событие, когда апостолы Петр, Иаков и Иоанн увидели Господа Иисуса Христа преображенным — во всей Божественной, вечной славе. Мы расскажем об истории, смысле и традициях праздника Преображения.

 

Что такое Преображение

Преображение (греч. метаморфосис, лат. Transfiguratio) буквально переводится как «превращение в другой вид» или «изменение формы». Полное название праздника — Преображение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. Это один из так называемых двунадесятых праздников, которые догматически тесно связаны с событиями земной жизни Господа Иисуса Христа и Богородицы и делятся на Господские (посвященные Господу Иисусу Христу) и Богородичные (посвященные Божией Матери). Преображение — Господский праздник.

События Преображения описаны в Евангелиях, о них пишут все евангелисты, кроме апостола Иоанна. Во время молитвы на горе Фавор три ученика Иисуса Христа — Петр, Иаков и Иоанн — увидели, как Учитель преобразился: По прошествии дней шести, взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, брата его, и возвел их на гору высокую одних, и преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет (Мф 17:1-2).

На Руси этот праздник получил народное название «Яблочный Спас». Дело в том, что в Израиле и Греции день Преображения приходился на пору созревания винограда. Христиане приносили душистые гроздья в храм — для благословения и в знак благодарности Богу. В странах, где виноград не растет, например, в большей части России, вместо него стали освящать яблоки. Существует специальная молитва «На освящение начаток овощей (плодов)».

Когда празднуется Преображение Господне

Православные христиане празднуют Преображение 19 августа по новому стилю (6 августа по старому стилю).

События Преображения Господня

Мы читаем о Преображении в трех Евангелиях, оно не описано только в Евангелии от Иоанна.

Как сообщают апостолы-евангелисты, события Преображения произошли через шесть дней после того, как Христос в беседе о кресте и Царствии Божием произнес: «...истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе» (Мк 9:1). Спаситель взял с собой трех учеников — Петра, Иакова и Иоанна — и отправился на гору, чтобы помолиться. Пока Христос молился, учеников, уставших за день, сморил сон. Но потом чудо разбудило их — Учитель «преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет» (Мф 17:2). Перед Спасителем явились пророки Моисей и Илия и говорили с Ним. Как пишет апостол Лука, беседа шла «об исходе Его, который Ему надлежало совершить в Иерусалиме» (Лк 9:31), то есть о предстоящем распятии на кресте. Апостол Петр, пораженный величием Господа, воскликнул: «Равви! хорошо нам здесь быть; сделаем три кущи: Тебе одну, Моисею одну, и одну Илии» (Мк 9:5). После этих слов появилось светлое облако и накрыло всех своей тенью. Из недр облака раздался голос Бога-Отца: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Моё благоволение; Его слушайте (Мф 17:5). После этого чудесного события Христос и ученики сошли с горы. Спаситель запретил апостолам открывать кому бы то ни было тайну Преображения, «доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых» (Мк 9:9).

Фавор — Гора Преображения

Фавор — это гора высотой 588 метров, расположенная в Израиле, в 9 километрах к юго-востоку от города Назарета. По преданию, именно на горе Фавор апостолы Петр, Иаков и Иоанн увидели чудесное Преображение Господне. В настоящее время на вершине горы действуют два монастыря, православный и католический.

История празднования Преображения Господня

Традиция праздновать Преображение Господне существовала уже в IV веке, а, скорее всего, и раньше. Именно в IV веке равноапостольная императрица Елена построила на горе Фавор храм в честь Преображения. Кроме того, мы читаем об этом празднике в поучениях святых Ефрема Сирина и Иоанна Златоуста. Из VII века до нас дошло слово на Преображение Господне святого Андрея Критского.

Икона Преображения

Преображение Господне — икона из Праздничного ряда православного иконостаса. Уже в VI веке сюжет иконы стал каноническим. Христа изображают в центре, по обеим сторонам от Него стоят пророки Моисей и Илия. Причем Моисей на иконе чаще всего юн, а Илия стар. Чуть ниже мы видим павших ниц апостолов. Белые одежды Спасителя сияют, свет лучится от лика и всей Его фигуры. Иконописцы изображают Христа в ореоле круглой или овальной формы.

Богослужение Преображения Господня

У праздника Преображения есть один день предпразднства (5 августа) и семь дней попразднства (с 7 по 13 августа). Отдание праздника совершают в храмах 13 августа.

Народное название Преображения Господня «Яблочный Спас» напоминает нам о древней традиции освящать в этот день плоды. В Израиле и южных христианских странах, например, Греции, ко времени праздника как раз поспевал виноград. Гроздья винограда, а еще колосья, люди несли в храм для благословения и в знак благодарности Богу.

На русских землях виноград рос далеко не везде, поэтому традиция трансформировалась — стали освящать яблоки. Существует специальная молитва — «На освящение начаток овощей (плодов)».

Молитвы Преображения Господня

Тропарь Преображения Господня

глас 7

Преобразился еси на горе, Христе Боже, показавый учеником Твоим славу Твою, якоже можаху, да возсияет и нам, грешным, Свет Твой присносущный молитвами Богородицы, Светодавче, слава Тебе.

Перевод:

Преобразился Ты на горе, Христе Боже, показав ученикам Твоим славу Твою, насколько это было для них возможно. Да воссияет и нам, грешным, свет Твой вечный, по молитвам Богородицы. Податель света, слава Тебе!

Кондак Преображения Господня

глас 7

На горе преобразился еси, и якоже вмещаху ученицы Твои, славу Твою, Христе Боже, видеша, да егда Тя узрят распинаема, страдание убо уразумеют вольное, мирови же проповедят, яко Ты еси воистинну Отчее сияние.

Перевод:

На горе преобразился Ты, и, насколько могли вместить ученики Твои, они славу Твою, Христе Боже, созерцали, чтобы, когда Тебя увидят распинаемым, уразумели, что Твое страдание – добровольное и миру возвестили, что Ты – воистину Отчее сияние.

Величание Преображения Господня

Величаем Тя, Живодавче Христе, и почитаем пречистыя плоти Твоея преславное Преображение.

Перевод

Величаем Тебя, Податель жизни Христе, и почитаем пречистой плоти Твоей преславное преображение.

«Яблочный Спас» — народные традиции праздника Преображения

Праздник Преображения Господня на Руси также называли Яблочный Спас, Спас, Второй Спас, Праздник первых плодов, Спас на горе, Средний Спас, Горохов день, Вторая встреча осени, Первые осенины, Осенины.

«Первые осенины» — значит встреча осени. Лето шло на убыль, крестьяне собирали урожай в полях и садах. В храмы несли для благословения яблоки. Над ними священник читал специальную молитву — «На освящение начаток овощей (плодов)». С этого момента верующим можно было начинать есть яблоки и другие плоды нового урожая.

На Яблочный Спас хозяйки пекли яблочные пироги, варили варенье. На угощение приглашали родных и знакомых. Была традиция потчевать нищих — во славу Божию. Если кто-то отказывался исполнить это доброе дело, его всячески порицали: «А не дай, Боже, иметь с ними дела! Забыл он старого и сирого, не уделил им от своего богатства и малого добра, не призрел своим добром хворого и бедного!». Еще на Преображение пели песни, провожали солнце в поле.

Митрополит Сурожский Антоний. Проповедь на Праздник Преображения

Праздник Преображения раскрывает перед нами славу Богом созданной твари. Не только Христос явился в славе Отчей, в славе Своей Божественной в этот день перед Своими учениками: Евангелие нам говорит, что Божественный свет струился из Его физического тела и из той одежды, которая его покрывала, изливался на все, что окружало Христа.

Здесь мы видим нечто, что прикровенно уже раскрывалось нам в Воплощении Христовом. Мы не можем без недоумения думать о Воплощении: как оказалось возможно, что человеческая плоть, материя этого мира, собранная в теле Христовом, могла не только быть местом вселения Живого Бога – как бывает, например, храм – но соединиться с Божеством так, что и тело это пронизано Божественностью и восседает теперь одесную Бога и Отца в вечной славе? Здесь прикровенно открывается перед нами все величие, вся значительность не только человека, но самого материального мира и неописуемых его возможностей – не только земных и временных, но и вечных, Божественных.

И в день Преображения Господня мы видим, каким светом призван воссиять этот наш материальный мир, какой славой он призван сиять в Царстве Божием, в вечности Господней... И если мы внимательно, всерьез принимаем то, что нам здесь открыто, мы должны изменить самым глубоким образом наше отношение ко всему видимому, ко всему осязаемому; не только к человечеству, не только к человеку, но к самому телу его; и не только к человеческому телу, но ко всему, что телесно вокруг нас ощутимо, осязаемо, видимо... Все призвано стать местом вселения благодати Господней; все призвано когда-то, в конце времен, быть вобрано в эту славу и воссиять этой славой.

И нам, людям, дано это знать; нам, людям, дано не только знать это, но и быть сотрудниками Божиими в освящении той твари, которую Господь сотворил... Мы совершаем освящение плодов, освящение вод, освящение хлебов, мы совершаем освящение хлеба и вина в Тело и Кровь Господни; внутри пределов Церкви это начало чуда Преображения и Богоявления; верой человеческой отделяется вещество этого мира, которое предано человеческим безверием и предательством тлению, смерти и разрушению. Верой нашей отделяется оно от этого тления и смерти, отдается в собственность Богу, и Богом приемлется, и в Боге уже теперь, зачаточно, поистине делается новой тварью.

Но это должно распространиться далеко за пределы храма: все без остатка, что подвластно человеку, может быть им освящено; все, над чем мы работаем, к чему мы прикасаемся, все предметы жизни – все может стать частью Царства Божия, если это Царство Божие будет внутри нас и будет, как сияние Христово, распространяться на все, к чему мы прикасаемся...

Подумаем об этом; мы не призваны поработить природу, мы призваны ее освободить от плена тления и смерти и греха, освободить ее и вернуть в гармонию с Царством Божиим. И поэтому станем вдумчиво, благоговейно относиться ко всему этому тварному, видимому нами миру, и послужим в нем соработниками Христовыми, чтобы мир достиг своей славы и чтобы нами все тварное вошло в радость Господню. Аминь.

(19 августа 1973 г.)

Преображение Господне в Армении

Преображение Господне по-армянски называется «Вардавар». В Армянской Апостольской Церкви этот праздник отмечают на 98 день после Пасхи, то есть в период с 28 июня до 1 августа.

На Преображение выпускают в небо голубей, а еще у армян существует древняя традиция обливать друг друга водой. Это веселый и добрый обычай, на который никто не обижается, потому что облить водой в этот день —  значит подарить подарок. Окатить водой могут каждого, даже случайного прохожего. В праздновании принимают участие все от мала до велика, особенно радуется детвора.

Преображенское кладбище

Преображенское кладбище находится в Москве, на , 17а. Это бывшее старообрядческое Основали его во время эпидемии.

В 1764 году монастырь упразднили, и церковь стала приходской. В те годы к ней пристроили многоярусную колокольню. Со временем первое каменное здание храма оказалось под угорозой: на речном берегу постепенно оседал грунт. В 1886-ом построили и освятили в честь Преображения Господня новую церковь.

После революции Тушино стало крупным промышленным центром. В селе построили заводы и аэродром. Храм закрыли в

В советские годы здание храма использовалось под клуб. В 1956 году местные жители обращались с просьбой вернуть святыню Церкви, но им отказали. Только в 1990-ом в церкви начали возрождать приходскую жизнь возобновилась. В 1994 году к храму пристроили колокольню.

Стихи о Преображении

Борис Пастернак. Август

Как обещало, не обманывая,
Проникло солнце утром рано
Косою полосой шафрановою
От занавеси до дивана.

Оно покрыло жаркой охрою
Соседний лес, дома поселка,
Мою постель, подушку мокрую
И край стены за книжной полкой.

Я вспомнил, по какому поводу
Слегка увлажнена подушка.
Мне снилось, что ко мне на проводы
Шли по лесу вы друг за дружкой.

Вы шли толпою, врозь и парами,
Вдруг кто-то вспомнил, что сегодня
Шестое августа по старому,
Преображение Господне.

Обыкновенно свет без пламени
Исходит в этот день с Фавора,
И осень, ясная как знаменье,
К себе приковывает взоры.

И вы прошли сквозь мелкий, нищенский,
Нагой, трепещущий ольшаник
В имбирно-красный лес кладбищенский,
Горевший, как печатный пряник.

С притихшими его вершинами

Соседствовало небо важно,
И голосами петушиными
Перекликалась даль протяжно.

В лесу казенной землемершею
Стояла смерть среди погоста,
Смотря в лицо мое умершее,
Чтоб вырыть яму мне по росту.

Был всеми ощутим физически
Спокойный голос чей-то рядом.
То прежний голос мой провидческий
Звучал, нетронутый распадом:

«Прощай, лазурь Преображенская
И золото второго Спаса,
Смягчи последней лаской женскою
Мне горечь рокового часа.

Прощайте, годы безвременщины.
Простимся, бездне унижений
Бросающая вызов женщина!
Я - поле твоего сраженья.

Прощай, размах крыла расправленный,
Полета вольное упорство,
И образ мира, в слове явленный,
И творчество, и чудотворство».

 

Иван Шмелев. Яблочный Спас (глава из книги «Лето Господне»)

Завтра — Преображение, а послезавтра меня повезут куда-то к Храму Христа Спасителя, в огромный розовый дом в саду, за чугунной решеткой, держать экзамен в гимназию, и я учу и учу «Священную Историю» Афинского. «Завтра» — это только так говорят, — а повезут годика через два-три, а говорят «завтра» потому, что экзамен всегда бывает на другой день после Спаса-Преображения. Все у нас говорят, что главное — Закон Божий хорошо знать. Я его хорошо знаю, даже что на какой странице, но все-таки очень страшно, так страшно, что даже дух захватывает, как только вспомнишь. Горкин знает, что я боюсь. Одним топориком он вырезал мне недавно страшного «щелкуна», который грызет орехи. Он меня успокаивает. Поманит в холодок под доски, на кучу стружек, и начнет спрашивать из книжки. Читает он, пожалуй, хуже меня, но все почему-то знает, чего даже и я не знаю. «А ну-ка, — скажет, — расскажи мне чего-нибудь из божественного...» Я ему расскажу, и он похвалит:

— Хорошо умеешь, — а выговаривает он на «о», как и все наши плотники, и от этого, что ли, делается мне покойней, — не бось, они тебя возьмут в училищу, ты все знаешь. А вот завтра у нас Яблошный Спас... про него умеешь? Та-ак. А яблоки почему кропят? Вот и не так знаешь. Они тебя вспросют, а ты и не скажешь. А сколько у нас Спасов? Вот и опять не так умеешь. Они тебя учнуть вспрашивать, а ты... Как так у тебя не сказано? А ты хорошенько погляди, должно быть.

— Да нету же ничего... — говорю я, совсем расстроенный, — написано только, что святят яблоки!

— И кропят. А почему кропят? А-а! Они тебя вспросют, — ну, а сколько, скажут, у нас Спасов? А ты и не знаешь. Три Спаса. Первый Спас — загибает он желтый от политуры палец, страшно расплющенный, — медовый Спас, Крест выносят. Значит, лету конец, мед можно выламывать, пчела не обижается... уж пошабашила. Второй Спас, завтра который вот, — яблошный, Спас-Преображение, яблоки кропят. А почему? А вот. Адам-Ева согрешили, змей их яблоком обманул, а не ведено было, от греха! А Христос возшел на гору и освятил. С того и стали остерегаться. А который до окропенья поест, у того в животе червь заведется, и холера бывает. А как окроплено, то безо вреда. А третий Спас называется орешный, орехи поспели, после Успенья. У нас в селе крестный ход, икону Спаса носят, и все орехи грызут. Бывало, батюшке насбираем мешок орехов, а он нам лапши молочной — для розговин. Вот ты им и скажи, и возьмут в училищу.

Преображение Господне... Ласковый, тихий свет от него в душе — доныне. Должно быть, от утреннего сада, от светлого голубого неба, от ворохов соломы, от яблочков грушовки, хоронящихся в зелени, в которой уже желтеют отдельные листочки, — зелено-золотистый, мягкий. Ясный, голубоватый день, не жарко, август. Подсолнухи уже переросли заборы и выглядывают на улицу, — не идет ли уж крестный ход? Скоро их шапки срежут и понесут под пенье на золотых хоругвях. Первое яблочко, грушовка в нашем саду, — поспела, закраснелась. Будем ее трясти — для завтра. Горкин утром еще сказал:

— После обеда на Болото с тобой поедем за яблоками.

Такая радость. Отец — староста у Казанской, уже распорядился:

— Вот что, Горкин... Возьмешь на Болоте у Крапивкина яблок мер пять-шесть, для прихожан и ребятам нашим, «бели», что ли... да наблюдных, для освящения, покрасовитей, меру. Для причта еще меры две, почище каких. Протодьякону особо пошлем меру апортовых, покрупней он любит.

— Ондрей Максимыч земляк мне, на совесть даст. Ему и с Курска, и с Волги гонят. А чего для себя прикажете?

— Это я сам. Арбуз вот у него выбери на вырез, астраханский, сахарный.

— Орбузы у него... рассахарные всегда, с подтреском. Самому князю Долгорукову посылает! У него в лобазе золотой диплом висит на стенке под образом, каки орлы-те!.. На всю Москву гремит.

После обеда трясем грушовку. За хозяина — Горкин. Приказчик Василь-Василич, хоть у него и стройки, а полчасика выберет — прибежит. Допускают еще, из уважения, только старичка-лавочника Трифоныча. Плотников не пускают, но они забираются на доски и советуют, как трясти. В саду необыкновенно светло, золотисто: лето сухое, деревья поредели и подсохли, много подсолнухов по забору, кисло трещат кузнечики, и кажется, что и от этого треска исходит свет — золотистый, жаркий. Разросшаяся крапива и лопухи еще густеют сочно, и только под ними хмуро; а обдерганные кусты смородины так и блестят от света. Блестят и яблони — глянцем ветвей и листьев, матовым лоском яблок, и вишни, совсем сквозные, залитые янтарным клеем. Горкин ведет к грушовке, сбрасывает картуз, жилетку, плюет в кулак.

— Погоди, стой... — говорит он, прикидывая глазом. — Я ее легким трясом, на первый сорт. Яблочко квелое у ней... ну, маненько подшибем — ничего, лучше сочком пойдет... а силой не берись!

Он прилаживается и встряхивает, легким трясом. Падает первый сорт. Все кидаются в лопухи, в крапиву. Вязкий, вялый какой-то запах от лопухов, и пронзительно едкий — от крапивы, мешаются со сладким духом, необычайно тонким, как где-то пролитые духи, — от яблок. Ползают все, даже грузный Василь-Василич, у которого лопнула на спине жилетка, и видно розовую рубаху лодочкой; даже и толстый Трифоныч, весь в муке. Все берут в горсть и нюхают: ааа... гру-шовка!..

Зажмуришься и вдыхаешь, — такая радость! Такая свежесть, вливающаяся тонко-тонко, такая душистая сладость- крепость — со всеми запахами согревшегося сада, замятой травы, растревоженных теплых кустов черной смородины. Нежаркое уже солнце и нежное голубое небо, сияющее в ветвях, на яблочках...

И теперь еще, не в родной стране, когда встретишь невидное яблочко, похожее на грушовку запахом, зажмешь в ладони зажмуришься, — и в сладковатом и сочном духе вспомнится, как живое, — маленький сад, когда-то казавшийся огромным, лучший из всех садов, какие ни есть на свете, теперь без следа пропавший... с березками и рябиной, с яблоньками, с кустиками малины, черной, белой и красной смородины, крыжовника виноградного, с пышными лопухами и крапивой, далекий сад... — до погнутых гвоздей забора, до трещинки на вишне с затеками слюдяного блеска, с капельками янтарно-малинового клея, — все, до последнего яблочка верхушки за золотым листочком, горящим, как золотое стеклышко!.. И двор увидишь, с великой лужей, уже повысохшей, с сухими колеями, с угрязшими кирпичами, с досками, влипшими до дождей, с увязнувшей навсегда опоркой... и серые сараи, с шелковым лоском времени, с запахами смолы и дегтя, и вознесенную до амбарной крыши гору кулей пузатых, с овсом и солью, слежавшеюся в камень, с прильнувшими цепко голябями, со струйками золотого овсеца... и высокие штабеля досок, плачущие смолой на солнце, и трескучие пачки драни, и чурбачки, и стружки...

— Да пускай, Панкратыч!.. — оттирает плечом Василь-Василич, засучив рукава рубахи, — ей-Богу, на стройку надоть!..

— Да постой, голова елова... — не пускает Горкин, — побьешь, дуролом, яблочки...

Встряхивает и Василь-Василич: словно налетает буря, шумит со свистом, — и сыплются дождем яблочки, по голове, на плечи. Орут плотники на досках: «эт-та вот тряхану-ул, Василь-Василич!» Трясет и Трифоныч, и опять Горкин, и еще раз Василь-Василич, которого давно кличут. Трясу и я, поднятый до пустых ветвей.

— Эх, бывало, у нас трясли... зальешься! — вздыхает Василь-Василич, застегивая на ходу жилетку, — да иду, черрт вас..!

— Черкается еще, елова голова... на таком деле... — строго говорит Горкин. — Эн еще где хоронится!.. — оглядывает он макушку. — Да не стрясешь... воробьям на розговины пойдет, последышек.

Мы сидим в замятой траве; пахнет последним летом, сухою горечью, яблочным свежим духом; блестят паутинки на крапиве, льются-дрожат на яблоньках. Кажется мне, что дрожат они от сухого треска кузнечиков.

— Осенние-то песни!.. — говорит Горкин грустно. — Прощай, лето. Подошли Спасы — готовь запасы. У нас ласточки, бывало, на отлете... Надо бы обязательно на Покров домой съездить... да чего там, нет никого.

Сколько уж говорил — и никогда не съездит: привык к месту.

— В Павлове у нас яблока... пятак мера! — говорит Трифоныч. — А яблоко-то какое... па-влов-ское!

Меры три собрали. Несут на шесте в корзине, продев в ушки. Выпрашивают плотники, выклянчивают мальчишки, прыгая на одной ноге:

Крива-крива ручка,

Кто даст — тот князь,

Кто не даст — тот соба-чий глаз.

Собачий глаз! Собачий глаз!

Горкин отмахивается, лягается:

— Ма-хонькие, что ли... Приходи завтра к Казанской — дам и пару.

Запрягают в полок Кривую. Ее держат из уважения, но на Болото и она дотащит. Встряхивает до кишок на ямках, и это такое удовольствие! С нами огромные корзины, одна в другой. Едем мимо Казанской, крестимся. Едем по пустынной Якиманке, мимо розовой церкви Ивана Воина, мимо виднеющейся в переулке белой — Спаса в Наливках, мимо желтеющего в низочке Марона, мимо краснеющего далеко, за Полянским Рынком, Григория Неокессарийского. И везде крестимся. Улица очень длинная, скучная, без лавок, жаркая. Дремлют дворники у ворот, раскинув ноги. И все дремлет: белые дома на солнце, пыльно-зеленые деревья, за заборчиками с гвоздями, сизые ряды тумбочек, похожих на голубые гречневички, бурые фонари, плетущиеся извозчики. Небо какое-то пыльное, — «от парева», — позевывая, говорит Горкин. Попадается толстый купец на извозчике, во всю пролетку, в ногах у него корзина с яблоками. Горкин кланяется ему почтительно.

— Староста Лощенов с Шаболовки, мясник. Жа-дный, три меры всего. А мы с тобой закупим боле десяти, на всю пятерку.

Вот и Канава, с застоявшейся радужной водою. За ней, над низкими крышами и садами, горит на солнце великий золотой купол Христа Спасителя. А вот и Болото, по низинке, — великая площадь торга, каменные «ряды», дугами. Здесь торгуют железным ломом, ржавыми якорями и цепями, канатами, рогожей, овсом и солью, сушеными снетками, судаками, яблоками... Далеко слышен сладкий и острый дух, золотится везде соломкой. Лежат на земле рогожи, зеленые холмики арбузов, на соломе разноцветные кучки яблока. Голубятся стайками голубки. Куда ни гляди — рогожа да солома.

— Бо-льшой нонче привоз, урожай на яблоки, — говорит Горкин, — поест яблочков Москва наша.

Мы проезжаем по лабазам, в яблочном сладком духе. Молодцы вспарывают тюки с соломой, золотится над ними пыль. Вот и лабаз Крапивкина.

— Горкину-Панкратычу! — дергает картузом Крапивкин, с седой бородой, широкий. — А я-то думал — пропал наш козел, а он вон он, седа бородка!

Здороваются за руку. Крапивкин пьет чай на ящике. Медный зеленоватый чайник, толстый стакан граненый. Горкин отказывается вежливо: только пили, — хоть мы и не пили. Крапивкин не уступает: «палка на палку — плохо, а чай на чай — Якиманская, качай!» Горкин усаживается на другом ящике, через щелки которого, в соломке глядятся яблочки. — «С яблочными духами чаек пьем!» — подмигивает Крапивкин и подает мне большую синюю сливу, треснувшую от спелости. Я осторожно ее сосу, а они попивают молча, изредка выдувая слово из блюдечка вместе с паром. Им подают еще чайник, они пьют долго и разговаривают как следует. Называют незнакомые имена, и очень им это интересно. А я сосу уже третью сливу и все осматриваюсь. Между рядками арбузов на соломенных жгутиках-виточках по полочкам, над покатыми ящичками с отборным персиком, с бордовыми щечками под пылью, над розовой, белой и синей сливой, между которыми сели дыньки, висит старый тяжелый образ в серебряном окладе, горит лампадка. Яблоки по всему лабазу, на соломе. От вязкого духа даже душно. А в заднюю дверь лабаза смотрят лошадиные головы — привезли ящики с машины. Наконец подымаются от чая и идут к яблокам. Крапивкин указывает сорта: вот белый налив, — «если глядеть на солнышко, как фонарик!» — вот ананасное-царское, красное, как кумач, вот анисовое монастырское, вот титовка, аркад, боровинка, скрыжапель, коричневое, восковое, бель, ростовка-сладкая, горьковка.

— Наблюдных-то?.. — показистей тебе надо... — задумывается Крапивкин. — Хозяину потрафить надо?.. Боровок крепонек еще, поповка некрасовита...

— Да ты мне, Ондрей Максимыч, — ласково говорит Горкин, — покрасовитей каких, парадных. Павловку, что ли... или эту, вот как ее?

— Этой не-ту, — смеется Крапивкин, — а и есть, да тебе не съесть! Эй, открой, с Курска которые, за дорогу утомились, очень хороши будут...

— А вот, поманежней будто, — нашаривает в соломе Горкин, — опорт никак?..

— Выше сорт, чем опорт, называется — кампорт!

— Ссыпай меру. Архирейское, прямо... как раз на окропление.

— Глазок-то у тебя!.. В Успенский взяли. Самому протопопу соборному отцу Валентину доставляем, Анфи-теятрову! Проповеди знаменито говорит, слыхал небось?

— Как не слыхать... золотое слово!

Горкин набирает для народа бели и россыпи, мер восемь. Берет и притчу титовки, и апорту для протодьякона, и арбуз сахарный, «каких нет нигде». А я дышу и дышу этим сладким и липким духом. Кажется мне, что от рогожных тюков, с намазанными на них дегтем кривыми знаками, от новых еловых ящиков, от ворохов соломы — пахнет полями и деревней, машиной, шпалами, далекими садами. Вижу и радостные «китайские», щечки и хвостики их из щелок, вспоминаю их горечь-сладость, их сочный треск, и чувствую, как кислит во рту. Оставляем Кривую у лабаза и долго ходим по яблочному рынку. Горкин, поддев руки под казакин, похаживает хозяйчиком, трясет бородкой. Возьмет яблоко, понюхает, подержит, хотя больше не надо нам.

— Павловка, а? мелковата только?..

— Сама она, купец. Крупней не бывает нашей. Три гривенника полмеры.

— Ну что ты мне, слова голова, болясы точишь!.. Что я, не ярославский, что ли? У нас на Волге — гривенник такие.

— С нашей-то Волги версты до-лги! Я сам из-под Кинешмы.

И они начинают разговаривать, называют незнакомые имена, и им это очень интересно. Ловкач-парень выбирает пяток пригожих и сует Горкину в карманы, а мне подает торчком на пальцах самое крупное. Горкин и у него покупает меру.

Пора домой, скоро ко всенощной. Солнце уже косится. Вдали золотеет темно выдвинувшийся над крышами купол Иван-Великого. Окна домов блистают нестерпимо, и от этого блеска, кажется, текут золотые речки, плавятся здесь, на площади, в соломе. Все нестерпимо блещет, и в блеске играют яблочки.

Едем полегоньку, с яблоками. Гляжу на яблоки, как подрагивают они от тряски. Смотрю на небо: такое оно спокойное, так бы и улетел в него.

Праздник Преображения Господня. Золотое и голубое утро, в холодочке. В церкви — не протолкаться. Я стою в загородке свечного ящика. Отец позвякивает серебрецом и медью, дает и дает свечки. Они текут и текут из ящиков изломившейся белой лентой, постукивают тонко-сухо, прыгают по плечам, над головами, идут к иконам — передаются — к «Празднику!». Проплывают над головами узелочки — все яблоки, просвирки, яблоки. Наши корзины на амвоне, «обкадятся», — сказал мне Горкин. Он суетится в церкви, мелькает его бородка. В спертом горячем воздухе пахнет нынче особенным — свежими яблоками. Они везде, даже на клиросе, присунуты даже на хоругвях. Необыкновенно, весело — будто гости, и церковь — совсем не церковь. И все, кажется мне, только и думают об яблоках. И Господь здесь со всеми, и Он тоже думает об яблоках: Ему-то и принесли Их — посмотри, Господи, какие! А Он посмотрит и скажет всем: «ну и хорошо, и ешьте на здоровье, детки!» И будут есть уже совсем другие, не покупные, а церковные яблоки, святые. Это и есть — Преображение.

Приходит Горкин и говорит: «пойдем, сейчас окропление самое начнется». В руках у него красный узелок — «своих». Отец все считает деньги, а мы идем. Ставят канунный столик. Золотой-голубой дьячок несет огромное блюдо из серебра, красные на нем яблоки горою, что подошли из Курска. Кругом на полу корзинки и узелки. Горкин со сторожем тащат с амвона знакомые корзины, подвигают «под окропление, поближе». Все суетятся, весело, — совсем не церковь. Священники и дьякон в необыкновенных ризах, которые называются «яблочные», — так говорит мне Горкин. Конечно, яблочные! По зеленой и голубой парче, если вглядеться сбоку, золотятся в листьях крупные яблоки и груши, и виноград, — зеленое, золотое, голубое: отливает. Когда из купола попадает солнечный луч на ризы, яблоки и груши оживают и становятся пышными, будто они навешаны. Священники освящают воду. Потом старший, в лиловой камилавке, читает над нашими яблоками из Курска молитву о плодах и винограде, — необыкновенную, веселую молитву, — и начинает окроплять яблоки. Так встряхивает кистью, что летят брызги, как серебро, сверкают и тут, и там, отдельно кропит корзины для прихода, потом узелки, корзиночки... Идут ко кресту. Дьячки и Горкин суют всем в руки по яблочку и по два, как придется. Батюшка дает мне очень красивое из блюда, а знакомый дьякон нарочно, будто, три раза хлопает меня мокрой кистью по голове, и холодные струйки попадают мне за ворот. Все едят яблоки, такой хруст. Весело, как в гостях. Певчие даже жуют на клиросе. Плотники идут наши, знакомые мальчишки, и Горкин пропихивает их — живей проходи, не засть! Они клянчат: «дай яблочка-то еще, Горкин... Мишке три дал!..» Дают и нищим на паперти. Народ редеет. В церкви видны надавленные огрызочки, «сердечки». Горкин стоит у пустых корзин и вытирает платочком шею. Крестится на румяное яблоко, откусывает с хрустом — и морщится:

— С кваском... — говорит он, морщась и скосив глаз, и трясется его бородка. — А приятно, ко времю-то, кропленое...

Вечером он находит меня у досок, на стружках. Я читаю «Священную Историю».

— А ты небось, ты теперь все знаешь. Они тебя вспросют про Спас, или там, как-почему яблоко кропят, а ты им строгай и строгай... в училищу и впустят. Вот погляди вот!..

Он так покойно смотрит в мои глаза, так по-вечернему светло и золотисто-розовато на дворе от стружек, рогож и теса, так радостно отчего-то мне, что я схватываю охапку стружек, бросаю ее кверху, — и сыплется золотистый, кудрявый дождь. И вдруг, начинает во мне покалывать — от непонятной ли радости, или от яблоков, без счета съеденных в этот день, — начинает покалывать щекотной болью. По мне пробегает дрожь, я принимаюсь безудержно смеяться, прыгать, и с этим смехом бьется во мне желанное, — что в училище меня впустят, непременно впустят!

Рекомендовано для использования на уроках ОПК. 

 

foma.ru

ПРЕОБРАЖЕНИЕ ГОСПОДНЕ. Литургия

ПРЕОБРАЖЕНИЕ
ГОСПОДА БОГА И СПАСИТЕЛЯ НАШЕГО
ИИСУСА ХРИСТА

 

НА ЛИТУРГИИ

 

 

НА ЛИТУРГИИ

 

Антифон 1, глас 2.

Стих 1. Псалом 65: Воскликните Господеви, вся земля, / пойте же Имени Его, дадите славу хвале Его.

 

Антифон 1, глас 2

Стих 1: Воскликните Господу, / вся земля.   Пс 65:1Б

Молитвами Богородицы, Спасе, спаси нас.

 

По молитвам Богородицы, Спаситель, спаси нас.

Паки другий лик тойже стих: Воскликните Господеви:

 

Стих 2: Воскликните Господу, вся земля, / воспойте же имени Его, воздайте славу хвалою Ему!   Пс 65:1Б – 2

Молитвами Богородицы, Спасе, спаси нас.

 

По молитвам Богородицы, Спаситель, спаси нас.

И паки 1-й лик, стих 2-й. Псалом 76: Глас грома Твоего в колеси, осветиша молния Твоя вселенную, / подвижеся и трепетна бысть земля.

 

Стих 3: Голос грома Твоего в круге небес, озарили молнии Твои вселенную, / содрогнулась и в трепет пришла земля.   Пс 76:19

Молитвами Богородицы, Спасе, спаси нас.

 

По молитвам Богородицы, Спаситель, спаси нас.

Таже 2-й лик, стих 3. Псалом 103: Во исповедание и в велелепоту облеклся еси, / одеяйся светом, яко ризою.

 

Стих 4: Славословием и благолепием облекся Ты, / одеваясь светом, как одеждою.   Пс 103:1В – 2А

Молитвами Богородицы, Спасе, спаси нас.

 

По молитвам Богородицы, Спаситель, спаси нас.

Слава, и ныне: Молитвами Богородицы, Спасе, спаси нас.

 

 

 

Слава, и ныне: По молитвам Богородицы, Спаситель, спаси нас.

 

 

Антифон 2.

Псалом 47. Стих 1: Горы Сионския, ребра северова, / град Царя Великаго.

 

Антифон 2

Стих 1: Горы Сиона, склоны северные, – / город Царя великого.   Пс 47:3Б

Спаси ны, Сыне Божий, / преобразивыйся на горе, поющия Ти: / Аллилуия.

 

Спаси нас, Сын Божий, преобразившийся на горе, поющих Тебе: аллилуиа.

Другий лик, тойже: псалом 77, стих 2: И введе я в гору святыни Своея, / гору сию, юже стяжа десница Его.

 

Стих 2: И ввёл их в предел святыни Своей, / на эту гору, которую приобрела десница Его.   Пс 77:54

Спаси ны, Сыне Божий, преобразивыйся на горе, поющия Ти: / Аллилуия.

 

Спаси нас, Сын Божий, преобразившийся на горе, поющих Тебе: аллилуиа.

Стих 3: Гору Сионю, юже возлюби, / и созда, яко единорога, святилище Свое.

 

Стих 3: Гору Сион, которую возлюбил. / И построил, как единорога, святилище Своё.   Пс 77:68Б – 69А

Спаси ны, Сыне Божий, преобразивыйся на горе, поющия Ти: / Аллилуия.

 

 

Спаси нас, Сын Божий, преобразившийся на горе, воспевающих Тебе: аллилуиа.

[Стих 4: Светишь Ты дивно / с гор вечных.   Пс 75:5

Спаси нас, Сын Божий, преобразившийся на горе, воспевающих Тебе: аллилуиа.]

Слава, и ныне: Единородный Сыне:

 

 

 

Слава, и ныне: Единородный Сын:

 

 

Антифон 3. Псалом 124, глас 7.

 

Антифон 3, глас 7

Стих 1: Надеющиися на Господа, / яко гора Сион, не подвижится во век.

 

 

Стих 1: Надеющиеся на Господа, / как гора Сион: не поколеблется вовек.   Пс 124:1А

 

Тропарь, глас 7:

Преобразился еси на горе, Христе Боже, / показавый учеником Твоим славу Твою, / якоже можаху, / да возсияет и нам, грешным, / Свет Твой присносущный / молитвами Богородицы, / Светодавче, слава Тебе.

 

 

Тропарь, глас 7

Преобразился Ты на горе, Христе Боже, / показав ученикам Твоим славу Твою, / насколько это было для них возможно. / Да воссияет и нам, грешным, / свет Твой вечный, / по молитвам Богородицы; / Податель света, слава Тебе!

 

Стих 2: Горы окрест Его, / и Господь окрест людей Своих от ныне и до века.

 

Стих 2: Горы вокруг него, / и Господь вокруг народа Своего отныне и до века.   Пс 124:2

Тропарь: Преобразился еси:

 

Тропарь: Преобразился Ты на горе:

Псалом 14. Стих 3: Господи, кто обитает в жилищи Твоем? / Или кто вселится во святую гору Твою?

 

Стих 3: Господи, кто будет обитать в жилище Твоём, / или кто поселится на святой горе Твоей?   Пс 14:1

Тропарь: Преобразился еси:

 

Тропарь: Преобразился Ты на горе:

Псалом 23. Стих 4: Кто взыдет на гору Господню? / Или кто станет на месте святем Его?

 

Стих 4: Кто взойдет на гору Господню, / или кто станет на месте святом Его?   Пс 23:3

Тропарь: Преобразился еси:

 

 

 

Тропарь: Преобразился Ты на горе:

 

 

Входное:

Господи, посли Свет Твой и истину Твою, / та мя настависта, и введоста мя в гору святую Твою.

 

Вход

Господи, пошли свет Твой и истину Твою / – они меня направили и привели меня на гору святую Твою.   Пс 42:3А

Тропарь: Преобразился еси:

 

Тропарь: Преобразился Ты на горе:

Слава, и ныне:

 

 

Слава, и ныне:

 

Кондак, глас тойже:

На горе преобразился еси, / и якоже вмещаху ученицы Твои, / славу Твою, Христе Боже, видеша, / да егда Тя узрят распинаема, / страдание убо уразумеют вольное, / мирови же проповедят, / яко Ты еси воистинну Отчее сияние.

 

Кондак, глас 7

На горе преобразился Ты, / и, насколько могли вместить ученики Твои, / они славу Твою, Христе Боже, созерцали, / чтобы, когда Тебя увидят распинаемым, / уразумели, что Твоё страдание – добровольное / и миру возвестили, / что Ты – воистину Отчее сияние.

Трисвятое.

 

 

Трисвятое.

 

Прокимен, глас 4:

Яко возвеличишася дела Твоя, Господи, / вся премудростию сотворил еси. Стих: Благослови, душе моя, Господа, Господи Боже мой, возвеличился еси зело.

 

 

Прокимен, глас 4

Как величественны дела Твои, Господи, / всё премудростью Ты сотворил. Стих: Благословляй, душа моя Господа! Господи, Боже мой, возвеличен Ты весьма.   Пс 103:24, 1

 

Апостол, Петрова послания,
зачало 65:

 

Второе соборное послание Апостола Петра,
зачало 65

Братие, потщитеся известно ваше звание и избрание творити. Сия бо творяще, не имате согрешити никогдаже. Сице бо обильно приподастся вам вход в вечное Царство Господа нашего и Спаса Иисуса Христа. Сего ради не обленюся воспоминати присно вам о сих, аще и ведите, и утверждени есте в настоящей истине. Праведно бо мню, донележе есмь в сем телеси, возставляти вас воспоминанием: ведый, яко скоро есть отложение телесе моего, якоже и Господь наш Иисус Христос сказа мне. Потщуся же и всегда имети вас по моем исходе, еже о сих память творити. Не ухищренным бо баснем последовавше, сказахом вам силу и пришествие Господа нашего Иисуса Христа, но самовидцы бывше величествию Онаго. Прием бо от Бога Отца честь и славу, гласу пришедшу к Нему такову от велелепныя славы: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, о Немже Аз благоизволих. И сей глас мы слышахом с небесе сшедш, с Ним суще на горе святей. И имамы известнейшее пророческое слово, емуже внимающе якоже светилу сияющу в темнем месте, добре творите, дондеже день озарит, и денница возсияет в сердцах ваших.

 

 

Братья, постарайтесь делать твердым ваше звание и избрание: ведь делая это, вы никогда не преткнетесь, ибо так будет вам щедро предоставлен вход в вечное Царство Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа. Поэтому не прекращу постоянно напоминать вам об этом, хотя вы то и знаете и утверждены в настоящей истине; но считаю справедливым, пока я в этой палатке, пробуждать вас напоминанием, зная, что скоро оставлена будет палатка моя, как и Господь наш Иисус Христос объявил мне. Буду же стараться, чтобы вы могли и после моего исхода всякий раз приводить это на память. Ибо мы поведали вам силу и пришествие Господа нашего Иисуса Христа, не за хитросплетенными баснями последовав, но став очевидцами Его величия. Ибо Он принял от Бога Отца честь и славу, когда принесся к Нему от величественной славы такой глас: "Это – Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение!". И этот глас, принесшийся с небес, мы услышали, находясь с Ним на святой горе. Имеем мы также и вернейшее пророческое слово; вы хорошо делаете, обращаясь к нему, как к светильнику, сияющему в темном месте, доколе не начнет рассветать день, и утренняя звезда не взойдет в сердцах ваших.   2 Петр 1:10–19

 

Аллилуиа, глас 8:

Твоя суть небеса, и Твоя есть земля. Стих: Блажени людие, ведущии воскликновение.

 

 

Аллилуиа глас 8

Стих: Твои – небеса, и Твоя – земля. Стих: Блажен народ, знающий победный клич.    Пс 88:12А, 16А

 

Евангелие Матфея, зачало 70:

 

Евангелие от Матфея, зачало 70

Во время оно, поят Иисус Петра и Иакова и Иоанна брата его, и возведе их на гору высоку едины. И преобразися пред ними: и просветися лице Его яко солнце: ризы же Его быша белы яко свет. И се явистася им Моисей и Илия, с Ним глаголюща. Отвещав же Петр рече ко Иисусови: Господи, добро есть нам зде быти: аще хощеши, сотворим зде три сени, Тебе едину, и Моисеови едину, и едину Илии. Еще же ему глаголющу, се облак светел осени их и се глас из облака глаголя: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, о Немже благоволих: Того послушайте. И слышавше ученицы, падоша ницы, и убояшася зело. И приступль Иисус, прикоснуся их, и рече: востаните, и не бойтеся. Возведше же очи свои, никогоже видеша, токмо Иисуса единаго. И сходящим им с горы, заповеда им Иисус, глаголя: никомуже поведите видения, дондеже Сын Человеческий из мертвых воскреснет.

 

 

В то время берет Иисус Петра, и Иакова, и Иоанна, брата его, и возводит их на гору высокую отдельно от других. И преобразился Он пред ними: и просияло лицо Его как солнце, а одежды Его сделались белыми как свет. И вот, явились им Моисей и Илия, с Ним беседующие. Петр же на это сказал Иисусу: "Господи, хорошо нам здесь быть! Если хочешь, сделаем здесь три шатра: Тебе один, и Моисею один, и один Илии". Пока он еще говорил, вот, облако светлое осенило их, и вот, голос из облака, говорящий: "Это – Сын Мой Возлюбленный, на Ком Мое благоволение; Его слушайте!" И услышав, ученики пали на лица свои и очень испугались. И Иисус, подойдя, коснулся их и сказал: "Встаньте и не бойтесь". Подняв же глаза свои, они никого не увидели, кроме одного Иисуса. И когда сходили они с горы, заповедал им Иисус, говоря: "Никому не говорите об этом видении, доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых".   Мф 17:1–9

 

За Достойно:

Величай, душе моя, / на Фаворе преобразившагося Господа.

 

Вместо "Достойно"

Величай, душа моя, / на Фаворе преобразившегося Господа.

Ирмос, глас 4: Рождество Твое нетленно явися: / Бог из боку Твоею пройде, / яко Плотоносец явися на земли / и с человеки поживе. / Тя, Богородице, тем вси величаем. И до отдания.

 

 

Ирмос, глас 4: Рождение от Тебя явилось непорочным: / Бог от недр Твоих произошел, носящим плоть, / Тот, Кто на земле явился / и жил вместе с людьми; / потому Тебя, Богородица, / мы все величаем. И до отдания.

 

Причастен:

Господи, во свете Лица Твоего пойдем / и о Имени Твоем возрадуемся во веки.

 

 

Причастен

Господи, мы во свете лица Твоего пойдем, / и о имени Твоём возрадуемся вовеки.   Пс 88:16Б – 17

 

На трапезе же разрешаем на рыбу, и елей, и вино, аще среда или пяток.

Подобает ведати: Яко предание имамы от святых отец, от спасительнаго сего праздника Преображения снедати гроздие, идеже обретается, благословение приемше от иерея. Принесену бывшу гроздию в церковь и по анафоре раздроблену. Глаголется же сия молитва на благословение гроздия от святителя или от иерея:

 

Молитва на благословение винограда

Боже, Спасителю наш, благоволивый виноград нарещи Единороднаго Твоего Сына, Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, и Тем плод безсмертия нам дарова, Сам и ныне плодный сей виноград благослови и нас, рабы Твоя, вкушающия от него, Истиннаго Винограда причастники сотвори, неврежденну жизнь нашу сохрани, и мир нам всегда даруй, и вечными Твоими неотъемлемыми даровании жизнь нашу украси, молитвами Пречистыя Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии и всех Твоих святых, от века Тебе благоугодивших, яко Благ и Человеколюбец Бог еси, и Тебе славу возсылаем, Безначальному Отцу, со Единородным Твоим Сыном и с Пресвятым, и Благим, и Животворящим Твоим Духом, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

 

 

Боже, Спаситель наш, благоволивший виноградом наречь Единородного Твоего Сына, Господа Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, и через Него плод бессмертия нам даровавший! Сам и ныне сей виноградный плод благослови, и нас, рабов Твоих, вкушающих от него, причастниками Истинного Винограда соделай, в безопасности жизнь нашу сохрани, и мир нам всегда подавай, и вечными Твоими непреложными дарованиями жизнь нашу укрась, по молитвам Пречистой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии и всех Твоих святых, от века Тебе угодивших. Ибо Ты Благой и Человеколюбивый Бог, и Тебе славу воссылаем, Безначальному Отцу, со Единородным Твоим Сыном и с Пресвятым, и Благим, и Животворящим Твоим Духом, ныне и всегда, и во веки веков. Аминь.

 

 

 

Иная

Господи, благослови этот новый виноградный плод, при ясной погоде, чрез благорастворение воздуха и дождевые капли, по Твоему благоволению созревший к этому времени, чтобы он и его сок послужили нам, вкушающим, и веселием, и даром, приносимым Тебе для прощения наших грехов, с освященным и Святым Телом Христа Твоего, с Которым благословен Ты, с Пресвятым, Благим и Животворящим Твоим Духом ныне, и всегда, и во веки веков. Аминь.

 

Молитва над всяким плодом:

 

Молитва над всяким плодом

Господи, Боже наш, положивый верующим в Тя пользование творении Твоими, Сам благослови предлежащия плоды сия словом Твоим, молимся Тебе, милостию и человеколюбием Единороднаго Сына Твоего, с Нимже благословен еси, со Пресвятым, и Благим, и Животворящим Твоим Духом ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

 

 

Господи, Боже наш, определивший верующим в Тебя пользоваться творениями Твоими, Сам благослови и эти плоды словом Твоим, молимся Тебе, по милости и человеколюбию Единородного Сына Твоего, с Которым благословен Ты, со Пресвятым, и Благим, и Животворящим Твоим Духом ныне, и всегда, и во веки веков. Аминь.

 

 

 

Иная

Владыка, Господи Боже наш, заповедавший каждому добровольно приносить Тебе Твое из Твоего, и подающий за это в вознаграждение Твои вечные блага! Как принял Ты благосклонно посильное приношение вдовы, так и ныне прими от Твоего раба (имя) принесенное Тебе и пусть это будет достойно положено в сокровищницу Твоих вечных благ, ему же самому дай обильно получать от Тебя земные блага со всем полезным ему. Ибо благословенно Имя Твое и прославленно Царство Твое, Отца и Сына и Святого Духа, ныне и всегда, и во веки веков. Аминь.

 

azbyka.ru

Преображение Господне (Яблочный Спас) по православному календарю

Совершив половину Своего земного служения, Иисус Христос показал ученикам славу Своего Божества. Незадолго до Своих крестных страданий, Он взял трех учеников: Петра, Иакова и Иоанна, и вместе с ними взошел на гору Фавор помолиться. Пока Спаситель молился, ученики заснули. Проснувшись, они увидели, что Христос преобразился: лицо Его просияло, как солнце, а одежды стали белыми, как снег, и сияющими, как свет. В это время около Спасителя появились пророки Моисей и Илия и беседовали с Ним.

Сердца учеников охватила необычайная радость.

Петр не удержал порыва восторженной души и воскликнул: "Наставник! Равви! Господи! Как хорошо нам здесь! Если хочешь, поставим здесь три кущи (шалаша): одну Тебе, одну Моисею и одну Илии". Когда он это говорил, вдруг явилось светлое облако, из которого раздался голос Божий: "Это Сын Мой возлюбленный, в Котором все Мое благоволение; Его слушайте". Ученики в страхе пали на землю. Но Иисус Христос подошел к ним, коснулся их и сказал: "Встаньте и не бойтесь". Когда они поднялись, то около себя никого уже не увидели, кроме одного Иисуса Христа. Когда сходили с горы, Христос повелел никому не рассказывать, чему они были свидетелями, пока Он не воскреснет из мертвых.

Несмотря на то, что событие Преображения Господня совершилось за 40 дней до распятия Спасителя, православной церковью оно отмечается в августе, а не в феврале, так как иначе празднование приходилось бы на время Великого поста. По установленной традиции, временной промежуток в 40 дней отделяет Преображение от праздника Воздвижения Креста Господня 27 сентября (14 сентября по старому стилю), когда Церковь вновь вспоминает Христовы страсти и Его страдание на кресте.

Празднованием Преображения Господа Церковь исповедует соединение во Христе двух естеств — человеческого и божественного. Священники в этот день надевают белые облачения, символизирующие Божественный свет, исходивший от Спасителя на горе Фавор.

Торжества в честь праздника Преображения Господня были установлены в православной церкви в IV веке, после того как святая равноапостольная царица Елена построила храм на месте Преображения Иисуса Христа на горе Фавор. В это же время на месте, где спали святые апостолы Петр, Иаков и Иоанн, был возведен трехпрестольный храм. В VI веке здесь были построены три храма — во имя Спасителя, святого пророка Моисея и святого пророка Илии. В XII веке на Фаворе существовали православный и католический монастыри, но сначала дамасский султан Мелек-Адель изгнал всех монахов и разрушил монастыри, затем в 1263 году египетский султан Бейбарс разгромил все святыни на горе. Фаворские монастыри до середины XIX столетия находились в полном запустении и лежали в развалинах.

Возрождение на горе православного храма начал архимандрит Иринарх, который поселился на этом святом месте вместе с иеродиаконом Нестором. Устроив на горе алтарь, старец стал служить молебны для паломников, которые жертвовали деньги на строительство храма. Архимандрит Иринарх не дожил один год до освящения храма, которое было совершено иерусалимским патриархом Кириллом в августе 1862 года. Современный греческий православный храм на Фаворе трехпрестольный: центральный престол посвящен Преображению Господню, правый — пророкам Моисею и Илии, левый — великомученикам Георгию Победоносцу и Димитрию Солунскому.

В некоторой степени праздник Преображения связан и сопоставим с ветхозаветным праздником кущей, в частности, традицией совершать в оба этих торжества освящение плодов.

На Востоке к началу августа поспевают злаки и виноград, которые христиане приносят в храм для благословения в знак благодарности Богу за его любовь, за дарование щедрого урожая. Часть урожая в первые века христиане жертвовали в храм для совершения таинства евхаристии (причащения). Древний обычай освящать плоды восходит к VIII веку.

В русской народной традиции Преображение называется вторым или Яблочным Спасом, поскольку в этот день освящаются яблоки — самый распространенный плод на Руси.

Специально к этому дню яблоки везли целыми возами, и каждый более или менее зажиточный человек считал своим долгом раздать плоды бедным и больным. До этого дня не полагалось есть яблоки и все огородные овощи, кроме огурцов. Начиная с этого дня, разрешается есть яблоки и фрукты, освящение которых проводится в конце праздничной литургии.

В Православном календаре праздник приходится на Успенский пост, но ради праздника Преображения Господня церковный устав ослабляет строгость поста и допускает на трапезе рыбу.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

ria.ru

Преображение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. / Патриархия.ru

Пятница. Преображение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа.

Бденная служба праздника Преображения Господня совершается по Минее.

Календарные заметки:

На трапезе разрешается рыба.
Вся служба праздника.
На великой вечерне «Блажен муж» не поется.
На утрене величание: «Величаем Тя, Живодавче Христе, и почитаем Пречистыя Плоти Твоея преславное преображение». Катавасия «Крест начерта́в…» (также и в отдание праздника). «Честнейшую» не поем, но поем припев праздника: «Величай, душе́ моя, на Фаворе преобразившагося Господа».
На литургии антифоны праздника. Вхо́дный стих: «Господи, посли́ свет Твой и истину Твою, та мя наста́виста и введо́ста мя в го́ру святую Твою». Вместо «Достойно» - «Величай, душе моя… Рождество Твое нетленно явися…» (до отдания). Совершается освящение винограда и плодов.
Вечером в праздник совершается великая вечерня со входом и великим прокимном.
С этого дня и по отдание Преображения на литургии по входе (в седмичные дни): «Приидите, поклонимся… Спаси ны, Сыне Божий, преобрази́выйся на горе…». Катавасия в попразднство (кроме первого дня праздника и отдания его): «Ли́цы изра́ильтестии…».

Порядок чтений, согласно календарю:

На великой вечерне кафизмы нет («Блажен муж» не поется).

На «Господи, воззвах» стихиры праздника, глас 4-й – 8 (каждая стихира – дважды). «Слава, и ныне» – праздника, глас 6-й: «Прообразу́я Воскресе́ние Твое́…».

Вход. Прокимен дня. Паримии праздника – 3.

На литии стихиры праздника, глас 2-й. «Слава» – праздника, глас 5-й: «Прииди́те, взы́дем на го́ру…», «И ныне» – праздника, глас тот же: «Зако́на и проро́ков…».

На стиховне стихиры праздника, глас 1-й (со своими припевами). «Слава, и ныне» – праздника, глас 6-й: «Петру́, и Иа́кову, и Иоа́нну…».

По Трисвятом – тропарь праздника, глас 7-й (трижды).

На утрене на «Бог Господь» – тропарь праздника, глас 7-й (дважды). «Слава, и ныне» – тот же тропарь.

Кафизмы 19-я и 20-я. Малые ектении. Седальны праздника (по дважды).

Полиелей. Величание праздника: «Велича́ем Тя, Живода́вче Христе́, и почита́ем Пречи́стыя Пло́ти Твоея́ пресла́вное преображе́ние», и избранный псалом. Седален праздника по полиелее, глас 4-й: «Возше́д со ученики́…». «Слава, и ныне» – ин седален праздника по полиелее, глас 8-й: «Сокрове́нную мо́лнию…». Степенна – 1-й антифон 4-го гласа. Прокимен праздника, глас 4-й: «Фаво́р и Ермо́н о и́мени Твое́м возра́дуетася»; стих: «Твоя́ суть небеса́, и Твоя́ есть земля́». Евангелие – праздника. По 50-м псалме: «Слава» – «Вся́ческая днесь ра́дости испо́лнишася: Христо́с преобрази́ся пред ученики́», «И ныне» – тот же стих. Стихира, глас 5-й: «Божества́ Твоего́, Спа́се…».

Каноны: праздника 1-й со ирмосом на 8 (ирмосы по дважды) и 2-й на 8 (ирмосы по дважды).

Библейские песни «Поем Господеви…».

Катавасия «Крест начерта́в…».

По 3-й песни – седален праздника, глас 4-й. «Слава, и ныне» – тот же седален.

По 6-й песни – кондак и икос праздника, глас 7-й.

На 9-й песни «Честнейшую» не поем, но поем припев праздника: «Велича́й, душе́ моя́, на Фаво́ре преобрази́вшагося Го́спода»1.

По 9-й песни «Достойно есть» не поется. Светилен праздника. «Слава» – тот же светилен, «И ныне» – тот же светилен.

«Всякое дыхание…» и хвалитные псалмы.

На хвалитех стихиры праздника, глас 4-й – 4 (первая стихира – дважды). «Слава, и ныне» – праздника, глас 8-й: «Поя́т Христо́с Петра́…».

Великое славословие. По Трисвятом – тропарь праздника, глас 7-й (единожды).

Отпуст праздника: «И́же на горе́ Фаво́рстей преобрази́выйся во сла́ве, пред святы́ми Свои́ми ученики́ и апо́столы, Христо́с, И́стинный Бог наш, моли́твами Пречи́стыя Своея́ Ма́тере и всех святы́х, поми́лует и спасе́т нас, я́ко Благ и Человеколю́бец».

На часах – тропарь и кондак праздника.

На Литургии праздничные антифоны.

Вхо́дное: «Го́споди, посли́ Свет Твой и и́стину Твою́, та мя наста́виста и введо́ста мя в го́ру святу́ю Твою́».

Примечание. Перед возглашением входного стиха следует произносить «Премудрость, про́́сти» (см. примечание 6 января).

По входе – тропарь праздника. «Слава, и ныне» – кондак праздника.

Поется Трисвятое.

Прокимен, аллилуиарий и причастен – праздника.

Апостол и Евангелие – праздника.

Задостойник – припев: «Велича́й, душе́ моя́…» и ирмос: «Рождество́ Твое́ нетле́нно яви́ся…» (и до отдания).

По заамвонной молитве – по традиции, освящение винограда и плодов. Перед чтением молитвы – каждение плодов при пении тропаря праздника и на «Слава, и ныне» – кондака праздника.

Диакон: «Господу помолимся». Певцы: «Господи, помилуй». Иерей читает молитву Служебника «во причаще́нии гро́здия [винограда]»: «Благослови́, Го́споди, плод сей ло́зный но́вый…». Певцы: «Аминь».

Диакон: «Господу помолимся». Певцы: «Господи, помилуй». Иерей читает молитву Служебника «о принося́щих нача́тки овоще́й»: «Влады́ко, Го́споди Бо́же наш…». Певцы: «Аминь».

Примечание. Минея содержит еще две молитвы – «молитву на благослове́́ние гро́́здия»: «Бо́́же, Спаси́́телю наш, благоволи́́вый виногра́́д нарещи́́...», и «молитву над вся́́ким плодо́́м»: «Го́́споди, Бо́́же наш, положи́́вый ве́́рующим в Тя...».

Иерей кропит святой водой приготовленные виноград и плоды, произнося: «Освяща́ются плод сей ло́зный и плоды́ сия́, окропле́нием воды́ сея́ свяще́нныя, во и́мя Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха. Аминь» (трижды).

Певцы: «Бу́ди имя Господне…» (трижды) и 33-й псалом. Отпуст Литургии – как на утрене.

На трапезе разрешается рыба.

Примечание. «На трапе́́зе же разреша́́ем на ры́́бу, и еле́́й, и вино́́, а́́ще и среда́́ или́́ пято́́к. [Зри] Подоба́́ет ве́́дати, я́́ко преда́́ние и́́мамы от Святы́́х Оте́́ц от спаси́́тельнаго сего́́ пра́́здника Преображе́́ния, снеда́́ти гро́́здие, иде́́же обрета́́ется. Благослове́́ние прие́́мше от иере́́я. Принесе́́ну бы́́вшу гро́́здию в це́́рковь, и по анафо́́ре раздробле́́ну. Глаго́́лется же и моли́́тва на благослове́́ние гро́́здия. Внима́́й: Я́́ко а́́ще кто от бра́́тий снест гро́́здие пре́́жде сицева́́го пра́́здника, то преслуша́́ния запреще́́ние да прии́́мет, и да не вку́́сит гро́́здие чрез весь а́́вгуст ме́́сяц, я́́ко запове́́данный уста́́в презре́́в: я́́ко да от сего́́ навы́́кнут и про́́чии повинова́́тися уста́́ву Святы́́х Оте́́ц. Сие́́ же запреще́́ние быва́́ет и блюду́́щим виногра́́ды бра́́тии. Гро́́здию же на трапе́́зе по пра́́зднице сем, три́́жды в неде́́лю подоба́́ет предлага́́тися бра́́тии: си́́речь в понеде́́льник, в сре́́ду, в пято́́к, да вкуша́́ют бра́́тия. Сей уста́́в быва́́ет и на смо́́квах, и над про́́чими овощьми́́, я́́ве я́́ко времена́́ их, ко́́е когда́́ приспе́́ет. Сия́́ же глаго́́лем кроме́́ приноси́́мых блюду́́щим смо́́кви, и раздае́́мым: снеда́́ют бо сия́́» (Типикон, 6 августа).

С 7 по 12 августа – попразднство Преображения Господня.

13 августа – отдание праздника Преображения Господня.

1 По традиции, 1-й припев запевает священник или диакон.

www.patriarchia.ru

Преображение Господне: почему на Яблочный Спас принято встречать осень

19 августа православные отмечают Преображение Господне, который в народе еще называют Яблочным Спасом

19 августа (6 августа по старому стилю) Православная Церковь отмечает один из важнейших христианских праздников — Преображение Господне и Спаса нашего Иисуса Христа, который в народе носит название Яблочного Спаса. Он относится к двунадесятым - к 12 главным православным - праздникам, важнейшим после Пасхи, связанным с событиями из жизни Христа и Пресвятой Девы Марии.

Праздник установлен в память Преображения Иисуса Христа перед учениками на горе Фавор, о чем рассказывают три евангелиста — Матфей, Марк и Лука. Все три синоптических Евангелия содержат весьма сходные описания Преображения. Как описывают Евангелия, незадолго до своего распятия Иисус Христос, взяв с собой трех учеников — Петра и братьев Заведеевых, Иакова и Иоанна, отправился из области Кесарии Филипповой в пределы Галилеи. Остановившись у горы Фавор, возвышающейся над холмами Галилеи, Иисус стал молиться. Утомившиеся апостолы уснули, как сказано в Евангелии: "Петр же и бывшие с ним отягчены были сном". Проснувшись, они увидели, что Иисус Христос преобразился: он стоял, окруженный сиянием, лицо его сияло как солнце, одежды сделались белее снега и блистали, как свет. Рядом с ним стояли два ветхозаветных пророка — Моисей и Илия, которые беседовали с Господом о его близком отшествии.

Далее Евангелие повествует о том, что беседующих осенило светлое облако, из которого раздался голос Божий: "Сей есть Сын Мой Возлюбленный; Его слушайте". Видение кончилось. Ученики в страхе пали на землю. Иисус Христос подошел к ним, коснулся их и сказал: "Встаньте, не бойтесь". Ученики тогда встали и увидели Иисуса уже в обыкновенном виде. Вместе с Иисусом Христом они спустились с горы и к утру вернулись в Капернаум. Христос повелел никому не рассказывать о том, что они видели, — до тех пор, пока он не воскреснет из мертвых.

Что касается хронологии установления праздника, то в исторической литургике существуют версии о его чрезвычайно древнем происхождении: "С 900 года его празднуют в Византии как… Преображение Спасителя". Однако более вероятно, что рассматриваемый праздник был установлен в IV веке: в это время равноапостольная Елена, мать Константина Великого, возвела на горе Фавор храм в честь Преображения Господня. И некоторое время Преображение было в Палестине местным празднованием. Лишь с V столетия празднование получило повсеместное распространение на христианском Востоке.

Считается, что праздник Преображения напоминает людям о необходимости духовного преображения. Церковь учит, что своим Преображением Спаситель позволил людям воочию лицезреть преображение, которое ожидает человека в Царствии Божием. Христос готовил учеников к своей смерти; они должны были увидеть его в славе, чтобы не поколебаться в час испытаний.

На Востоке к началу августа поспевают злаки и виноград, которые христиане приносят в храм для благословения в знак благодарности Богу за его любовь, за дарование щедрого урожая. Часть урожая в первые века христиане жертвовали в храм для совершения таинства евхаристии (причащения). Древний обычай освящать плоды восходит к VIII веку.

Традиции

В русской народной традиции Преображение называется вторым или Яблочным Спасом, поскольку в этот день освящаются яблоки — самый распространенный плод на Руси. Специально к этому дню яблоки везли целыми возами, и каждый более или менее зажиточный человек считал своим долгом раздать плоды бедным и больным. До этого дня не полагалось есть яблоки и все огородные овощи, кроме огурцов. Начиная с этого дня, разрешается есть яблоки и фрукты, освящение которых проводится в конце праздничной литургии. В народе верили, что если съесть на Спас яблочко, думая о желаемом, то загаданное сбудется.

В Православном календаре праздник приходится на Успенский пост, но ради праздника Преображения Господня церковный устав ослабляет строгость поста и допускает на трапезе рыбу.

По традиции в этот день ходили в гости. Сняв первые яблоки, крестьяне пекли яблочные пироги, варили компот и приглашали к себе гостей на застолье, а в деревнях по вечерам все выходили в поле, пели песни и водили хороводы, провожая лето и встречая осень.

На Яблочный Спас девушки подходили к яблоням, обнимали их и просили, чтобы яблоневые деревья поделились с ними свежестью и красотой. Чтобы красота перешла к ним, девушки срывали листья яблони и вплетали их в венки. И это неудивительно – ведь цветущая яблоня считалась одним из самых красивых деревьев, и красивых девушек нередко сравнивали с яблоньками.

Молились за детей. Считалось, что если женщина, потерявшая своих детей до того, как их крестили, не будет есть яблоки до Яблоневого Спаса, а в сам праздник сходит в храм с первым урожаем яблок, то в раю у ее ребенка все будет хорошо, и сам Господь даст ему отведать яблока.

Приметы

 По этому дню определяли погоду на осень и даже на будущую зиму. Народная метеорология гласила, что каким будет Яблочный Спас, таким будет день Покрова (14 октября) и весь январь. Сухая погода предвещала сухую осень, дожди – дождливую, а ясный день – суровую холодную зиму.

Второй Спас упоминается еще и как "встреча осени", потому что приблизительно с этого дня в России становились холоднее вечера и ночи, а дни короче. Отсюда: второй Спас — шубу припас; на второй Спас бери голицы про запас.

www.mk.ru

Загадки тропаря Преображения Господня

До 26 ав­гу­ста, от­да­ния празд­ни­ка Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня, в хра­ме мож­но услы­шать тро­парь «Пре­об­ра­зил­ся еси на го­ре, Хри­сте Бо­же». По­че­му он на­пи­сан в про­шед­шем вре­ме­ни, за­чем в нем под­чер­ки­ва­ет­ся на­ша гре­хов­ность и для че­го при­зы­ва­ют­ся мо­лит­вы Бо­го­ро­ди­цы, рас­ска­зы­ва­ет Оль­га Се­да­ко­ва.

Пре­об­ра­же­ние Гос­подне. Ико­на XVII ве­ка, Ка­ре­лия.

 

(Sub specie poeticae)

Тро­парь Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня по­стро­ен про­сто. Пер­вая его часть – три сти­ха – из­ла­га­ет со­бы­тие, ко­то­рое празд­ну­ет­ся: как обыч­но, в бо­го­слов­ской пер­спек­ти­ве и, как обыч­но, в фор­ме об­ра­ще­ния, во вто­ром ли­це. «Ты пре­об­ра­зил­ся на го­ре». Бо­го­слов­ский ком­мен­та­рий тро­па­ря пре­дель­но сжат: ска­за­но, что пре­об­ра­же­ние – это яв­ле­ние Сла­вы Бо­жи­ей и что воз­мож­ность ви­деть эту сла­ву у че­ло­ве­ка весь­ма огра­ни­че­на. О свя­зи Пре­об­ра­же­ния со Стра­стя­ми го­во­рит уже кондак Празд­ни­ка. О вет­хо­за­вет­ных про­об­ра­зах яв­ле­ния Сла­вы Гос­под­ней, бо­го­от­кро­ве­ни­ях на го­ре Мо­и­сею и Илии го­во­рят биб­лей­ские па­ре­мии и дру­гие празд­нич­ные пес­но­пе­ния.

За­ме­тим, что в от­ли­чие от мно­гих празд­нич­ных тро­па­рей и конда­ков, в пре­об­ра­жен­ском тро­па­ре речь ве­дет­ся в про­шед­шем вре­ме­ни, а не в на­сто­я­щем (ср. «Днесь спа­се­ния на­ше­го гла­виз­на», тро­парь Бла­го­ве­ще­ния; «Де­ва днесь Пре­су­ще­ствен­на­го раж­да­ет», кондак Рож­де­ству; «Явил­ся еси днесь все­лен­ней», кондак Кре­ще­нию; «Днесь бла­го­во­ле­ния Бо­жия пре­до­бра­же­ние», тро­парь Вве­де­ния во храм; «Де­ва днесь пред­сто­ит в церк­ви», кондак По­кро­ву и др.). Мож­но пред­по­ло­жить, что эта фор­ма из­бра­на неслу­чай­но: тро­парь Пре­об­ра­же­ния (как и кондак это­го Празд­ни­ка) го­во­рит об этом со­бы­тии как о слу­чив­шем­ся еди­но­жды[1], он не хо­чет пред­ста­вить его как про­ис­хо­дя­щее сей­час («днесь»), пе­ред гла­за­ми со­брав­ших­ся. Уви­деть свет Пре­об­ра­же­ния страш­но и непо­силь­но да­же из­бран­ным Уче­ни­кам, что от­ме­че­но в тре­тьем сти­хе: они ви­де­ли сла­ву Бо­жию, «яко­же мо­жа­ху» – на­сколь­ко это бы­ло в их си­лах. Еван­гель­ское по­вест­во­ва­ние и ико­но­гра­фия Пре­об­ра­же­ния изо­бра­жа­ет ужас Уче­ни­ков, «пав­ших на ли­ца свои» (Мф.17:6).

И по­то­му, ве­ро­ят­но, по­яв­ля­ет­ся в сле­ду­ю­щем сти­хе ред­кая для празд­нич­ных пес­но­пе­ний (и есте­ствен­ная в мо­лит­вах) са­мо­ха­рак­те­ри­сти­ка по­ю­щих и слу­ша­ю­щих его как «греш­ных»: «Да вос­си­я­ет и нам, греш­ным». О том, чтобы удо­сто­ить­ся ви­де­ния это­го «прис­но­сущ­но­го», веч­но­го – и при этом неви­ди­мо­го для обы­ден­но­го, греш­но­го взгля­да – неве­ще­ствен­но­го све­та, чтобы он «про­си­ял и нам», про­сит вто­рая часть тро­па­ря (еще три сти­ха), пря­мо пе­ре­хо­дя­щая в сла­во­сло­вие Хри­сту как по­да­те­лю Све­та.

Ос­нов­ной мо­тив тро­па­ря – свет: его несут сло­ва «свет», «вос­си­я­ет», «све­то­да­вец», «сла­ва» (биб­лей­ская сла­ва име­ет обыч­но све­то­вую при­ро­ду, хо­тя необя­за­тель­но: чу­до в Кане Га­ли­лей­ской – «пре­об­ра­же­ние» во­ды в ви­но – опи­сы­ва­ет­ся как «яв­ле­ние сла­вы», хо­тя соб­ствен­но о све­те в этом эпи­зо­де ни­че­го не го­во­рит­ся, Ин.2:11). Со све­то­вой при­ро­дой свя­за­на и свя­тость, о свя­тых обыч­но го­во­рит­ся, что они «про­си­я­ли».

Свет Пре­об­ра­же­ния, фа­вор­ский свет – важ­ней­шая те­ма пра­во­слав­ной тра­ди­ции, бо­го­сло­вия и ми­сти­ки, мо­лит­вен­ной прак­ти­ки. Веч­ный, то есть бо­же­ствен­ный, нетвар­ный свет, ко­то­рый со­зер­ца­ет­ся «ум­ны­ми оча­ми», «оча­ми серд­ца». Прось­ба о ви­де­нии бо­же­ствен­но­го све­та есть, соб­ствен­но, прось­ба о свя­то­сти.

Мож­но спро­сить, по­че­му наш тро­парь в сво­ей прось­бе о да­ро­ва­нии ви­деть этот свет об­ра­ща­ет­ся к за­ступ­ни­че­ству Бо­го­ро­ди­цы («мо­лит­ва­ми Бо­го­ро­ди­цы»): ведь во всех си­ноп­ти­че­ских по­вест­во­ва­ни­ях о Пре­об­ра­же­нии ре­чи о Ней не за­хо­дит?

Это уточ­не­ние прось­бы свя­зы­ва­ет Пре­об­ра­же­ние, яв­ле­ние Хри­ста по сла­ве, с Рож­де­ством. В на­шем тро­па­ре Хри­стос пред­став­лен как «по­да­тель све­та». В еван­гель­ских по­вест­во­ва­ни­ях Он об­ле­ка­ет­ся све­том, как буд­то в под­твер­жде­ние сти­ха Псал­ма: «Оде­яй­ся све­том яко ри­зою» (Пс.103:2). Но Он и есть Свет: «Све­та от Све­та» (Сим­вол ве­ры), «свет непри­ступ­ный»: «при­шел еси и явил­ся еси, свет непри­ступ­ный» (кондак Кре­ще­ния).

В празд­нич­ных тро­па­рях на Рож­де­ство Бо­го­ро­ди­цы и на Сре­те­ние зву­чит од­на и та же фра­за: «Из Те­бе бо воз­сия Солн­це прав­ды Хри­стос Бог наш» -- с гла­го­лом из на­ше­го тро­па­ря «да воз­си­ет». В со­бы­тии Пре­об­ра­же­ния Хри­стос «по­ка­за уче­ни­ком сла­ву Свою». Но Он и есть Сла­ва Бо­жия («Бо­жия сла­ва и Бо­жия муд­рость», «Сла­ва Бо­га От­ца»), и по­то­му Бо­го­ро­ди­ца име­ну­ет­ся «свя­щен­ное со­кро­ви­ще сла­вы Бо­жия» (кондак на Вве­де­ние во храм).

Те­ма «све­та Хри­сто­ва» и Хри­ста – Све­та – лю­би­мая те­ма мно­же­ства ли­тур­ги­че­ских пес­но­пе­ний, вклю­ча­ю­щих в се­бя сти­хи Псал­мов и дру­гие ци­та­ты Св. Пи­са­ния: «во све­те Тво­ем узрим свет (из Пс.35:10)»; «да зна­ме­ну­ет­ся на нас свет ли­ца Тво­е­го»; «Свет ис­тин­ный, про­све­ща­яй и осве­ща­яй вся­ка­го че­ло­ве­ка гря­ду­ще­го в мир (ци­та­та из Ин.1:9)»; «Све­те ти­хий свя­тыя сла­вы бес­смерт­на­го От­ца небес­на­го»… Свет, ко­то­рый есть жизнь – «и жизнь бы­ла свет че­ло­ве­ков» – и ко­то­рый «во тьме све­тит» (Ин.1:4-5).

По сви­де­тель­ству всех трех си­ноп­ти­ков, апо­стол Иоанн был од­ним из трех сви­де­те­лей Пре­об­ра­же­ния – и при этом в его по­вест­во­ва­нии этот эпи­зод от­сут­ству­ет. Но след – или плод – это­го опы­та ле­жит в серд­це­вине про­ло­га к Еван­ге­лию от Иоан­на, к Иоан­но­ву бо­го­сло­вию све­та, ко­то­рое из­ла­га­ет­ся как бо­го­сло­вие сви­де­тель­ское: «и ви­де­хом сла­ву Его, сла­ву яко еди­но­род­на­го от От­ца» – «и мы ви­де­ли…» (Ин.1:14).


При­ме­ча­ние

[1] В «Ав­гу­сте» у Б. Па­стер­на­ка яв­ле­ние фа­вор­ско­го све­та пред­став­ле­но как во­шед­шее в оби­ход, ре­гу­ляр­ное:

«Обык­но­вен­но свет без пла­ме­ни
Ис­хо­дит в этот день с Фа­во­ра».

azbyka.ru

Преображение Господне / Православие.Ru

Событие праздника и его эортологическая динамика

Данный праздник установлен в память Преображения Господа Иисуса Христа перед учениками на горе Фавор. О нем рассказывается в трех синоптических Евангелиях: Мф. 17: 1–6; Мк. 9: 1–8; Лк. 9: 28–36.

В последний год Своего общественного служения, находясь в Кесарии Филипповой, Господь в преддверии грядущих страданий начал открывать ученикам то, что «Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин и первосвященников и книжников, и быть убиту, и в третий день воскреснуть» (Мф. 16: 21). Слова Учителя сильно опечалили апостолов, и особенно Петра, который стал прекословить Спасителю, говоря: «Будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою!» (Мф. 16: 22). Заметив скорбь учеников и желая облегчить ее, Иисус Христос обещал некоторым из них показать ту славу, в какую Он облечется по Своем отшествии: «Истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Сына Человеческого, грядущего в Царствии Своем» (Мф. 16: 28).

Спустя шесть дней Господь в сопровождении учеников отправился из Кесарии в пределы Галилеи. Остановившись у горы Фавор, Он взял с Собой трех учеников – Петра и братьев Иакова и Иоанна и взошел с ними на вершину помолиться. И апостолы, утомившись, уснули: «Петр же и бывшие с ним отягчены были сном» (Лк. 9: 32).

Во время их сна Господь Иисус Христос преобразился: «И когда молился, вид лица Его изменился, и одежда Его сделалась белою, блистающею» (Лк. 9: 29). Очнувшись от сна, апостолы увидели Его в светлых одеждах с исходящим от Него ярким светом. Христос беседовал с двумя мужами – пророками Моисеем и Илией о предстоящих страданиях. Когда разговор подходил к концу, Петр проникся дерзновением и сказал Господу: «Наставник! хорошо нам здесь быть, сделаем три кущи, одну – Тебе, одну – Моисею и одну – Илии» (Лк. 9: 33). Но Иисус тотчас показал ему, что не имеет нужды в скинии, что Он есть Тот, Кто в продолжение 40 лет делал в пустыне палатки из облака его отцам. «Когда Он еще говорил, – повествует евангелист Матфей, – се, облако светлое осенило их; и се, глас из облака, глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте» (Мф. 17: 5).

При этих словах апостолы в сильном страхе пали ниц. В это время слава Господня, а вместе с ней и пророки, скрылась от них. Господь подошел к лежавшим на земле ученикам, говоря: «Встаньте, не бойтесь» (Мф. 17: 7) Подняв глаза, апостолы никого не увидели, кроме Господа Иисуса. Они стали спускаться с горы. Дорогой Господь заповедал им никому не говорить о видении до тех пор, пока Он не примет страдания и смерть и не воскреснет в третий день. Апостолы выполнили просьбу Спасителя и умолчали до поры об увиденном.

Несмотря на то, что вспоминаемое событие совершилось за 40 дней до распятия Спасителя, оно отмечается в августе, а не в феврале, так как иначе празднование приходилось бы на время Великого поста. По установленной традиции, временной промежуток в 40 дней отделяет Преображение от празднуемого 14 сентября Воздвижения Креста Господня, когда Церковь вновь вспоминает Христовы страсти и Его страдание на кресте. В связи с этим протоиерей Александр Шмеман замечает: «До своего оформления в отдельный праздник воспоминание Преображения, несомненно, было связано с пасхальным циклом, на что еще и сейчас указывают тропарь и кондак этого дня: “…да егда Тя узрят распинаема”»[1].

Что касается хронологии установления праздника, то в исторической литургике существуют версии о его чрезвычайно древнем происхождении: «С 900 года его празднуют в Византии как… Преображение Спасителя»[2].

Однако более вероятно, что рассматриваемый праздник был установлен в IV веке: в это время равноапостольная Елена, мать Константина Великого, возвела на горе Фавор храм в честь Преображения Господня. И некоторое время Преображение было в Палестине местным празднованием. Лишь с V столетия празднование получило повсеместное распространение на христианском Востоке.

Праздник в православном богослужении

Отдельные сведения, связанные с диахронической специфичностью празднования Преображения Господня в Палестине, можно почерпнуть из труда А.А. Дмитриевского «Праздник Преображения Господня на Фаворе». Он, в частности, пишет: « К 6 августу, ко дню праздника Преображения Господня, жизнь на Фаворской горе принимает не только характер оживленный, но даже излишне игривый, чуждый совершенно царящему здесь в обычное время спокойствию и полному безмолвию… Для совершения торжественного богослужения в этот день прибывает со своей свитой или Назаретский митрополит, или даже из Иерусалима кто-либо из епископов-синодалов»[3].

Вечернее богослужение совершает владыка с местным и прибывшим духовенством. Специально приглашенные певчие стараются сделать всенощное бдение еще более великолепным с помощью нотных аниксандариев (стихи псалма «Благослови, душе моя, Господа»), кекрагариев (стихир на «Господи, воззвах») и доксастариев – славников. Кроме обычного торжественного малого выхода всех священнослужителей для пения «Свете тихий», «совершается и благословение хлебов на литии, причем когда стечение богомольцев в храме бывает значительное, для совершения литии и благословения хлебов выходят на монастырский двор под открытое небо».

Заутреня совершается обычным порядком по чину Великой Константинопольской Церкви, до великого славословия, после которого непосредственно следует литургия. Если ее служит архиерей, то, по принятому обычаю, облачение его происходит прежде – на средине храма, причем священные архиерейские одежды выносят из алтаря сослужащие с ним иереи после возгласа диакона: «Иереи, изыдите».

За литургией, а равно и на заутрене, произносятся на церковнославянском языке некоторые ектении и возгласы и читаются Апостол и Евангелие на трех языках – греческом, арабском и церковнославянском.

В конце литургии положены молебен и совершается крестный ход вокруг храма Преображения.

Локальной особенностью праздника является то, что палестинские христиане ко дню праздника Преображения приурочивают нередко крещение своих детей, а также и время совершения первого пострига над детьми, достигшими уже трехлетнего или даже большего возраста. Поэтому накануне на Фаворе в обители совершается обряд крещения. В самый день праздника на литургии по Евангелии архиерей читает молитвы «на пострижение власов» и кресто­образно совершает постриг детей, говоря: «Постригается раб Божий (имя рек) во имя Отца и Сына и Святаго Духа». Затем произносится краткая сугубая ектения за восприемника и постригаемого и совершается отпуст.

На синхронном срезе Преображение Господне относится в Русской Православной Церкви к Господским, неподвижным праздникам и имеет все литургические особенности великого двунадесятого празднования. Помимо этого, располагает одним днем предпразднства (5 августа) и семью – попразднства (с 7 по 13 августа). Отдание совершается 13 августа.

Чин освящения плодов на Преображение Господне

В некоторой степени, которую нельзя, однако, преувеличивать, праздник Преображения связан и сопоставим с ветхозаветным праздником кущей. Подобная взаимность подтверждается и традицией совершать в оба этих торжества освящение плодов.

На Востоке к началу августа поспевают злаки и виноград, которые христиане приносят в храм для благословения в знак благодарности Богу за дарование этих плодов. Часть урожая в первые века христиане жертвовали в храм для совершения таинства евхаристии. Очевидно, что в христианстве освящение плодов в день праздника Преображения приобрело особое символическое значение. В Преображении Христа показано то новое, преображенное и благодатное, состояние, которое человек и мир обретают Воскресением Христа и которое осуществится в воскресении людей. И вся природа, которая пришла в расстройство с того момента, когда в мир через человека вошел грех, теперь вместе с человеком ожидает грядущего обновления. Поэтому несколько слов нужно сказать о разработанном в Русской Православной Церкви чине освящения плодов, который горячо любим православными людьми. С течением времени рассматриваемый праздник даже получил название Яблочного Спаса, поскольку в этот день освящаются яблоки – самый распространенный плод на Руси.

Итак, после заамвонной молитвы, при пении тропаря и кондака праздника, священник кадит плоды. Затем диакон возглашает: «Господу помолимся», и священник читает молитву «в причащение гроздия»: «Благослови, Господи» и молитву «о приносящих начатки овощей»: «Владыко Господи Боже наш».После – при пении тропаря – окропляет плоды святой водой. Затем следуют «Буди имя Господне»и отпуст праздника.

Иконография праздника

Основой для иконографии праздника Преображения Господня становится евангельское повествование.

На иконах, фресках, миниатюрах рукописей Спаситель, стоящий на горе, изображается в центре композиции, по сторонам от Него – пророки, у подножия горы – павшие ниц апостолы.

Одним из древнейших образов Преображения является мозаика апсиды церкви святого Аполлинария (Сан Аполлинаре ин Классе) в Риме (середина VI в.): фигура Христа в центре заменена изображением огромного четырехконечного креста в медальоне, над ним – десница Господа. По сторонам на облаках – полуфигуры Моисея и Илии, а ниже, посреди деревьев, изображены три агнца, по всей видимости символизирующие трех учеников Спасителя. Подобный вариант иконографии характерен для раннехристианского искусства, изобилующего сложными символами. Однако он не находит дальнейшего распространения.

Другой изобразительный тип демонстрируют мозаики монастыря святой Екатерины на Синае. В них представлено явление Господа во славе апостолам, то есть событие Нового Завета, при котором также присутствует пророк Моисей. Пророки и апостолы изображены здесь на золотом фоне, в белых одеждах. Стоящий в центре композиции благословляющий Спаситель окружен сиянием славы – из овальной голубой мандорлы исходят лучи света. Такая композиция получает широкое распространение в византийском и древнерусском искусстве[4].

Примерно с XII века она будет дополнена изображениями восходящих и нисходящих с горы апостолов во главе с Христом: церкви Благовещения в Грачанице (1321), Богородицы Перивлепты в Мистре (третья четверть XIV в.).

В более поздних памятниках появляется еще ряд иконографических деталей, делающих повествование о Преображение более подробным. Так, на некоторых иконах XVI–XVII столетий по сторонам от Христа изображаются не только пророки Моисей и Илия, но и восстание Моисея из гроба и перенесение на гору Фавор на облаке Илии. Обоих ветхозаветных праведников сопровождают ангелы (русские иконы конца XVI в.).

Весьма значима роль сцены Преображения в составе храмовых росписей и особенностях ее местоположения в пространстве храмов. Поскольку Преображение понималось как прообраз грядущих Христовых страстей, что нашло отражение и в святоотеческих толкованиях, и в богослужебных текстах, данный сюжет в нарушение хронологического повествования являлся элементом страстного цикла (церковь Спаса на Нередице; 1199; Новгород Великий). Более того, зачастую в русских иконостасах XVI–XVII веков Преображение становится обозначением страстного цикла, замещая его в праздничном ряду между композициями Входа в Иерусалим и Распятия.

pravoslavie.ru

Преображение Господне - История красоты — LiveJournal

На горе Фавор преобразился Ты, Иисусе,
и облако светлое, как шатер распростираемое,
Апостолов Твоею славою покрыло"
(Литургия на Преображение Господне).


Преображение Господне (греч. Μεταμόρφωσις του Κυρίου και Θεού και Σωτήρος ημών Ιησού Χριστού — Преображение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа) — описанное в Евангелиях явление Божественного величия и славы Иисуса Христа перед тремя ближайшими учениками во время молитвы на высокой горе; праздник христианской церкви (Преображение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, в русской народной традиции называется также Яблочный Спас или Второй Спас). Об этом событии сообщают все евангелисты, кроме Иоанна (Мф. 17:1–6, Мк. 9:1–8, Лк. 9:28–36). Это один из так называемых двунадесятых праздников, которые догматически тесно связаны с событиями земной жизни Господа Иисуса Христа и Богородицы и делятся на Господские (посвященные Господу Иисусу Христу) и Богородичные (посвященные Божией Матери). Преображение — Господский праздник. Этот Праздник установлен в память славного преображения Иисуса Христа пред учениками на горе Фавор, для показания им Своего Божественного величия и подкрепления их веры по случаю приближавшихся Его страданий. Празднуется Православной церковью 6 (19) августа по юлианскому или же 6 августа по григорианскому календарю (в поместных церквах, перешедших на новоюлианский календарь). В Католической церкви празднуется 6 августа (в случае если 6 августа выпадает на будний день, то празднование может быть перенесено на следующее воскресенье). В Армянской апостольской церкви праздник является переходящим от 28 июня до 1 августа. Преображение Господне - один из самых таинственных евангельских эпизодов, вокруг которого на протяжении двух тысячелетий кипят церковные и мирские споры. На протяжении столетий образ Преображения Господня стремились запечатлеть в своих работах иконописцы и художники, свои стихи посвящали этому событию поэты. В отличие от других главных христианских праздников, тема Преображения Христова не нашла широкого отражения в художественной литературе. Преображение зачастую лишь только упоминается в литературных произведениях, но не является их ключевой темой (например, стихотворение «Август» Бориса Пастернака или эпизод романа «Лето Господне» И. Шмелёва).


Преображение Господне. Церковь святого Якоба, Стокгольм, Швеция
Событие Преображения

Преображение описано в каждом из синоптических Евангелий (синоптические Евангелия — это три первые книги Нового Завета, Евангелия от Матфея, Марка и Луки), причём описания эти очень похожи.

«И по прошествии шести дней взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, брата его, и возвел их на гору высокую одних, и преобразился пред ними: и просияло лицо Его как солнце, одежды же Его сделались белыми как свет» (Мф. 17, 1-2).

Евангелия повествуют, что события Преображения произошли через шесть дней после того, как Христос в беседе о кресте и Царствии Божием пророчески произнес: «...истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе» (Мк 9:1).

Иисус сказал Своим ученикам, что Ему предстоит умереть в Иерусалиме. Ученикам было тяжело это слышать, потому что они мечтали провозгласить Его царем. Печалью наполнились их сердца, когда Господь сказал им, что Ему предстоит идти в Иерусалим и там много пострадать от старейшин, первосвященников и книжников, быть убитым и в третий день воскреснуть. Учеников не утешала мысль о воскресении Иисуса, потому что они еще не понимали сказанного Им.

Спаситель взял с собой троих ближайших учеников — Петра, Иакова и Иоанна — и отправился вместе с ними на гору, чтобы помолиться. Пока Христос молился, учеников, уставших за день, сморил сон. Но потом чудо разбудило их — Учитель во время молитвы «преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет» (Мф 17:2).

Перед Спасителем явились два ветхозаветных пророка, Моисей и Илия и говорили с Ним. Как пишет апостол Лука, беседа шла «об исходе Его, который Ему надлежало совершить в Иерусалиме» (Лк 9:31), то есть о предстоящем распятии на кресте. Апостол Петр, пораженный величием Господа, воскликнул: «Равви! хорошо нам здесь быть; сделаем три кущи: Тебе одну, Моисею одну, и одну Илии» (Мк 9:5).

После этих слов появилось светлое облако и накрыло всех своей тенью. Из недр облака раздался голос Бога-Отца: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Моё благоволение; Его слушайте» (Мф 17:5).

Услышав этот голос, ученики пали ниц и очень испугались. Но Иисус, подойдя к ним, коснулся их и сказал: «Встаньте и не бойтесь». Подняв глаза, они никого не увидели, кроме одного Иисуса.

После этого чудесного события Христос и ученики сошли с горы. Спускаясь с горы, Иисус запретил ученикам говорить об увиденном ими, «доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых» (Мк. 9:9).


Три символические палатки-кущи, которые Апостол Петр предложил поставить на этом месте Христу: «Петр сказал Иисусу: Господи! хорошо нам здесь быть; если хочешь, сделаем здесь три кущи: Тебе одну, и Моисею одну, и одну Илии» (Мф. 17, 4). Находятся на территории геречского православного храма Преображения Господня


Храм святого Жака, Boistrudan, Бретань, Франция


Богословское толкование

Преображение есть явление Сына, при котором Отец свидетельствует гласом из светлого облака Святого Духа, то есть откровение всех Лиц Святой Троицы (На (Фаворской) горе было восемь, а представлялось, что — шесть; эти три: Петр, Иаков, и Иоанн, совозшедшие с Христом, увидели бывших там и беседующих с Ним Моисея и Илию; так что всех вместе было шесть; но, конечно, вместе с Господом невидимым образом также находились и Отец и Дух Святый; Первый — свидетельствующий Своим гласом, что Он — Сын Его возлюбленный; Второй же — в светлом облаке сосияющий и являющий в отношении Себя и Отца сопряженность и единость Света; потому что богатство их состоит в сопряженности и в едином излучении Сияния. (Святитель Григорий Палама, Омилия XXXIV. На святое Преображение Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа; в ней доказывается, что Свет, бывший при Преображении, является несозданным)). Преображение показывает, что в Иисусе Христе соединены два естества — божественное и человеческое. Во время Преображения божественная природа Христа не менялась, но была лишь явлена в Его человеческой природе. По словам Иоанна Златоуста, оно произошло, «дабы показать нам будущее преображение естества нашего и будущее Своё пришествие на облаках во славе с ангелами».

Символичным является и явление Моисея и Илии. По выражению Иоанна Златоуста, «один умерший и другой, ещё не испытавший смерти», предстали для того, чтобы показать, что «Христос имеет власть над жизнью и смертью, владычествует над небом и землёй».


Александр Иванов. Преображение Господне, 1824
Ефрем Сирин: "Радовались Пророки, ибо узрели здесь Его человечество, которого прежде не видели. Радовались и Апостолы, ибо узрели здесь славу Его Божества, которого прежде не разумели, и услышали глас Отца, свидетельствующий о Сыне… Тройственное было здесь свидетельство: глас Отца, Моисей и Илия. Они предстояли пред Господом, как служители, и смотрели друг на друга, — Пророки на Апостолов, и Апостолы на Пророков, святой Моисей видел освещенного Симона — Петра, домоправитель, поставленный Отцем, взирал на домоправителя, поставленного Сыном; Ветхозаветный девственник Илия видел новозаветного девственника Иоанна; тот, кто вознесся на огненной колеснице, взирал на того, кто возлежал на пламенных персях Христовых. Таким образом, гора представляла собой Церковь, потому что Иисус соединил на ней два завета, принятых Церковью, и показал нам, что Он есть Податель обоих."

Ряд богословов (Косма Маюмский, Иустин Попович) считают, что при Преображении было преображено и всё человеческое естество, так как Бог стал человеком и «преобразил» Божий образ каждого человека, удаляя с него «осадок» первородного греха: «Невыразимо явив на Фаворе неприступный свет, Владыка Христос наполнил тварь радостью и обожил человеков» (Косьма Майумский. Гимн на Преображение Господне).


"На горе Фавор преобразился Ты, Иисусе..."

Согласно церковному Преданию, Преображение Иисуса Христа произошло на горе Фавор. Однако большинство современных богословов считают горой Преображения не Фавор, а один из отрогов горы Ермон. До IV века в дошедших до нас древнехристианских источниках гора Преображения не называется. Есть упоминание в евангелии от Матфея и Марка о "горе высокой": «По прошествии дней шести, взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, брата его, и возвел их на гору высокую одних, и преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет. И вот, явились им Моисей Илия, с ним беседующие. При сем Петр сказал Иисусу: Господи! Хорошо нам здесь быть; если хочешь сделаем здесь три кущи: Тебу одну, и Моисею одну, и одну Илии» (От Мф. 17, 1-5). Евангелист Лука упоминает только о "горе".

Святая гора Фавор (ивр. ‏הר תבור‎‏‎‎, Тавор; греч. Όρος Θαβώρ; араб. ‎ Джебель-Тор) отдельно стоящая гора высотой 588 м в восточной части Издрелонской долины, в Нижней Галилее, в 9 км к юго-востоку от Назарета, в Израиле. Рядом с горой Фавор расположены два арабских селения Шибли и Дабурийа и еврейское поселение Кфар Тавор. Склоны ее покрыты деревьями и кустарниками, весной она усыпана цветами. Величественная, одиноко стоящая посреди Издрелонской долины, гора Фавор  имела глубочайшее значение в библейской истории. Гора находилась на пересечении торговых путей и занимала важное стратегическое место, привлекая внимание жителей Святой Земли и приходящих сюда различных завоевателей. Когда хотели представить идею возвышенного и величественного, брали для сравнения гору Фавор. Так, Иеремия сравнивает царя египетского, славного и могущественного между народами, с Фавором между горами (Иер. 46:18).

bellezza-storia.livejournal.com

ПРЕОБРАЖЕНИЕ ГОСПОДНЕ. Великая вечерня

ПРЕОБРАЖЕНИЕ
ГОСПОДА БОГА И СПАСИТЕЛЯ НАШЕГО
ИИСУСА ХРИСТА

 

НА ВЕЛИЦЕЙ ВЕЧЕРНИ

 

Стихология не бывает, токмо аще есть Неделя, тогда поем кафизму всю; аще в понедельник, первый антифон.

 

НА ВЕЛИКОЙ ВЕЧЕРНЕ

 

 

На Господи, воззвах: стихиры на 8, самогласны, глас 4, по дважды. Космы монаха:

 

На Господи воззвах: стихиры на 8, глас 4, преподобного Космы Маиумского.

Прежде Креста Твоего, Господи, / гора Небеси подобящися, / и облак, яко сень, протязашеся, / Тебе преобразующуся, / от Отца же свидетельствуему: / тамо бе Петр со Иаковом и Иоанном, / яко хотяху быти с Тобою и во время предания Твоего, / да, видевше чудеса Твоя, / не устрашатся страданий Твоих, / имже поклонитися нам в мире сподоби, / великия ради Твоея милости.

 

Прежде Креста Твоего, Господи, / гора уподоблялась небу / и облако как шатер распростиралось. / Когда Ты преображался / и принимал свидетельство от Отца, / был там Петр с Иаковом и Иоанном, / ибо им предстояло быть с Тобою / и в час предания Твоего на смерть, / чтобы увидев дивные дела Твои, / не убоялись страданий Твоих, / которым удостой нас поклониться в мире / по великой Твоей милости. (2)

Прежде Креста Твоего, Господи, / поим ученики на гору высоку, / преобразился еси пред ними, / лучею силы озаряя их, / отсюду убо человеколюбием, / отонуду властию, / показати хотя воскресения светлость, / егоже и нас, Боже, в мире сподоби, / яко Милостив и Человеколюбец.

 

Прежде Креста Твоего, Господи, / взяв учеников на гору высокую, / Ты преобразился перед ними, / лучами силы озаряя их, / желая показать, как человеколюбием, так и могуществом, / светлость воскресения; / и нас, Боже, в мире того удостой, / как Милостивый и Человеколюбец. (2)

Гора, яже, иногда мрачна и дымна, / ныне же честна и свята есть, / на нейже нозе Твои стоясте, Господи, / превечное бо сокровенное таинство / напоследок явлено сотвори, / страшное Твое преображение, / Петру, и Иоанну, и Иакову. / Иже, такова сияния лица Твоего не терпяще / и светлости риз Твоих, / ниц на лице земли покрывахуся, / иже и ужасом одержими, дивляхуся, / видяще Моисея и Илию, глаголюща с Тобою, / хотящая приключитися Тебе; / и глас от Отца свидетельствоваше, глаголя: / Сей есть Сын Мой возлюбленный, / о Немже благоизволих, / Того послушайте, / Иже и дарует мирови велию милость.

 

Гора, некогда мраком сокрытая и дымом, / ныне почитаема и свята, / на которой ноги Твои стояли, Господи; / ибо прежде веков сокровенное таинство / сделало напоследок явным / страшное Твое преображение / Петру, Иоанну, и Иакову. / Они, сияния лица Твоего не вынося / и блеска одежд Твоих, / лицами к земле склонялись, / и, охваченные изумлением, удивлялись, / видя Моисея и Илию, с Тобою собеседующих / о том, что должно было случиться с Тобой. / И голос от Отца свидетельствовал, говоря: / "Это Сын Мой возлюбленный, / в Котором Мое благоволение, Его слушайте, / Он и дарует миру великую милость!" (2)

На горе высоце преображся, Спас, / верховныя имея ученики, / преславно облистал есть, / показуя, яко высотою добродетелей облиставше / и Божественней славе сподобятся. / Глаголющии со Христом Моисей и Илия показоваху, / яко живыми и мертвыми обладает / и иже древле законом и пророки глаголавый есть Бог, / Емуже и глас Отеч из облака светла послушествоваше, глаголющий: / Того послушайте, / Иже Крестом ада пленивша / и мертвым дарующа живот вечный.

 

На горе высокой преобразившись / в присутствии верховных учеников, / Ты славно просиял, Спаситель, / показывая, что высотою добродетелей блистающие / и Божественной славы удостоятся. / Беседовавшие же со Христом Моисей и Илия / открывали, что Он – над живыми и мертвыми владычествует, / и Богом, в древности через закон и пророков вещавшим является, / о Ком из светлого облака и свидетельствовал / голос Отца, говорящий: / "Послушайте Того, Кто Крестом пленит ад / и мертвым дарует жизнь вечную!" (2)

Слава, и ныне, глас 6. Анатолия:

 

Слава, и ныне, глас 6, Анатолия

Прообразуя воскресение Твое, Христе Боже, / тогда поят три Твоя ученики, / Петра, и Иакова, и Иоанна, / на Фавор возшел еси. / Тебе же, Спасе, преобразующуся, / Фаворская гора Светом покрывашеся, / ученицы Твои, Слове, / повергоша себе долу на земли, / не терпяще зрети невидимаго зрака, / Ангели служаху страхом и трепетом, / небеса убояшася, / земля вострепета, / видяще на земли славы Господа.

 

Прообразуя воскресение Свое, Христе Боже, / берешь тогда с Собою трех Твоих учеников / Петра, и Иакова, и Иоанна, / на Фавор взойдя. / И при Твоем, Спаситель, преображении / гора Фаворская светом озарялась. / Ученики Твои, Слово, / поверглись ниц, простершись на земле, / не вынося созерцания недоступного взорам образа. / Ангелы служили Тебе со страхом и трепетом, / небеса содрогнулись, земля затрепетала, / видя на земле Славы Господа.

Вход. Прокимен дне. И чтения.

 

 

 

Вход. Прокимен дня. И чтения праздника:

 

 

Исхода чтение (глава 24):

 

1. Исхода чтение

Рече Господь к Моисею: взыди ко Мне на гору и стани тамо, и дам ти скрижали каменныя, закон и заповеди, яже написах взаконити им. И востав Моисей и Иисус, предстояй ему, взыдоша на гору Божию. И старцем рече: безмолвствуйте тамо, дондеже возвратимся к вам, и се Аарон и Ор с вами, аще кому прилучится суд, да идут к ним. И взыде Моисей на гору, и покры облак гору. И сниде слава Божия на гору Синайскую, и покры ю облак шесть дней, и призва Господь Моисея в день седмый из среды облака. Видение же славы Господни, яко огнь, паля на версе горы, прямо сынов Израилевых. И вниде Моисей посреде облака, и взыде на гору, и бе тамо на горе, четыредесять дней и четыредесять нощей.

 

 

Сказал Господь Моисею: "Взойди ко Мне на гору и стань там; и дам тебе скрижали каменные, и закон, и заповеди, которые Я написал в законоположение им". И, встав, Моисей и Иисус, помощник его, взошли на гору Божию; и старейшинам сказали: "Пребудьте здесь в покое, пока мы не возвратимся к вам; и вот, Аарон и Ор с вами; если у кого случится тяжба, пусть приходят к ним". И взошел Моисей на гору, и покрыло облако гору, и сошла слава Божия на гору Синай. И покрывало её облако шесть дней, и призвал Господь Моисея в день седьмой из среды облака. Вид же славы Господней был как огонь пылающий на вершине горы пред лицом сынов Израилевых. И вошел Моисей в средину облака, и взошел на гору; и был там на горе сорок дней и сорок ночей.   Исх 24:12–18

 

Исхода чтение (главы 33 – 34):

 

2. Исхода чтение

Во днех онех, глагола Господь к Моисею лицем к лицу, яко аще бы кто возглаголал к своему другу, и отсылашеся в полк; слуга же Иисус, сын Навин, юноша не исхождаше из скинии. И рече Моисей ко Господу: се Ты мне глаголеши, изведи люди сия, Ты же не явил ми еси, егоже послеши со мною. Ты же мне рекл еси: вем тя паче всех, и благодать имаши у Мене. Аще убо обретох благодать пред Тобою, яви ми Самаго Тебе разумно, да вижу Тя: яко да обрет буду благодать пред Тобою, и да разумеют, яко людие Твои язык сей.

 

(В те дни) говорил Господь с Моисеем лицом к лицу, как если бы кто говорил со своим другом; и он удалялся в стан; служитель же его, Иисус, сын Навин, юноша, не отходил от скинии. И сказал Моисей Господу: "Вот, Ты мне говоришь: Выведи этот народ; а не открыл Ты мне, кого пошлешь со мною; но Ты мне сказал: Я знаю тебя ближе всех, и ты имеешь благоволение у Меня. Итак, если я обрел благоволение пред Тобою, покажи мне Себя Самого, дабы я воочию увидел Тебя, чтобы мог я обрести благоволение в очах Твоих; и чтобы я познал, что Твои люди – этот [великий] народ".

И глагола ему Господь: Аз Сам предыду пред тобою и упокою тя. И рече к Нему Моисей: аще Сам Ты не шествуеши с нами, да не изведеши мя отсюду. И како ведомо будет воистинну, яко обретох благодать у Тебе, аз же и людие Твои, точию идущу Ти с нами? И прославлен буду аз же и людие Твои паче всех язык, елицы суть на земли. Рече же Господь к Моисею: сие слово твое, еже рекл еси, сотворю, обрел бо еси благодать предо Мною, и вем тя паче всех. И глагола Моисей: покажи ми славу Твою. И рече: Аз предыду пред тобою славою Моею и воззову о имени Моем, Господь пред тобою. И помилую, егоже аще милую, и ущедрю, егоже аще щедрю. И рече: не возможеши видети лице Мое: не бо узрит человек лице Мое, и жив будет. И рече Господь: се место у Мене, и станеши на камени, дондеже убо прейдет слава Моя, и положу тя в разселине камене, и покрыю рукою Моею над тобою, дондеже мимоиду. И отыму руку Мою, и тогда узриши задняя Моя, лице же Мое не явит ти ся.

 

И говорит ему Господь: "Я Сам пойду пред тобою и упокою тебя". И сказал Ему: "Если Ты Сам не пойдешь с нами, то и не выводи меня отсюда. И как будет известно поистине, что обрели благоволение у Тебя и я, и народ Твой, если не по тому, что Ты пойдешь с нами? И будем тогда прославлены и я, и народ Твой более всех племен, сколько их есть на земле". Сказал же Господь Моисею: "И это слово, которое сказал ты, исполню тебе, ибо обрел ты благоволение в очах Моих, и Я знаю тебя ближе всех". И говорит Моисей: "Покажи мне славу Свою". И сказал: "Я пройду пред тобою во славе Моей и назову имя "Господь" пред тобою; и кого буду миловать – помилую, и кого буду жалеть – пожалею!" И сказал: "Не сможешь ты увидеть лица Моего: ведь не может человек увидеть лицо Мое и жить". И сказал Господь: "Вот место у Меня, и стань здесь на скале; когда же будет проходить слава Моя, Я и помещу тебя в отверстии скалы, и покрою рукою Моей над тобою, доколе не пройду; и сниму руку Мою, и тогда ты увидишь то, что сзади у Меня, а лицо Моё не будет видимо тебе".

И утреневав, Моисей заутра взыде на гору Синайскую, якоже глагола ему Господь. И сниде Господь во облаце, и предста Ему тамо Моисей, и призва именем Господним. И мимоиде Господь пред лицем его, и призва: Господь Бог Щедр и Милостив, Долготерпелив, и Многомилостив, и Истинен. И потщався Моисей, приник на землю, поклонися Господеви.

 

 

И, встав на рассвете, Моисей рано утром взошел на гору Синай, как назначил ему Господь. И сошел Господь в облаке, и предстал Ему там (Моисей), и призвал имя Господне. И прошел Господь пред лицом его и воззвал: "Господь, Бог сострадательный и милостивый, долготерпеливый и многомилостивый и истинный!" И поспешил Моисей приникнуть к земле и поклонился Господу.    Исх 33:11–23; 34:4–6, 8

 

Царств третиих чтение (глава 19):

 

3. Третьей книги Царств чтение

Во днех онех, прииде Илия в Вирсавию, яже есть земля Иудова, и остави отрочища своего тамо. И сам пойде в пустыню путь дне, и прииде, и седе под смерчием, и успе, и сон виде тамо, под садом. И се некий прикоснуся ему, и рече ему: востани, яждь и пий. И воззре Илия, и се при возглавии его опреснок ячменный и корчаг воды; и воста, и яде, и пит, и, обращься, успе.

 

В те дни приходит Илия в Вирсавию, которая в земле Иуды, и оставил он отрока своего там. И сам прошел в пустыне путь дневной, и пришел, и сел под можжевельником. И лег, и уснул там, под тем растением. И вот, некто коснулся его и сказал ему: "Встань, ешь и пей!" И взглянул Илия, и вот, у головы его лепешка из полбы и кувшин воды. И встал он, и поел и напился; и, повернувшись, заснул.

И обращся Ангел Господень вторицею, и коснуся его, и рече ему: востани, яждь и пий, яко мног от тебе путь. И воста, и яде, и пит, и иде в крепости яди тоя четыредесять дней и четыредесять нощей до горы Хоривския. И вниде тамо в пещеру, и вселися в ней. И се глагол Господень к нему, и рече ему Господь: изыди и стани на горе пред Господем. И се Господь мимоидет, и дух велий и крепок разоряя горы, и сокрушая камение пред Господем: и не в дусе Господь. И по дусе трус, и не в трусе Господь. И по трусе огнь, и не во огни Господь. И по огни глас хлада тонка, и тамо Господь.

 

И возвратился Ангел Господень во второй раз, и коснулся его, и сказал: "Встань, и ешь, и пей, ибо долгий пред тобою путь". И встал он, и поел, и напился; и прошел, укрепившись тою пищей, сорок дней и сорок ночей до горы Хорива. И вошел он там в пещеру, и остановился в ней. И вот, было слово Господа к нему, и сказал ему Господь: "Выйди и стань на горе пред лицом Господним; и вот, Господь пройдет; и ветер великий и сильный, раскалывающий горы и сокрушающий скалы пред Господом, но не в ветре Господь; и после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь; (и после землетрясения огонь, но не в огне Господь;) и после огня звук легкого дуновения, и там Господь".

И бысть, яко услыша Илия, покры лице свое милотию своею, и изыде, и ста близ пещеры. И рече Господь к нему: иди и возвратися в путь твой, и пойдеши в путь пустыни Дамасковы, и помажеши Елиссея, сына Асафатова, вместо тебе пророка.

 

 

 

И было, когда услышал это Илия, закрыл он лицо своё милотью своею, и вышел, и стал у пещеры. И сказал Господь ему: "Иди и возвращайся на путь свой; и придешь на путь пустыни Дамасской, и помажешь Елисея, сына Сафатова, в пророка вместо себя".   3 Цар 19:3–9, 11–13, 15–16

 

 

На литии стихиры самогласны, глас 2:

 

Стихиры на литии самогласные, глас 2

Иже Светом Твоим всю вселенную освятив, / на горе высоце преобразился еси, Блаже, / показав учеником Твоим силу Твою, / яко мир избавляеши от преступления. / Темже вопием Ти: / Милосерде Господи, спаси души наша.

 

Светом Своим всю вселенную освятивший, / на горе высокой преобразился Ты, Благой, / показав ученикам Своим могущество Свое, / ибо Ты мир избавляешь от преступления. / Потому мы взываем Тебе: / "Милосердный Господи, спаси души наши!"

Иже на горе Фаворстей преображся во славе, Христе Боже, / и показав учеником Твоим славу Твоего Божества, / озари и нас светом Твоего разумения / и настави на стезю заповедей Твоих, / яко един Благ и Человеколюбец.

 

На горе Фавор преобразившийся во славе, Христе Боже, / и показавший ученикам Твоим славу Твоего Божества, / озари и нас светом Твоего познания / и направь на путь заповедей Твоих, / как единый Благой и Человеколюбец!

Иже прежде солнца Свет Христос / телесне на земли жительствуя / и прежде Креста вся, яже страшнаго смотрения, совершив боголепно, / днесь на Фаворстей горе, / тайно Троицы образ показуя, / изящныя три ученики, / Петра, и Иакова, и Иоанна, на ню возвел еси наедине / и, мало скрыв плоти восприятие, / преобразился еси пред ними, / являя началообразныя доброты благолепие / и то не всесовершенно: / ово извествуя тыя, вкупе и щадя, / да не како со зраком и еже жити погубят, / но яко можаху вмещати, телесныма очима стерпяще. / И пророков верховныя, Моисея и Илию, привел еси, / непрекословне свидетельствующия Его Божество / и яко Той есть истинное Отеческаго Существа сияние, / господствуяй живыми и мертвыми. / Тем и облак, якоже сень, объят их, / и глас свыше Отеч / из облака шумно предсвидетельствующ и глаголющ: / Сей есть, Егоже нетленно из чрева прежде денницы родих, / Сын возлюбленный Мой, / Егоже послах спасти / во Отца и Сына и Духа Святаго крещаемыя / и исповедающия верно, / яко нераздельна есть едина держава Божества, / Того послушайте. / Сам убо, Человеколюбче Христе Боже, / и нас озари Светом неприступныя Твоея славы / и достойны покажи наследники / безконечнаго Царствия Твоего, яко Преблаг.

 

Свет, бывший прежде солнца, Христос, / живя во плоти на земле / и прежде Креста все, относящееся к Своему повергающему в трепет замыслу, / совершив, как подобает Богу, / в сей день на горе Фавор / таинственно показывает образ Троицы, / трех совершеннейших из учеников, / Петра, и Иакова, и Иоанна, / с Собою на нее возводя наедине. / И, отчасти сокрыв принятую плоть, / преобразился перед ними, / являя совершенство первоначальной красоты, / хотя и не со всею полнотою, / одновременно удостоверяя их, но также и щадя, / да не лишатся и зрения, и жизни, / и лишь насколько могли они вмещать / и телесные их очи выносили. / И величайших из пророков, Моисея и Илию, привел, / согласно свидетельствующих о Его Божестве, / и что Он – истинное Сияние сущности Отца, / владычествующий над живыми и над мертвыми. / Потому и облако, как шатер, покрыло их, / и глас Отца раздался свыше / из облака громогласно свидетельствующий и говорящий: / "Это Тот, Кого Я родил не по земным законам / из чрева прежде утренней звезды, / Сын возлюбленный Мой, / Кого Я послал спасти / во имя Отца, и Сына, и Духа Святого принимающих крещение / и исповедующих с верою, / что нераздельна единая власть Божества, / Его послушайте!" / Ты же Сам, Человеколюбец Христе Боже, / и нас озари Светом неприступной Твоей славы / и достойными наследниками покажи / бесконечного Царства Твоего, как Преблагой!

Слава, глас 5:

Приидите, взыдем на гору Господню / и в дом Бога нашего / и узрим славу преображения Его, / славу яко Единороднаго от Отца, / светом приимем Свет / и, возвышени бывше духом, / Троицу единосущную воспоим во веки.

 

Слава, глас 5

Придите, взойдем на гору Господню / и в дом Бога нашего / и увидим славу преображения Его, / славу как Единородного от Отца; / светом примем Свет / и, возвышенные духом, / Троицу Единосущную будем воспевать вовеки.

И ныне, глас тойже:

Закона и пророков / Тя, Христе, Творца и Исполнителя свидетельствоваша, / зряще во облаце, / Моисей Боговидец и Илия огнеколесничник / и неопальный небошественник / в преображении Твоем. / С нимиже и нас Твоего просвещения сподоби, Владыко, / пети Тя во веки.

 

 

 

И ныне, глас тот же

О Тебе, Христе, / как о Закона и пророков Творце и Исполнителе, / засвидетельствовали, видя Тебя во облаке при Твоем преображении, / Моисей Боговидец и Илия, / на огненной колеснице неопалимым на небеса восшедший. / С ними и нас Твоего просвещения удостой, Владыка, / чтобы нам воспевать Тебя вовеки.

 

 

На стиховне стихиры самогласны, глас 1:

 

Стихиры на стиховне самогласные, глас 1

Иже древле с Моисеом глаголавый на горе Синайстей образы, / Аз есмь, глаголя, Сый, / днесь на горе Фаворстей преображся пред ученики, / показа началообразную доброту зрака, / в Себе восприим человеческое существо, / и таковыя благодати свидетели поставль – Моисея и Илию, / общники творяше веселия, / провозвещающия славное Креста ради / и спасительное воскресение.

 

Тот, Кто в древности беседовал / с Моисеем на горе Синае посредством образов, / говоря: "Я – вечно Существующий", / в сей день на горе Фавор преобразившись пред учениками, / показал первоначальную красоту Божия образа / в воспринятой на Себя человеческой природе / и, поставив свидетелями такой благодати Моисея и Илию, / сделал их участниками радости, / предрекающими завершение Твоего служения через Крест / и спасительное Воскресение.

Стих: Твоя суть небеса, / и Твоя есть земля.

 

Стих: Твои – небеса, / и Твоя – земля.   Пс 88:12А

Твоего Единороднаго Сына провидев Духом / плотское к человеком пришествие, / Богоотец Давид издалеча к веселию созывает тварь / и пророчески взывает: / Фавор и Ермон о Имени Твоем возрадуются. / На сию бо возшед гору, Спасе, со ученики Твоими, / очерневшее Адамово естество, / преображся, облистати паки сотворил еси, / претворив е в Твоего Божества славу же и светлость. / Темже вопием Ти: / Содетелю всяческих, Господи, слава Тебе.

 

Твое, Единородного Сына, пришествие / во плоти к людям предвидя Духом, / Богоотец Давид издалека к веселью созывает все творение / и пророчески восклицает: / "Фавор и Ермон о имени Твоем возрадуются". / Ибо, взойдя на эту гору с учениками Твоими, / Ты, Спаситель, потемневшее Адамово естество, / преобразившись, вновь блистающим соделал, / претворив его в славу и сияние Твоего Божества. / Потому мы взываем Тебе: / "Создатель всего, Господи, слава Тебе!"

Стих: Фавор и Ермон / о Имени Твоем возрадуетася.

 

Стих: Фавор и Ермон / о имени Твоём возрадуются.   Пс 88:13Б

Неодержимое Твоего светолития, / и неприступное Божества, / зряще апостолов лучшии, / на горе Преображения, Безначальне Христе, / Божественным изменишася ужасом / и, облаком осиявшеся светлым, / глас слышаху Отеч, извествующ таинство Твоего вочеловечения, / яко един еси и по воплощении, / Сын Единородный / и Спас мира.

 

Нестерпимое излияние Твоего света / и неприступное Божество, Безначальный Христе, / созерцая на горе преображения, / избранные из Апостолов изменились Божественным восторгом / и, облаком светлым озаренные, / слышали отеческий глас, / подтверждающий таинство Твоего вочеловечения, / что Ты – Един и по воплощении, / Сын Единородный и Спаситель мира.

Слава, и ныне, глас 6:

Петру, и Иакову, и Иоанну, / лучшим учеником Твоим, Господи, / днесь показал еси на горе Фаворстей / славу Божественнаго Твоего зрака: / видяху бо ризы Твоя, облиставшия, яко свет, / и лице Твое паче солнца, / не терпяще зрети нестерпимое Твоего сияния, / на землю низпадаху, / никакоже зрети могуще. / Глас же слышаху, свидетельствующ свыше: / Сей есть Сын Мой возлюбленный, / пришедый в мир спасти человека.

 

 

Слава, и ныне, глас 6

Петру, и Иоанну, и Иакову, / избранным ученикам Твоим, Господи, / в сей день показал Ты на горе Фаворе / славу Божественного Твоего облика: / ибо видели они одежды Твои, засиявшие, как свет, / и лицо Твое – ярче солнца; / и не вынося созерцания нестерпимого Твоего блеска, / на землю падали, совсем не в силах смотреть. / Голос же слышали, свидетельствующий свыше: / "Это – Сын Мой возлюбленный, / пришедший в мир спасти человека!"

 

На благословении хлебов, тропарь, глас 7:

Преобразился еси на горе, Христе Боже, / показавый учеником Твоим славу Твою, / якоже можаху, / да возсияет и нам, грешным, / Свет Твой присносущный / молитвами Богородицы, / Светодавче, слава Тебе. (3)

 

Тропарь, глас 7

Преобразился Ты на горе, Христе Боже, / показав ученикам Твоим славу Твою, / насколько это было для них возможно. / Да воссияет и нам, грешным, / свет Твой вечный, / по молитвам Богородицы; / Податель света, слава Тебе! (3)

И чтение праздника.

 

 

 

azbyka.ru

Коротко о празднике: Преображение - Православный журнал "Фома"

В нашей рубрике «Коротко о празднике» мы будем рассказывать о двунадесятых праздниках Русской Православной Церкви.

 

Что мы знаем о празднике

Дата: 19 августа
Статус: двунадесятый праздник

Событие: мы вспоминаем евангельское событие, когда на горе Фавор апостолы Иоанн, Петр и Иаков увидели Христа во всей Его Божественной, вечной славе.

 

История:

Приближались последние дни земной жизни Христа. Впереди — торжественный вход в Иерусалим, Тайная Вечеря, смерть на Кресте и Воскресение. Накануне этих страшных и великих дней Господь впервые прямо спросил своих учеников, за кого они Его считают. Тогда Петр твердо и без колебаний ответил: Ты — Христос, Сын Бога Живаго (Мф 16:16), выразив мнение всех апостолов. Значимость его слов заключалась в том, что до этого Сам Иисус никак явно не открывал перед ними Свою Божественную природу, ради того чтобы апостолы уверовали в Него как в Бога не вынужденно, а свободно. Ведь Он мог открыться перед учениками во всем Своем величии и славе уже в самом начале проповеди, но тогда апостолы исповедовали бы Иисуса как Бога просто из страха, под впечатлением от открывшегося перед ними.

Тогда же Господь, начиная «настраивать» апостолов к предстоящим событиям, сказал, что Ему должно идти в Иерусалим и много пострадать от старейшин и первосвященников и книжников, и быть убиту, и в третий день воскреснуть (Мф 16:21). Слова эти так опечалили апостолов, что Петр даже стал прекословить Учителю: будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою! (Мф 16:22).
По прошествии нескольких дней Господь, взяв с собой Петра, Иакова и Иоанна, поднялся на гору Фавор, чтобы помолиться. И когда они оказались на вершине, Христос преобразился перед ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет (Мф 17:1–2). При этом явились два великих ветхозаветных пророка — Илия и Моисей, которые беседовали с Господом о Его будущих страданиях и смерти (Лк 9:31).

На гору опустилось светлое облако, из которого раздался голос Бога Отца: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте (Мф 17:5). Апостолы в ужасе упали на землю.

Когда же они услышали слова, обращенные к ним: встаньте, не бойтесь (Мф 17:7), и поднялись, то ветхозаветные пророки и облако уже скрылись, а перед ними стоял их Учитель — уже не сияющий ослепительным светом.

Так Спаситель приоткрыл апостолам Свою Божественную природу, укрепив их в вере перед Своими грядущими мучениями и смертью на Голгофе и показав каждому, кто последует за Ним, тот свет, которым он преобразится в Царствии Небесном.

 

Икона праздника

Пророки Моисей и Илия — главные пророки Ветхого Завета. Моисей умер, не достигнув земли обетованной, Илия был взят на небо живым. Их явление, пишет Златоуст, означало, что «Христос имеет власть над жизнью и смертью, владычествует над небом и землей».

Гора Фавор — пологая.
Скалы на иконе — символ духовного восхождения верующего к Богу, а также образ крепкой, как камень, веры.

Апостолы, ослепленные светом, лежат на земле. Иаков и Иоанн закрывают рукой лицо, не смея взирать на Преображенного Спасителя, и только Петр смотрит на Христа, готовясь произнести слова: «Наставник! хорошо нам здесь быть».

Мандорла — круг света вокруг Христа, символ Божественной славы и величия.

Лучи света, исходящие от фигуры Христа — образ света Преображения: Одежды Его сделались блистающими, весьма белыми, как снег, как на земле белильщик не может выбелить (Мк 9:3).

 

Фаворский свет — свет Божественной славы, которым просияло лицо Христа во время Преображения. В XIV веке возник богословский спор о том, что это был за свет — тварный или нетварный. В итоге восторжествовала позиция святого Григория Паламы, который писал, что ученики Христа «видели, и видели доподлинно, то нетварное и Божественное Сияние, тогда как [Сам] Бог пребывал незримым в [Своей] пресущественной Сокрытости». И так как Сам Христос этим светом освятил человеческую природу, то и каждый уверовавший в Спасителя человек, по учению Церкви, может также сподобиться своего личного Преображения, восприняв нетварный, Фаворский свет. Таков величайший смысл этого двунадесятого праздника.Феофан Грек, знаменитый русский иконописец XIV века, написал одну из самых известных икон Преображения Господня. Сейчас она хранится в Третьяковской галерее.

Фаворский свет в палитре Феофана Грека будто бы «материализовался», вспышками присутствуя на каждом изображении.
На миниатюре Лицевого летописного свода Феофан Грек и Семён Чёрный расписывают церковь Рождества Богородицы в Москве.

 

7 фактов о празднике Преображения:

Поделиться результатом:

Пожалуйста, поделитесь этим тестом, чтобы просмотреть свои результаты.

Facebook

 СЫГРАТЬ ЕЩЁ !

foma.ru


Смотрите также